Всё о минерально-сырьевой базе
и недропользовании в России
Обложка журнала
  • Возбудитель вибрации усилием 30 тс
  • Рабочий диапазоне частот от 1 до 250 Гц
  • Усилие прижима опорной плиты 29000 кг
  • Возможность работы с системами управления всех типов
  • Возможность передвижения по дорогам общего пользования при установке узких шин
  • Система видеоконтроля работы возбудителя вибрации и движения задним ходом
  • Рабочий диапазон температур от -40 до + 45 °С
  • Арктическое исполнение – для условий Крайнего Севера
  • Тропическое исполнение – для сухого и жаркого климата
  • Эвакуационный люк
  • Максимальная скорость движения 38 км/ч
  • Дорожный просвет 520 мм
  • Дополнительные опции по согласованию с заказчиком
  • Гибкие инженерные решения под индивидуальные требования
Обложка журнала

УДК 553.98 (571.66)
Особенности размещения углеводородов на Западной Камчатке и прилегающем шельфе: прогноз перспективных объектов поисковых работ*
* Статья публикуется в порядке дискуссии.

 

О.А. Корчагин (АО "Росгеология", Москва)

Олег Анатольевич КОРЧАГИН, заместитель директора дирекции геологии на углеводородное сырье, член-корреспондент РАЕН, кандидат геолого-минералогических наук

 

Приведен краткий анализ геолого-геофизической изученности Западной Камчатки и прилегающего шельфа, обозначены основные проблемы изучения нефтегазоносности рассматриваемой территории.
Представлены результаты анализа распространения скоплений углеводородов и обстановок геодинамического сжатия литосферы на глубинах 1-50 км, оцененных по оригинальной методике расчетов с использованием данных по землетрясениям.
Сделаны выводы о пространственной приуроченности залежей и проявлений углеводородов в регионе к обстановкам низкого, реже среднего геодинамического сжатия.
Даны рекомендации по перспективности выявленных локальных структур и участков нефтегазоносных районов с точки зрения обстановок геодинамического сжатия и с учетом   распространения фациальных комплексов ковачинской нефтегазоматеринской толщи, а также рекомендации по последовательности и видам дальнейших геолого-разведочных работ на углеводородное сырье.
Ключевые слова: углеводороды; геодинамическое сжатие; прогноз перспективности локальных структур; Западная Камчатка и шельф; направления геолого-разведочных работ.

 

На Западной Камчатке поиски углеводородов (УВ) ведутся в Колпаковском, Ичинском прогибах, Воямпольской впадине и на шельфе, в Западно-Камчатском прогибе. Всего здесь выполнено более 36560,1 пог. км сейсморазведочных работ МОГТ 2D, из них 13956 пог. км на шельфе и 22604,1 пог. км – на суше (рис. 1, таблица). На Сухановской, Крутогоровской и Первоочередной площадях Западно-Камчатского прогиба, проведена сейсморазведка МОГТ 3D. В пределах Западно-Камчатской нефтегазоносной области пробурено около 100 скважин глубиной до 3200 м, общим объемом 84,1 км.

В Колпаковском прогибе открыто 4 месторождения газа и газоконденсата: Кшукское (1980), Нижне-Квакчикское (1985), Средне-Кунжикское (1986), Северо-Колпаковское (1988). Проявления углеводородов установлены на 8 структурах в Колпаковском и Ичинском прогибах: Шапиро, Озерная, Междуреченская, Лиманская, Тхуклукская, Кононская, Тваянская, Северная. На Восточной Камчатке известно проявление нефти Богачевское (1921).

По Западной Камчатке и прилегающему шельфу выполнены крупные обобщения по геологии и тектонике (1-11), проведен значительный объем стратиграфических и палеогеографических исследований (12-14), дана оценка перспектив нефтегазоносности и ресурсному потенциалу углеводородов (15-24).

По результатам проведенных геолого-геофизических исследований на Западной Камчатке и прилегающем шельфе выявлено 190 локальных перспективных на УВ структур, из них 140 – на суше и 50 – на шельфе. Число выявленных структур, их местоположение и контуры у разных авторов существенно различаются [16, 24, 25].

