Меню

Что будет если с девушки сорвать хиджаб



ВОПРОС-ОТВЕТ

Вопросы об Исламе

  • Непрочитанные сообщения
  • Темы без ответов
  • Активные темы
  • Поиск
  • Пользователи
  • Наша команда

Войти используя аккаунт социальных сетей

какого наказание по шариату за снятие хиджаба?

Правила форума
Уважаемые посетители!
1) Для каждого вопроса начинайте отдельную тему, кроме как в случаях дополнения, или уточнения для уже существующего вопроса.
2) Точно указывайте заголовок вопроса, заголовки типа «А это бид’а?» или «Можно ли?» не принимаются.
3) Пожалуйста пишите русскими буквами. Если у вас нет русской раскладки можете воспользоваться ресурсом http://www.translit.ru/

PS. Ответ на Ваш вопрос может занять время. Наберитесь терпения.

какого наказание по шариату за снятие хиджаба?

Re: какого наказание по шариату за снятие хиджаба?

АльхамдуЛилляхи Раббиль-‘Алямин уас-Саляту уас-Саляаму ‘аля Ашрафиль-Анбийяа’и уаль-Мурсалиин, уа ба’д:
Сестра, побойся Аллаха!

Сестра, побойся Аллаха! Сестра, побойся нашего Господа!

Видеть женщин, называющих себя мусульманками, обнаженными на улицах городов и сел – это ужасное зрелище. Мы обращаемся к женщинам: «Бойтесь Аллаха! Бойтесь Аллаха – нашего Господа!». И мы боимся, сестра, что ты будешь испытана, в наши дни много тяжелых испытаний и болезней в обществе.

Сестра моя! Закрой себя! Сестра моя! Закрой себя, пока не спустилось на тебя наказание Господа!

Клянемся Аллахом, что то, ради чего ты красуешься, когда ты будешь лежать в могиле, ничем не поможет тебе! Когда ты будешь лежать в могиле, никто и ничто тебе не поможет! Только твои благие дела помогут тебе!

А для женщин самое главное из благих дел – это хиджаб .
Аллах приказывает женщине прикрыть себя!

Значит, одеть хиджаб. А она отвечает: «Нет!». После этого она становится грешницей! Почему? Потому что она отвергла повеление своего Владыки! Ведь Аллаху не говорится: «Нет!», Велик Он и Славен. И мусульманка не должна говорить: «Убедите меня в обязательстве ношения хиджаба!». Это не имеет смысла! Тогда до этого она должна была попросить: «Убедите меня в Исламе!».

Неужели, сестра, тебе не стыдно перед Аллахом, Господом людей!
Сестра, остановись на мгновение, останься наедине с собой, задумайся над тем, что мы говорим и, по воле Аллаха, ты придешь к следующему: «Я покорна Аллаху, Свят Он и Велик, я подчиняюсь полностью тому, что Он мне приказывает. Я не могу отбросить повеление моего Господа, я не могу отбросить повеление пророка (саллАллаху алейхи вассалам)! Если Аллах приказывает мне одеть хиджаб, то все! Я одену хиджаб!».

Мы хотим спросить тебя, сестра: «Ты любишь пророка (саллАллаху алейхи вассалам)? Ты хочешь помочь его призыву? Ты хочешь помочь Исламу?

Одень хиджаб, сестра моя!

Клянемся Аллахом, что это будет величайшей помощью Исламу!»
Это будет величайшим призывом и искренностью по отношению к Аллаху!
Всевышний Аллах говорит: «Для верующего мужчины и верующей женщины нет выбора при принятии ими решений, если Аллах и Его посланник уже приняли решение»

А кто ослушается Аллаха и Его посланника, тот впал в очевидное заблуждение.

Ведь Аллах Всевышний говорит в Коране: « О пророк! Скажи твоим женам, твоим дочерям и женщинам верующих мужчин, чтобы они опускали на себя свои покрывала» (сура «Сонмы», аят 59).

А покрывало это: одежда длинная, одежда просторная, не облегающая, не прозрачная, без использования парфюмерии. Это условия шариатского покрывала (хиджаба) для сестры-мусульманки.

