Всё о минерально-сырьевой базе
и недропользовании в России
Обложка журнала
  • Возбудитель вибрации усилием 30 тс
  • Рабочий диапазоне частот от 1 до 250 Гц
  • Усилие прижима опорной плиты 29000 кг
  • Возможность работы с системами управления всех типов
  • Возможность передвижения по дорогам общего пользования при установке узких шин
  • Система видеоконтроля работы возбудителя вибрации и движения задним ходом
  • Рабочий диапазон температур от -40 до + 45 °С
  • Арктическое исполнение – для условий Крайнего Севера
  • Тропическое исполнение – для сухого и жаркого климата
  • Эвакуационный люк
  • Максимальная скорость движения 38 км/ч
  • Дорожный просвет 520 мм
  • Дополнительные опции по согласованию с заказчиком
  • Гибкие инженерные решения под индивидуальные требования

Российские проблемы ГРР и юниорных компаний

МОСКВА, 20 ноя — РИА Новости/Прайм

Геологоразведочные проблемы в РФ в последнее время часто поднимаются на различных конференциях с участием горнодобывающих предприятий, однако прогресс в этом вопросе не был отмечен участниками и прошедшего 19 ноября форума "Металлы России и СНГ", организованного Adam Smith Conferences.

Развитие проектов юниорного бизнеса является одним из вызовов в отрасли. Несмотря на некоторые движения, проблема получения финансирования проектов на ранней стадии остается по-прежнему острой, считают докладчики на форуме.

Генеральный директор Росгеологии Сергей Горьков отметил, что этот бизнес активно развит в Австралии и Канаде и является основой всех добывающих компаний в мире. В то же время в России он развит номинально.

По его словам, главная проблема российского недропользования — практически полное исчерпание "поискового задела". За последние 25 лет количество открытых новых месторождений значительно сократилось. Огромное количество ресурсов не вовлекаются в экономическое производство.

В развитых странах "поисковый задел" обеспечивается юниорными геологоразведочными компаниями, которые с учетом рыночных условия обеспечивают восполнение МСБ.

Проблемы юниорного бизнеса в том, что добычные компании хотят видеть запасы С1/С2, им не интересны ресурсы Р1. А банковское финансирование привлечь невозможно. Типовой юниор (2600 компаний) в РФ не располагает необходимыми ресурсами и компетенциями для привлечения инвестиций. Инвестор не может оценить или принять риски.

Успешных "выходов" из проектов очень мало. На фоне "золотой лихорадки" количество таких выходов выросло, но все равно это лишь десятки, не сотни.

Нужна экосистема, которая позволяла бы иметь экспертизу, так как банк без нее не даст денег, также стандартизация отчетности, доступное финансирование и понятное регулирование.

"Совместно с министерствами мы создали рабочую группу по развитию юниорного бизнеса. В частности, мы выступаем за создание паевого инвестиционного фонда на принципах государственно-частного партнерства для разного рода инвесторов. Формат позволит не привлекать государственное финансирование, но при этом диверсифицировать риски и иметь достаточно понятный финансовый инструмент. Механизм можно использовать и за границей. Росгеология создала "РГ Консалтинг" в 2020 году для предоставления экспертизы. Первая сделка была с компанией Polymetal для проведения ГРР на Новопетровской площади", — рассказал Горьков.

СЕО Kopy Goldfields Михаил Дамрин отметил, что Россия не самая популярная юрисдикция для инвесторов в настоящее время, по разным причинам, совершенно не связанным с геологией, законодательством, себестоимостью. Привлечь деньги для проекта, который будет реализовываться в РФ сложнее, чем для проекта в Европе, Африке или Южной Америке.

"Очень сложно найти целевую аудиторию на юниорный проект. Любая юниорная компания, торгующаяся на бирже Торонто или любой другой, по большей части принадлежит менеджменту. Этот менеджмент, предполагается, что сам будет поддерживать свой проект попадая на разные циклы цены на золото. То есть, скопировать "канадскую историю" будет в РФ не просто", — считает Дамрин.

Директор по производству Trans-Siberian Gold Евгений Антонов утверждает, исходя из собственного опыта, что так называемый Russian discount по-прежнему существует.

"В России проблема усугубляется тем, что нет соответствующих площадок для размещения (типа TSX-V). Во-вторых, нет сложившейся практики стандарта оценки таких проектов. Сегодня очень мало средств привлекается под гринфилды. Разрабатываются месторождения в основном те, которые были найдены в советские времена, тогда как потенциал неразведанных месторождений огромен.

Председатель Союза золотопромышленников России Сергей Кашуба, в свою очередь отметил,Россия в некотором роде переживает бум по количеству выданных лицензий на поиск и оценку- более 3,5 тысяч выдано по заявительному принципу с 2014 года. Другое дело — не всегда количество лицензий переходит в достаточное количество инвестиций.

По его словам, привлечение денег из-за рубежа закончилось на Kopy Goldfields. Не помнится размещения российских юниоров с 2010 года. Окончательная точка о привлечении зарубежного фондирования была поставлена в 2014 году. Эта ситуация будет продолжаться достаточно долго, поскольку санкционные законы в США могут быть отменены только единовременным решением палаты представителей и президента США.

"По моему мнению, Россия будет большой локальной историей международного рынка золота. Мы будем по-прежнему наращивать свою добычу, как одна из немногих стран в мире. А с точки зрения привлечения зарубежного финансирования, мы будем стагнировать, как и в предыдущие 10 лет", — считает Кашуба.

Вестник Золотопромышленника

 

Issue 3/2020 (172)
Архив

В свободном доступе АРХИВЫ журнала с 2018-2005 гг.

Подписка