Плотность локализации структурных объектов в Колпаковском прогибе составляет 0,05, в Ичинcком – 0,06, в Воямпольской впадине – 0,06, в Западно-Камчатском прогибе – 0,15, плотность локализации неструктурных (стратиграфических) ловушек не определена (см. таблицу).

Осадочный чехол Западной Камчатки и прилегающего шельфа сложен кайнозойскими (палеоген-неогеновыми отложениями) терригенными, вулканогенными, вулканогенно-кремнистыми, вулканогенно-осадочными, угленосными и сложно построенными клиноформными комплексами с многочисленными несогласиями и перерывами в осадконакоплении. Мощность осадочного чехла местами достигает 10 км.

Чехол сильно многократно и неравномерно дислоцирован. В его составе отсутствуют региональные флюидоупоры, свойственна невыдержанность по простиранию коллекторов. Нефтегазоматеринскими толщами считаются терригенные образования эоцена-олигоцена (ковачинская, снатольская свиты), а также кремнистые и кремнисто-глинистые породы более верхних интервалов разреза. По результатам бурения скв. Первоочередная 1 на шельфе и геохимического анализа пород в естественных обнажениях Западной Камчатки в напанской и снатольской свитах намечено 4 зоны нефтенакопления, в вивентекско-утхолокской и кулувенской свитах – 2 зоны, в этолонской и эрмановской свитах – 1 зона [24].

Залежи УВ приурочены к 3 интервалам промышленной нефтегазоносности: снатоль-ковачинскому, гакхинско-утхолокскому и этолонско-эрмановскому (см. рис. 1). Залежи газа и газоконденсата встречены на глубинах 1200-3200 м, проявления УВ приурочены к 4 интервалам глубин: 500-1000, 1200-1800, 2100- 2400, 2900-3050 м, их максимальное число связано с глубинами 500-1000 м.

Залежи газа и газоконденсата в снатоль-ковачинском и гакхинско-утхолокском интервалах тяготеют к угловым и стратиграфическим несогласиям, перерывам в осадконакоплении, в этолонско-эрмановском интервале нефтегазоносности имеются смешанные генетические типы залежей, приуроченные как к сводовым частям пологих брахиантиклинальных складок, так и к ловушкам стратиграфического (фациального) типа (см. рис. 1). Большое число проявлений УВ на пробуренных структурах приурочено к самой верхней части разреза – ильинской, какертской и этолонской свитам, весьма значильное число проявлений УВ связано с самой нижней частью изученного разреза – с отложениями кунунской свиты верхнего мела. Также имеются проявления УВ в снатольской, гаткинской и утхолокской свитах.

Все месторождения и проявления УВ расположены на участках мелководного шельфа ковачинской свиты, одной из нефтематеринских толщ, палеогеографические реконструкции для которой приведены в работе [16].

Признаки, свойственные сдвиговым (пулл-апартовым) структурам [26], широко проявлены в Колпаковском, Ичинском и Западно-Камчатском прогибах. К ним относится крупный левосторонний сдвиг, простирающийся с юго-востока на северо-запад через Западно-Камчатский прогиб от крутогоровского разлома на суше в сторону Крутогоровской структуры на шельфе [21]. Также весьма важным признаком пулл-апартовой структуры является повышенная плотность локальных разрывных и складчатых нарушений в Колпаковском, Ичинском прогибах и на шельфе, в Западно-Камчатском прогибе, по отношению к прилегающим районам. Кроме того, следует отметить присутствие многочисленных отрицательных цветковых структур в центральной части Западно-Камчатского прогиба и диапировых (или близкие к ним) складок в его юго-восточной части. Обращает на себя внимание и разнонаправленность тектонических движений, восстановленных по асимметрии антиклинальных складок, в Западно-Камчатского прогибе: на юге, в "Центральной" зоне деформаций, преобладали тектонические движения с запада на восток, со стороны Охотского моря в сторону Камчатки, в центральной и северной частях, в "Крутогоровской", "Инушской", "Предморошечной" зонах деформаций, напротив, тектонические движения проявились с востока на запад, со стороны Камчатки в сторону Охотского моря (рис. 2А, Б).