Это одежда, покрывающая полностью твое тело, сестра, и защищающая тебя от Огня и нескромных взглядов. Она отличает тебя от грешниц и показывает, что ты праведная мусульманка, которая послушна своему Творцу!

Не дай сбить себя с правильного пути, о сестра моя!
Высочайший пример это Хадиджа и Аиша, Умму Хабиба, Зайнаб и Захра, другие праведные сподвижницы.

Ты любишь Аллаха? Если ты действительно любишь Аллаха, одень хиджаб!

И мы обращаемся к тебе сестра: «Если ты действительно любишь Аллаха, то ты всю ночь будешь думать и переживать, как будто ты ходишь по огню! Говори сама себе: «Я надеюсь, что наступит утро, и я отправлюсь за хиджабом, чтобы одеть его!»

Встань, о моя праведная сестра! И объяви всем, что ты одета согласно призывающим к чистоте и скромности повелениям пророка Мухаммада (саллАллаху алейхи вассалам)! Ты одела благородный хиджаб согласно приказу посланника Аллаха (саллАллаху алейхи вассалам)!
Клянемся Аллахом, после того, как ты прочитала все это, разве ты все еще не хочешь прикрыть себя!? Если ты действительно хочешь быть покорной Исламу, сестра, то прикрой себя!

Если ты действительно любишь Аллаха, прикрой себя!

Если ты действительно любишь пророка (саллАллаху алейхи вассалам), прикрой себя!

В ответ на это можно сказать, что в сахиих хадиисе описывается, что Пророк (Čалл Аллааху ‘Алейхи уа Саллам) сказал:

“Есть два типа людей Ада, которых я пока что не видел. Люди с кнутами как хвосты рогатого скота, которыми они бьют людей, и женщины, которые одеты, но вместе с тем нагие, ходящие соблазнительной походкой. Они ни войдут в Рай, ни почувствуют даже запах его благоухания, хотя его благоухание можно уловить с такого-то и такого-то расстояния“.
Хадис, который передали Имам Ахмад, Ибн Маджах и аль-Хаким от ‘Аиши (Ради-йаллаху ‘анха) гласит: «Всякая женщина, которая раздевается где-либо, кроме как в доме её мужа, разорвала покров, который был между нею и Аллахом (т.е. Он выставит её напоказ)».
Вы, конечно же, наши милые девушки можете не слушать Аллаха и Его посланника (мы по шариату не имеем права вас как-либо наказать), но поймите одно, что впереди будет ад.
Так однажды пророк Мухаммад (САС) провёл праздничный намаз, после этого сделал проповедь. На этот вааз (проповедь) пришли женщины. Посланник Аллаха им так сказал:
«Эй общество женщин! Раздавайте побольше садака, потому как я видел, что вы, женщины, в основном являетесь топливом ада.». Из другого хадиса мы так же узнаем, что в Раю будут в основном женщины, которые отказывались носить одежду верующих.
Как мы видим, выставление себя напоказ считается одним из тяжких грехов. Пророк предостерегал от этого и сказал: «Есть три вида людей, о которых не стоит спрашивать. Это – человек, оставивший общину мусульман, ослушавшийся своего имама и умерший в ослушании; рабыня или раб, которые сбежали от своего господина и умерли; и женщина, муж которой обеспечивает ее, тогда как она в его отсутствие наряжается и выходит из дома. О них не стоит даже спрашивать».
Но не смотря на все наши милые девушки, пытаясь избежать соблюдения законов Аллаха, придумывают себе разные глупые оправдания.
1 довод: есть девушки, которые носят хиджаб, а поведение у них ужасное.
Опровержение:
А) Женщина, носящая хиджаб, является таким же человеком, который может ошибаться. Однако, как нам известно из хадисов, что лучшие из людей те, кто раскаиваются в своих ошибках. Так что, никто не имеет права судить о степени приближенности к Аллаху.
Б) Даже если так, то почему вы смотрите на худших? Почему вы ровняетесь на слабых и заблудших? Вы что, инвалиды или калеки слабые?
2 довод: самое главное, чтобы хорошее поведение было и чистое сердце.
Опровержение:
А) Эти слова противоречат сами себе, поскольку если сердце и душа человека чисты, то тогда и поведение человека неизбежно должна соответствовать тому, что приказал Аллах.
Б) Если так чиста душа и сама девушка мусульманка, то почему она не слушается своего Всевышнего,
В) Если у девушки действительно чистое сердце, то она должна подумать о неженатых парнях, которые при лицезрении ее красот впадают в грех. То есть рабыня Бога способствует разрушению Ислама и разврату в обществе.
Так же пророк сказал, что если девушка вышла из дома не в мусульманской одежде и ее видели мужчины, то она получает грех, как будто она совершила прелюбодеяние с каждым из них.
3 довод: любовь к Аллаху и Его посланнику(с.а.в), без каких-либо действий достаточны, что бы Аллах был доволен ею.
Опровержение:
Всевышний Аллах сказал: «Скажи: «Если вы любите Аллаха, то следуйте за мной, будет любить вас Аллах и простит вам ваши грехи» — Поистене, Аллах-Прощающий, Милосердный. Скажи: «Повинуйтесь Аллаху и его Посланнику! А если отвернетесь. то ведь Аллах не любит неверных»» (3:31;32)
Допустим, что ты учишься в университете или в школе. Разве ты не должна постоянно посещать уроки и делать все так, как требует от тебя руководство этого института или школы. Если ты не будешь слушать руководство и будешь поступать на перекор правилам и порядкам, установленным в институте или школе, останешься ли ты в нем или будешь исключена? Ты будешь исключена, и нет для тебя никакой пользы что ты числишься в нем. как же в таком случае ты можешь говорить о любви к Аллаху и Его Посланнику(с.а.в) , числясь мусульманкой лишь по документам, желая при этом удаления от шариата Аллаха? Разве это не глупость?!
4 довод: утверждение женщины о том, что она наденет хиджаб, когда у нее появится убеждение
Опровержение:
А) Вопрос убежденности, который ставит сегодня женщина относительно хиджаба-это слова, в которых имеется незнание и высокомерие. Как может появится убежденность? Появится ли она в результате изучения и разбора аятов Аллаха и хадисов Его посланника. Или женщина ждет, что ей с неба будет ниспослан аят, ждет , что ей будет ниспосланно откровение, и тогда у нее появится убежденность в приказе Аллаха.