Как единая сдвиговая (пулл-апартовая) структура Колпаковский, Ичинский прогиб и прилегающий к ним Западно-Камчатский прогиб на шельфе обособились в самостоятельный седиментационный бассейн по крайней мере с эоцена (ковачинское время). На это указывает совпадение их простираний и контуров с простиранием и контурами глубоководных фаций ковачинской свиты, показанных на карте палеогеографических реконструкций [16].

Таким образом, изучение нефтегазоносности Западной Камчатки и прилегающего шельфа осуществлялось крайне неравномерно, в разное время, разными коллективами и методами. Остались неизученными сейсморазведкой регионального этапа некоторые районы Колпаковского прогиба, отдельные участки Ичинского прогиба и Воямпольской впадины, а также транзитная зона шириной 5-50 км и протяженностью около 500 км.

Ввиду того, что сейсморазведка на суше и на шельфе проводилась в разное время разными коллективами, при интерпретации данных использованы разные стратиграфические и сейсмостратиграфические схемы расчленения и корреляции. В одних схемах выделяется до 11 сейсмогоризонтов [19], в других – 5-6, что сказывается на точности и достоверности структурных построений, приводит к их неоднозначности и, соответственно, местоположения, контуров и размеров выявленных локальных структур. Отсутствуют сведения о возрасте, составе и строении акустического фундамента, нет точных данных о возрасте, составе, строении и распространении тафрогенного комплекса, нет сложившегося мнения о магнитном фундаменте (магнитовозмущающей поверхности). Нет прямых материалов о составе и петрофизических характеристиках отложений на глубинах более 3000 м. Не сложились единые представления о тектоническом строении и истории геологического развития региона.

Сказанное затрудняет объективную оценку ресурсного потенциала Западной Камчатки и прилегающего шельфа, определение перспективности отдельных районов и структур, планирование и последовательное ведение геолого-разведочных работ на углеводородное сырье.

 Геодинамические напряжения и локализация углеводородов

В основу приведенного ниже анализа положена оригинальная методика расчета данных по пространственному и глубинному распределению очагов 18616 землетрясений на глубинах 5-700 км в Охотоморском регионе, наблюденные в период 1960-2013 гг., представления о геодинамической расслоенности литосферы [27] и модель определения зон поддвига одной литосферной плиты под другую (слэб) по увеличению глубин очагов землетрясений (зоны Заварицкого-Беньофа) [28].

В заданных интервалах глубин литосферы (1-5, 5-10, 10-20, 20-50 км) выделялись гипотетические поверхности, где прослеживается тенденция увеличения глубин землетрясений. Линии "схождения" таких поверхностей для каждого интервала глубин определялись как линии "сжатия", линии "расхождения" идентифицировались как линии "растяжения". Затем после суммирования определялась плотность сжатия (геодинамического сжатия) и, соответственно, плотность растяжения (геодинамического растяжения), измеряемые в условных единицах (км/км2). Аналогичным образом определись и плотности геодинамических сдвиговых деформаций (геодинамических сдвигов).

Многие тектонические элементы, в особенности крупные разломы на картах мелкого масштаба, нашли отражение в построенных по описанной методике полях геодинамического сжатия [6].

Сравнительный анализ полей геодинамического сжатия и распределение месторождений УВ в этом регионе показал уверенную приуроченность последних к обстановкам среднего и низкого сжатия [28]. Примечательно, что на двух (Баутинской и Аяшской) из нескольких локальных структур, приуроченных к обстановкам низкого геодинамического сжатия и рекомендованных в качестве первоочередных объектов поисковых работ на УВ на восточном шельфе Сахалина [28], в 2018 г. были открыты месторождения Тритон и Нептун.

Необходимо отметить, что явных совпадений геологических структур и распределения месторождений УВ с полями геодинамического растяжения не наблюдается.

По описанной методике были рассчитаны и построены поля геодинамического сжатия для Камчатки и прилегающих территорий (рис. 2А-В). Поля геодинамического сжатия в южной части Камчатки шириной 80-100 км имеют северо-западное (алеутское) простирание и "рассекают" ее в поперечном направлении. Поля геодинамического сжатия вдоль Тихоокеанского побережья Камчатки, а также на Западной Камчатке и прилегающем шельфе обладают удлиненной узловато-овальной конфигурацией при ширине 70-80 км (реже 120-150 км), вытянуты в северном и северо-восточном направлениях с максимальным сжатием в осевой части и окраинными зонами среднего и низкого сжатия. Минимальные значения сжатия или участки отсутствия сжатия показаны белым цветом (см. рис. 2А-В).

При сравнении тектонических структур, (разломов I и II порядков), показанных на тектонических картах и схемах Камчатки и прилегающего Западно-Камчатского прогиба [1, 6], с полями геодинамического сжатия обнаружено много совпадений. В полях геодинамического сжатия на Камчатке прослеживаются разломы или зоны дислокаций поперечного (алеутского) простирания, например Сопочно-Жупановский глубинный разлом, Петропавловск-Камчатская глубинная шовная зона, зона поперечных дислокаций [1], вдоль западного побережья Камчатки – глубинный разлом субмеридионального простирания [6].

Таким образом, на Камчатке, как и на Сахалине, имеются случаи совпадения простирания и контуров разрывных нарушений, показанных на мелкомасштабных схемах и тектонических картах с полями геодинамического сжатия. Можно предполагать, что поля геодинамического сжатия отражают геодинамическое состояние структур литосферы в данный момент времени, и совпадающие с ними разломы по происхождению связаны с обстановками сжатия. Изложенные наблюдения также свидетельствуют о том, что в настоящее время в южной части Камчатки в виде широкой полосы доминируют напряжения северо-западного (алеутского) простирания, тогда как вдоль Тихоокеанского побережья Камчатки, на Западной Камчатке и в Западно-Камчатском прогибе – меридионального или северо-восточного простирания.

В Колпаковском прогибе максимальное сжатие свойственно восточной и северо-восточной частям, низкие и средние обстановки сжатия присущи южной, юго-западной и западной частям, минимальное сжатие с обстановки растяжения в виде неширокой полосы охватывает южную и юго-западную окраину прогиба. В Ичинском прогибе, в его северной, восточной и юго-восточной частях, развиты обстановки максимального сжатия, в его центральной части и на западе – обстановки среднего и низкого сжатия, вблизи побережья – обстановки низкого сжатия и растяжения. В Западно-Камчатском прогибе развиваются два очага сжатия – на юге (районы Кисунской и Северо-Облуковинской площадей) и на севере центральной части (район Тундровой площади), на юге Западно-Камчатского прогиба, а также на севере его центральной части развиты обстановки среднего и низкого сжатия, на севере Западно-Камчатского прогиба доминируют обстановки растяжения.

Сравнение полей геодинамического сжатия на Западной Камчатке и прилегающем шельфе с распределением месторождений и проявлений УВ обнаруживает, что месторождения Северо-Колпаковское, Нижне-Квакчикское, Кшукское, а также структуры с притоками УВ Кононская, Междуреченская, Тхуклукская, Лиманская, Озерная приурочены к низким значениям сжатия (см. рис. 2А, Б). Примечательно, что к этой же обстановке низкого сжатия приурочено и проявление нефти Богачевское в Кроноцком заповеднике на Восточной Камчатке (см. рис. 2В).

К обстановкам среднего сжатия приурочено месторождение Среднекунжинское и структуры с притоками УВ Тваянская, Северная, Шапиро (см. рис. 2А).

Таким образом, на Западной Камчатке и прилегающем шельфе 75 % месторождений и проявлений УВ связано с обстановками низкого геодинамического сжатия, 25 % – с обстановками среднего геодинамического сжатия, тогда как в обстановках высокого и максимального сжатия месторождения и проявления УВ не обнаружены.

Исходя из пространственной сопряженности размещения месторождений и проявлений УВ на Западной Камчатке с обстановками низкого и среднего сжатия проведена оценка перспективности на обнаружение месторождений и проявлений УВ в выявленных 190 локальных структурах.