Мы должны сказать ей: «Если тебя не убедили слова самого Аллаха и хадисы Его пророка, то в таком случае ты никогда не убедишься. Если ты подчинишься, то это лучше для тебя, и ты будешь из числа покорных верующих, которых любит Бог. А если будешь упорствовать в словах, то это явное заблуждение «.
Б) Неужели девушка думает, что приказы и запреты религии — это словно товар, покупая одну его часть и оставляя другую, она может довольствоваться этим?! Неужели она не стыдится отвергать законы Аллаха под тем предлогом, что она еще не убедилась в них?
Допустим, что врач выписал тебе лекарство и велел тебе принять его. Разве ты не станешь ему говорить: «Я не буду принимать его, пока у меня не убежденности в том, что оно излечит меня?»
5 довод: утверждение о том, что хиджаб мешает работать или обучать
Опровержение:
А) Уже 14 столетий прошло, как истинно верующие женщины соблюдают закон Аллаха – носят хиджаб. И это им абсолютно не мешает в их повседневной жизни. Так исламская умма дала многих успешных мусульманок в сфере науки, общественной жизни, экономики…
Б) Сам по себе платок устроен так, что никак не мешает ни зрению, ни слуху – покрывает только волосы и шею. Я конечно могу ошибаться, но вроде девушки так устроены, что у них нет глаз на затылке.
6 довод: трудно носить хиджаб по причине жаркой погоды.
Опровержение:
А) Если ты не в силах носить хиджаб, то сможешь ли ты вытерпеть огонь Ада? Всевышний Аллах говорит: «Скажи: огонь ада более зноен» (9;81)
Б) Летний хиджаб сделан из легкой и очень приятной ткани, который только защищает женщину от солнечного удара.
7 довод: с целью выйти замуж.
Опровержение:
А) Верующие и хорошие парни, как правило, в основном смотрят на верующих девушек. А зачем девушке ненадежный и слабый супруг?
Б) Пока ты найдешь себе таким образом супруга, ты соблазнишь многих других парней. И их грех ляжет именно на твои плечи в судный день.
8 довод: стыд и страх перед людьми
Опровержение:
истинному муслиму все равно на мнение толпы, ибо он в отличии от глупцов помнит слова Аллаха: “ Пусть одни люди не издеваются над другими …” (О вы, которые уверовали! Пусть одни мужчины из вас не издеваются над другими. Может быть, те, над которыми они смеются, лучше их у Аллаха. И пусть не издеваются верующие женщины над другими верующими женщинами. Может быть, те, над которыми они глумятся, лучше их у Аллаха. И не порочьте друг друга злословием и не зовите друг друга обидными, злыми прозвищами. Ведь очень скверно называть человека нечестивым, после того как он уверовал. А кто не откажется от того, что Аллах ему запретил, тот несправедлив к себе и к другим. Ведь он себе и другим причиняет зло. – полный аят) (Коран, 49,11)
Верующий не слушает других, мнения людей — ему важны только законы Всевышнего — “Кто добьётся довольства Аллаха, вызвав негодование людей, того Аллах избавит от людей; а кто добьётся довольства людей, разгневав Аллаха, того они ничем не избавят от Аллаха” (ат-Тирмизи и Абу Наим в «аль-Хилйа»).
Истинный муслим не боится мнения людей, ему достаточно Бога — Аллах сказал: «. Тем, которым говорили люди: “Люди ополчились против вас, бойтесь их!” — но это только увеличило веру в них, и они сказали: “Достаточно нам Аллаха, Он — Прекрасный Хранитель!”» (Семейство Имрана, 173). Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: Всевышний Аллах в день Воскресения скажет Своему рабу: “Когда ты увидел прегрешение, что помешало тебе исправить его?” Он скажет: “О Господь! Я боялся людей”. Он скажет: “Меня ты должен был бояться прежде всего!” (Ибн Маджа (4008) от Абу Саида; достоверный хадис).
9 довод: “одену хиджаб только в старости”
Опровержение:
Это позиция девушки, у которой есть черты лицемерия. Таким образом она обманет только саму себя, но не Всевышнего.
Да и что толку с платка в старости? Особенно когда в молодости много молодых людей по ее вине впало в грех соблазна.
Милые девушки, поймите одно – вы не нас (парней) обманываете, а самих себя. Смотрите просто не пожалейте об этом в Судный день.
Я до вас донес истину и теперь с меня взята обязанность передачи (в этом плане я чист перед Всевышним), а на вас лежит обязанность исполнения законов Бога.
А ведь несложно стать любимым созданием Господа миров, не сложно ходить в мусульманской одежде. А наградой за это вам иншАллах будут САДЫ БЛАЖЕНСТВА.
Желаю вам счастья и милости от Аллаха.
уа къулу къуэли хьаза уастагъфируЛЛаха лиуалакум уа ахъирати даугьан иннаАллахьамдулиЛЛахи раббильгь гьаламин