В Колпаковском и Ичинском прогибах к обстановкам низкого сжатия, идентичных тем, в которых располагаются месторождения Северо-Колпаковское, Нижне-Квакчикское и Кшукское, приурочены 14 локальных структур: Приохотская, Северо-Колпаковская, Нижне-Квакчикская, Садовая, Северо-Кшукская, Лево-Кшукская, Новая, Придорожная, Дорожная, Верхне-Вейберовская, Схумочская, Медленская, Крутогоровская, Скудойская. В Воямпольской впадине к аналогичным обстановкам низкого сжатия приурочено 10 локальных структур, на шельфе, в Западно-Камчатском прогибе – 5 локальных структур. Перечисленные структуры предлагается рассматривать в качестве весьма перспективных объектов первой очереди.

В Колпаковском и Ичинском прогибах к обстановкам среднего сжатия, идентичных тем, в которых располагаются месторождение Среднекунжикское и проявления УВ на структурах Шапиро, Тваянская, Северная, Хамнынская, приурочены структуры Безымянная, Крутогоровская, Лагогская, Восточно-Лагогская, Северо-Лагогская, Низконская, Восточно-Саичикская, Саичикская, Краболов. На шельфе, в Западно-Камчатском прогибе, в аналогичных условиях располагаются 10 локальных структур. Перечисленные структуры предлагается рассматривать как перспективные объекты второй очереди.

Из 190 известных локальных структур, выявленных на Западной Камчатке и прилегающем шельфе, 59 структур (31 % от выявленных) располагаются в благоприятных обстановках геодинамического сжатия: в Колпаковском и Ичинском прогибах – 36 структур, включая 8 структур с притоками УВ и 4 месторождения, в Воямпольской впадине – 10 структур, на шельфе – 15 структур.

Наиболее перспективные на УВ площади, с точки зрения распределения полей геодинамического сжатия, расположены на самом юге, а также юго-западе и западе Колпаковского прогиба, в центре и на западе Ичинского прогиба, на юге и на севере центральной части Западно-Камчатского прогиба.

Можно предполагать, что пространственная сопряженность месторождений и проявлений УВ с обстановками низкого и среднего сжатия литосферы как на Западной Камчатке, так и на Сахалине, обусловлена условиями миграции УВ и их оттоком из нефтегазоматеринских толщ в зонах высокого сжатия к периферии и (или) разрушением покрышек и залежей УВ в обстановках высокого и максимального сжатия.

Изложенные наблюдения также свидетельствуют в пользу того, что обстановки геодинамического сжатия литосферы, построенные в интервале глубин 1-50 км, находят отражение и в самой верхней ее части, а формирование залежей УВ происходит в современную эпоху тектогенеза.

Для формирования залежей УВ, кроме благоприятных геодинамических обстановок, обязательным условием является развитие на территории исследования нефтегазоматеринских толщ, коллекторов и покрышек. В этой связи из 59 структур, расположенных в благоприятных обстановках геодинамического сжатия и помещенных на схему палеогеографических реконструкций ковачинской свиты (одна из нефтегазоматеринских толщ) [16], 55 структур оказались расположенными в благоприятных, а 4 структуры (Первоочередная, Чернореченская-1, Чернореченская-2, Приохотская) – в малоблагоприятных фациальных условиях.

Выводы и рекомендации

На Камчатке, как и на Сахалине, разрывные нарушения первого и второго порядков, отображенные на тектонических картах и схемах мелкого масштаба, хорошо согласуются с полями геодинамического сжатия.

На Камчатке, как и на Сахалине, все известные месторождения и проявления УВ совпадают с обстановками низкого и среднего сжатия. Это обстоятельство предполагает возможность его использования в качестве дополнительного поискового качественного критерия оценки перспективности локальных структур и участков нефтегазоносных бассейнов и районов.

С учетом изложенного, первоочередными геолого-разведочными работами на Западной Камчатке и прилегающем шельфе, в соответствии с методологией ведения геолого-разведочных работ [29], могут быть полевые региональные сейсморазведочные работы на малоизученных участках в Колпаковском прогибе, на Средне-Воровской площади и в Ичинском прогибе.