Источник

Мусульманка отсудила миллионы за сорванный хиджаб 16+

Выходка эмоционального американца обернулась пятимиллионным штрафом. Такую сумму придется заплатить только за то, что он сорвал платок с головы . 16+

Гражданка США, исповедующая ислам, отсудила у начальника пять миллионов долларов. Такие деньги мужчине придется заплатить за то, что он сорвал с головы подчиненной платок. Этот жест обиженная американка расценила как дискриминацию на рабочем месте.

Сьюзан Башир приняла ислам в 2005 году. По ее словам, после этого ей пришлось терпеть многолетние притеснения на службе (женщина тогда работала в AT&T, это крупнейшая в США сотовой связи).

Когда руководитель сорвал со Сьюзан хиджаб, она почувствовала себя страшно униженной и оскорбленной. Состояние стресса не покидало несчастную в течение долгих девяти месяцев. Она постоянно нервничала, в офисе не появлялась и в конце концов осталась без работы. Узнав об увольнении, Башир написала жалобу. Обращение американки направили в суд, где ей присудили пятимиллионную компенсацию.

Но и это еще не все. Ревностной мусульманке также полагается 120 тысяч долларов отступных за невыплаченную зарплату и другие потери, передает . Юристы AT&T в шоке от такого решения, они собираются опротестовать вердикт.

Если в США к мусульманским традициям относятся очень трепетно, то во Франции исламистов обязали жить по европейским законам и запретили появляться в общественных местах с закрытым лицом. Изгнать строгую мусульманскую одежду с французских улиц предложила правящая партия во главе с президентом Саркози.

Источник

«Снимите это немедленно»: Всё, что вы хотели знать о хиджабе.

Статья показалась достаточно интересной, а так ко всем религиям отношусь скептически.

Почему головной убор вызывает столько споров и что об этом думают сами мусульманки.

Вряд ли существует предмет гардероба, который вызывает более яростные споры, чем головной убор мусульманок. Хиджаб никогда не был «просто платком», а глобализация и вовсе превратила кусок ткани в культурный, религиозный и политический символ, который олицетворяет мусульманский мир и прежде всего представления европейцев о нём. В России о разрешении и запрете на платок неистово спорят федеральный министр образования и глава Чечни — а родители учениц оспаривают право на ношение хиджаба в суде, во Франции только-только утихли скандалы вокруг запрета буркини, из-за которого представителей власти обвинили в исламофобии, а буквально на днях в Австрии решили запретить бурки и никабы, закрывающие лицо.

Пока одни призывают «освободить женщин Востока», сорвав с них покрывала, другие выступают за право выбора для каждой, независимо от того, хочет женщина загорать топлес или прятать своё тело от любопытных взглядов. У части светских европейцев хиджаб (например, в школе) вызывает аллергию уже сам по себе, как напоминание о чужой религиозности, а радикальные правые просто убеждены, что полная ассимиляция — это правило общежития, которое не оспаривается.

При этом рынок мусульманской моды растёт так стремительно, что не считаться с ним уже невозможно: мусульмане-миллениалы имеют огромное влияние на современную культуру, где традиции плавятся в одном котле, но вопрос о гуманности и символической ценности хиджаба возникает снова и снова.

Разбираемся, что значит хиджаб сегодня и какие точки зрения существуют среди исследователей и самих верующих.

Не просто платок.

Хиджаб в переводе с арабского значит «преграда» или «покрывало», и часто так называют сам платок, которым мусульманки покрывают голову. Однако на самом деле значение термина гораздо шире: хиджаб — это не только головной убор, но и вся одежда, соответствующая мусульманским представлениям о том, как выглядит достойная женщина (то есть любое непрозрачное одеяние, открывающее только лицо и кисти рук и не облегающее фигуру). Существует и «внутренний хиджаб» — под этим подразумевают душевные качества, например целомудрие и уважение к богу, но «внутренний хиджаб», в отличие от покрытой головы, в глаза не бросается, поэтому и вопросов не вызывает.

Читайте также:  То что нельзя вылечить можно удалить футболка

Основные принципы мусульманского дресс-кода содержатся в Коране и довольно однозначно интерпретируются богословами. В аяте 24:31 сказано, что мусульманкам стоит «оберегать свои половые органы», «прикрывать покрывалами вырез на груди» и не показывать свою красоту никому, кроме мужа и других близких, относящихся к категории махрам — так называются все родственники, за которых женщина по закону не может выйти замуж. В аяте 24:60 уточняется, что пожилые женщины, которые уже не собираются замуж, могут не так строго следовать предписаниям о хиджабе, но всё-таки лучше от них не отклоняться. И наконец в аяте 33:59 есть требование о головном уборе: мусульманкам советуют «сближать на себе свои покрывала», чтобы другие люди их не приняли за «рабынь или блудниц», то есть относились с уважением. Девочки обязаны носить хиджаб с начала пубертата — первой менструации.

В Коране нет описания конкретных видов скромной одежды, поэтому и цвет хиджаба, и фасоны сильно отличаются от региона к региону. Например, в ОАЭ и Саудовской Аравии и мужчины, и женщины одеваются похоже и покрывают голову, но традиционный цвет женского платья — чёрный, а мужской — более подходящий к местному климату белый. Существует любопытная версия, связывающая такое распределение с военной историей: якобы сражения между арабскими племенами часто происходили ночью, и женщина, одетая в чёрное, могла незаметно скрыться, а мужчины специально одевались так, чтобы их было видно издалека.

В большинстве нынешних мусульманских стран традиция покрывать голову существовала задолго до ислама, который появился в VII веке. Привычное платье лишь адаптировалось к требованиям новой религии, не растворяясь в них окончательно, что породило множество разновидностей национального мусульманского костюма. В арабских странах женщин чаще всего можно увидеть в чёрных абайях с вышивкой, в Индии мусульманки носят яркие сари или сальвар-камизы (комплекты из широких брюк, длинной туники и шарфа или платка), а иранки из деревень вокруг Персидского залива прикрывают лицо расшитыми бисером или металлическими масками, напоминающими накладные усы.

«Хиджаб, никаб, паранджа и так далее — это всё местные традиции: как принято в регионе и как разрешает муж. Разрешит муж ходить с открытым лицом — можно, разрешит ходить в платке и джинсах — можно, — объясняет доцент Центра изучения религий РГГУ Светлана Бабкина. — Всё зависит от либерализма страны и либерализма мужа в пределах либерализма страны».

Символ угнетения или феминистский жест.

Хиджаб тянет за собой огромный багаж негативных ассоциаций: неудивительно, что эмансипированный Запад считает покрытую голову символом бесправия, в котором до сих пор живут миллионы женщин. В той же Саудовской Аравии гражданки не могут водить автомобиль и появляться на публике без сопровождающего-мужчины, а в Афганистане можно и вовсе поплатиться жизнью, отправившись за продуктами в одиночестве. Западным политикам, приезжающим на переговоры в мусульманские страны, приходится выбирать между данью уважения местным традициям (Валентина Матвиенко, например, для визита в Саудовскую Аравию обзавелась зелёным хиджабом) или наглядной демонстрацией европейских ценностей: покрывать голову даже для встречи с королевскими особами отказываются Ангела Меркель и её министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен, и, конечно, так же поступает французская представительница ультраправых Марин Ле Пен.

Выступления европейских политиков против мусульманского дресс-кода вряд ли можно назвать смелыми: одно дело, когда ты руководишь мировой державой и приехала в консервативную страну с дипломатическим визитом, и совсем другое — когда ты выросла в этой культуре и выступаешь против системы, реально рискуя свободой и жизнью. Тем не менее в странах, где отсутствие хиджаба карается по закону, появляются протестные группы, выступающие за право на выбор: например, сторонницы иранского движения My Stealthy Freedom публикуют в социальных сетях свои фотографии с непокрытой головой, в джинсах и с макияжем. Мужчины-профеминисты, наоборот, надевают хиджаб, чтобы поддержать своих жён и подруг.
Ещё один пример — сирийки, побывавшие в плену у боевиков ИГИЛ (организация признана террористической, её деятельность на территории РФ запрещена. — Прим. ред.): оказавшись на свободе, женщины демонстративно сжигают чёрные бурки, которые на них надели террористы-фундаменталисты. Трудно тут не вспомнить западных феминисток, которым приписывают сжигание лифчиков в знак протеста против патриархата — но, как и любая яркая медийная картинка, этот пример не отражает сложную действительность.

Запрет или разрешение.