В Воямпольской впадине и транзитных зонах Колпаковского и Ичинского прогибов шириной до 60 км, протяженностью не менее 280 км (на участках с благоприятными геодинамическими условиями сжатия) целесообразно проведение полевых сейсморазведочных работ МОГТ 2D с выносом профилей на сушу и шельф и увязкой данных морской и сухопутной сейсморазведки.

Представляется необходимым бурение параметрической скважины глубиной более 5 км.

Весьма полезными были бы обобщающие камеральные работы по переобработке и переинтерпретации кондиционных сейсморазведочных данных МОГТ 2D, полученных на шельфе и на суше, единым графом и унифицированным подходом к сейсмостратиграфическому расчленению разреза с целью построения точных структурных планов, выделения локальных структур, оценки их контуров, размеров, ресурсного потенциала, выявления новых структурных объектов.

Особое внимание предлагается уделить выявлению неструктурных (стратиграфических) ловушек, связанных с зонами фациальных выклиниваний отложений вблизи (как сверху, так и снизу) поверхностей угловых и стратиграфических несогласий и клиноформными комплексами.

Также важным была бы постановка тематических и полевых геолого-разведочных работ по изучению и оценке перспектив нефтегазоносности "тафрогенного" комплекса и отложений кунунской свиты верхнего мела.

На первоочередных локальных структурах (Приохотская, Северо-Колпаковская, Нижне-Квакчикская, Садовая, Северо-Кшукская, Лево-Кшукская, Новая, Придорожная, Дорожная, Верхне- Вейберовская, Схумочская, Медленская, Крутогоровская, Скудойская), расположенных в благоприятных геодинамических и палеогеографических (по ковачинской свите) условиях в Колпаковском и Ичинском прогибах, целесообразно осуществить повторный анализ архивных материалов ГИС-скважин по технологии локализации "пропущенных" залежей (АО "ВНИГРИ", АО "Геологоразведка"), провести заверочные сейсморазведочные (МОГТ 2D) и (МОГТ 3D), а также полевые (3D-ЗСБ) электроразведочные работы, оценить возможности повторных переиспытаний ранее пробуренных скважин в пределах перспективных локальных структур. По результатам проведенных работ приступить к поисковому бурению.

Изложенные наблюдения предлагается рассматривать в качестве одного из важных доказательств вывода [30] о влиянии глубинных геодинамических процессов на формирование залежей УВ. Приведенные данные свидетельствуют о необходимости оценки возможности более широкого вовлечения данных по геодинамике, как одного из инновационных направлений, в теорию и практику прогноза обнаружения месторождений УВ, необходимости постановки работ в области физического и численного моделирования воздействия геодинамических процессов на формирование залежей УВ на базе отраслевых, академических научных и образовательных учреждений. Весьма целесообразным представляется использование наблюдений о геодинамических режимах литосферы при планировании региональных геолого-разведочных работ на углеводородное сырье за счет федерального бюджета при ранжировании перспективных участков нераспределенного фонда недр, а также при локальном прогнозе перспективности структурных и неструктурных ловушек УВ на поисковом этапе работ в пределах распределенного фонда недр.

 

Л и т е р а т у р а

1. Смирнов А.В. Тектоника Западной Камчатки // Геотектоника. – 1971. – № 3. – С. 104-117.

2. Геологическая карта СССР. Серия Западно-Камчатская / Под ред. А.Ф. Марченко. – Лист №-57-XIV: м-б 1:200 000. – Л.: ВСЕГЕИ, 1972.

3. Тектоническая карта Камчатской области: м-б 1:1 000 000 / Под ред. М.И. Лебедева, Э.М. Ерешко. – 1978.

4. Гнибиденко Г.С. Связь тафрогенеза с формированием седиментационных бассейнов Охотской плиты // Строение и динамика зон перехода от континента к океану: сб. науч. тр. – М.: Наука, 1986. – С. 126-130.

5. Бурлин Ю.К., Козьянин К.В. Послойные деформации в разрезе Западно-Камчатского прогиба как объект поисков нефти и газа // Геология и геохимия горючих ископаемых. – М.: ВНИИЗарубежгеология, 1995. – С. 188-194.

6. Богданов Н.А., Хаин В.Е. Объяснительная записка к тектонической карте Охотоморского региона: м-б 1:2 500 000. – М.: ИЛОВМ РАН, 2000. – 193 с.

7. Чехович В.Д., Сухов А.Н. О некоторых нерешенных вопросах геологии Западной Камчатки // Западная Камчатка: геологическое развитие в мезозое. – М.: Научный мир, 2005. – С. 195-220.

8. Геологическая карта. Лист №-56-VI (Ичинский): м-б 1:200 000. – 2005.

9. Геологическая карта. Лист №-56-XII (Крутогоровский): м-б 1:200 000. – 2006.

10. Geophysical Atlas of the Sea of Okhotsk, Far East Russia: Integrated seismic, gravity and magnetic interpretation // eds. О. Engen, S. Planke, R. Myklebust, F. Sandnes, E. Frantzen. – VBPR/TGS report, Oslo, 2006. – 116 p.

11. Соловьев А.В. Изучение тектонических процессов в областях конвергенции литосферных плит. Методы трекового и структурного анализа // Труды ГИН РАН. – 2008. – Вып. 577. – 319 с.

12. Эоцен Западной Камчатки / Ю.Б. Гладенков, В.Н. Синельникова, А.Е. Шанцер [и др.]. – М.: Наука, 1991. – 183 с.

13. Нижний палеоген Западной Камчатки (cтратиграфия, палеогеография, геологические события) / Ю.Б. Гладенков, А.Е. Шанцер, А.И. Челебаева [и др.]. – М.: ГЕОС, 1997. – 367 с.

14. Решения рабочих Межведомственных региональных стратиграфических совещаний по палеогену и неогену восточных районов России – Камчатки, Корякского нагорья, Сахалина и Курильских островов. Объяснительная записка к стратиграфическим схемам / Ю.Б. Гладенков, Б.А. Сальников, А.К. Боровцев [и др.]. – М.: ГЕОС, 1998. – 147 с.

15. Опорный разрез кайнозоя Западно-Камчатской структурно-формационной зоны / Ю.Б. Гладенков, А.Ю. Гладенков, С.И. Бордунов [и др.]. – М.: Геокарт, ГЕОС, 2018. – С. 1-202.

16. Разведочный потенциал Западной Камчатки и сопредельного шельфа (нефть, газ) / М.Д. Белонин, Ю.Н. Григоренко, Л.С. Маргулис [и др.]. – СПб.: Недра, 2003. – 120 с.

17. Шеин В.С. Геология и нефтегазоносность России. – М.: ВНИГНИ, 2006. – 774 с.

18. Маргулис Л.С. Нефтегазогеологическое районирование и оценка нефтегазовых ресурсов дальневосточных морей // Нефтегазовая геология. Теория и практика. – 2009. – № 4. – С. 1-17.

19. Геологическое строение шельфа Западной Камчатки по результатам комплексной интерпретации 2D и 3D сейсмических данных / А.Е. Жаров, О.С. Винниковская, О.А. Кровушкина [и др.] // Геомодель-2009: Тез. докл. 11-й междунар. науч.-практ. конф. по проблемам комплексной интерпретации геолого-геофизических данных при геологическом моделировании месторождений углеводородов, 7-10 сентября 2009 г. – Геленджик.

20. Жаров А.Е., Митрофанова Л.И., Тузов В.Ф. Строение, возраст и перспективы нефтегазоносности Западно-Камчатского бассейна по материалам Западно-Сухановской скважины и его сопоставление с другими осадочными бассейнами Северной Охотии // Материалы конф. "Нефть и газ Сахалина". – Южно-Сахалинск, 2011.

21. Харахинов В.В. Нефтегазовая геология Сахалинского региона. – М.: Научный мир, 2010. – 276 с.

22. Возможности открытия новых месторождений углеводородов на шельфах Сахалина и Западной Камчатки / В.В. Харахинов, Д.А. Астафьев, М.А. Калита, О.А. Корчагин [и др.] // Современные подходы и перспективные технологии в проектах освоения нефтегазовых месторождений российского шельфа: науч.-техн. сб. "Вести газовой науки". – 2015. – Т. 22, № 2. – С. 21-35.

23. Савицкий А.В., Соловьев А.В. Геолого-разведочные работы на шельфе Камчатки // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. – 2016. – № 4. – С. 9-15.

24. Геохимические предпосылки нефтегазоносности кайнозойских отложений западно-камчатского шельфа / Т.А. Кирюхина, А.А. Соловьева, И.А. Санникова, А.А. Франчук // Проблемы ресурсного обеспечения газодобывающих районов России: науч.-техн. сб. "Вести газовой науки". – 2017. – Т. 31, № 3. – С. 151-161.

25. Ресурсы углеводородов дальневосточного шельфа и результаты их освоения / А.Д. Дзюбло, А.Е. Сторожева, М.С. Зонн, И.Г. Агаджанянц // Современные подходы и перспективные технологии в проектах освоения нефтегазовых месторождений российского шельфа: науч.-техн. сб. "Вести газовой науки". – 2019. – Вып. 39. – № 2. – С. 3-16.

26. Корчагин О.А. Пулл-апарты, дельты современных рек и ископаемые клиноформы как перспективные объекты геологоразведки на углеводородное сырье // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. – 2018. – № 1. – С. 23-26.

27. Леонов Ю.Г. Платформенная тектоника в свете представлений о тектонической расслоенности земной коры // Геотектоника. – 1991. – № 6. – С. 3-20.

28. Корчагин О.А. Условия формирования и закономерности размещения месторождений углеводородов в обстановках геодинамического сжатия активной литосферы на Сахалине и Западной Камчатке // III междунар. науч.-практ. конф. "Мировые ресурсы и запасы газа и перспективные технологии их освоения", 27-28 ноября 2013 г. – ООО "Газпром ВНИИГАЗ", 2013. – С. 42.

29. Афанасенков А.П. Геология и перспективы нефтегазоносности севера Сибирской платформы: автореф. дисс. д-ра геол.-минер. наук. – М.: ФГБУ "ВНИГНИ", 2019. – С. 1-44.

30. Трофимук А.А., Молчанов В.И., Параев В.В. Особенности геодинамических обстановок формирования гигантских скоплений нефти и газа // Геология и геофизика. – 1998. – Т. 39, № 5. – С. 673-682.

 

Автор признателен д.г.-м.н. А.Ф. Грачеву (Институт Физики Земли РАН), д.г.-м.н. Ю.А. Воложу (Геологический институт РАН), д.г.-м.н. В.А. Трофимову (АО "Центральная геофизическая экспедиция") за критические замечания и рекомендации при обсуждении результатов.

 

Features of the distribution of hydrocarbons in Western Kamchatka and the adjacent shelf: forecast of promising local structures

 

O.A. Korchagin (ROSGEO, Moscow)

 

The paper provides a brief analysis of the geological and geophysical data of Western Kamchatka and the adjacent shelf, identifies the main problems of studying the oil and gas potential this territory.
Are presented the results of the comparative analysis of the distribution of hydrocarbon accumulations and the geodynamic compression conditions of the lithosphere at depths of 1-50 km, estimated using the original calculation method using earthquake data.
The conclusions about the spatial coherence of the distribution of hydrocarbon deposits in this region with conditions of low, less often average geodynamic compression are made.
Are given the recommendations on the prospectivity of the all known local structures and the of oil and gas districts in the terms of geodynamic compression, also into comparative with the distribution of facies belts of the Kovach oil and gas source strata.
The recommendations on the further exploration of hydrocarbons were made.
Key words: hydrocarbons; geodynamic compression; the forecast of the prospectivity of the local structures of Western Kamchatka and the Shelf; directions of the exploration.

 

Корчагин Олег Анатольевич, oakorchagin@rusgeology.ru

© Корчагин О.А., журнал "Минеральные ресурсы России. Экономика и управление" 4-5/2020

 

Скачать статью
Issue 3/2020 (172)
Архив

В свободном доступе АРХИВЫ журнала с 2018-2005 гг.

Подписка