Обозревательница DW Сабине Фабер уверена, что тотальный запрет паранджи, которую считают символом угнетения даже прогрессивные мусульманки, не решит проблему, а только усугубит её: когда такой закон вступает в силу, религиозные мужья просто запрещают жёнам выходить на улицу, и консервативное мусульманское сообщество ещё больше замыкается в себе. Та же ситуация с хиджабами в школах: запрещая девочкам приходить на уроки в платке, власти, по сути, лишают их возможности получить светское образование и сделать осознанный выбор. И если запрет на головные уборы, полностью или частично закрывающие лицо, ещё можно объяснить заботой о безопасности, то боязнь хиджаба, прикрывающего только волосы и шею, больше похожа на проявление нетерпимости, чем на борьбу с террористической угрозой.

Большинство демократических стран вынуждены постоянно балансировать между светскостью и свободой вероисповедания — и тут всё не совсем очевидно. Французские власти пошли дальше других, отвергая любую религиозную атрибутику, поэтому в школах платки запрещены, а право находиться на пляже в буркини мусульманкам удалось отстоять только через Верховный суд. В России такой запрет действует не везде: после недавнего скандала в сельской школе в Мордовии, где учителям запретили носить платки, парламент Чечни принял специальную поправку к закону об образовании, разрешающую школьницам приходить на занятия в хиджабе. Впрочем, ношение хиджаба в республике практически обязательно, а сам вопрос о платке для руководства Чечни — ещё и вопрос политического влияния.

Большинство россиян относятся к хиджабам спокойно: в этом году 50 % респондентов опроса ВЦИОМ сказали, что нужно отменить запрет на ношение головных уборов, чтобы девочки-мусульманки могли спокойно учиться. Практика показывает, что запрет хиджаба порождает множество бытовых проблем — например, до официального разрешения фотографироваться на документы в головном уборе многие мусульманки в Татарстане просто отказывались получать паспорт.

Хотя в религиозных семьях хиджаб воспринимают как обязанность, многие женщины принимают решение «покрыться» самостоятельно — для них хиджаб становится своеобразным манифестом самостоятельности, идентичности и верности принципам. Для молодых мусульманок, живущих в западных странах, это и вовсе становится делом чести. После теракта 11 сентября и последовавшего за ним расцвета исламофобии в любой девушке в платке по умолчанию усматривают террористку — мусульманки считают своим долгом разрушить этот опасный стереотип.

У прогрессивных молодых мусульман, которых Шелина Джанмохамед окрестила «поколением М», есть свои ролевые модели — люди, которые разрушают стереотипы, не отказываясь от своей культуры: например, фехтовальщица Ибтихадж Мухаммад, которая первой среди американок выступила на Олимпиаде в хиджабе, или лауреатка Нобелевской премии Малала Юсуфзай. У мусульманского комьюнити есть свои мемы, паблики и каналы на YouTube, свои марки одежды и халяльные стартапы, музыка и модные клипы в духе «хиджаб-свэга»: например, певица Мона в своём зажигательном треке заявляет, что плевать хотела на хейтеров и не собирается ни перед кем отчитываться за свой хиджаб.

Исламская мода давно вышла за пределы тусовки «мипстеров» и укрепляет свои позиции во всём мире: Marks & Spencer взялись за буркини, DKNY, Uniqlo, Mango и Tommy Hilfiger выпускают капсульные коллекции к Рамадану, Dolce & Gabbana делают специально для мусульманских стран линию абай, а «курс на скромность» взяли на подиумах в Милане, Париже и Нью-Йорке.

Если телевидение скорее демонизирует ислам, то социальные сети делают мусульманскую культуру ближе и понятнее: например, на видеоблог Айдан Мамедовой, которая с юмором отвечает на вопросы о своей религии, тестирует косметику и делится рассуждениями о жизни, подписано почти 150 тысяч человек, и далеко не все они мусульмане. Хиджаб-активистки предлагают женщинам примерить платок, чтобы почувствовать себя на месте мусульманок: как правило, девушки, впервые покрывшие голову, чувствуют себя на удивление комфортно.

Как бы парадоксально это ни звучало, хиджаб может быть и феминистским жестом: в своём популярном обращении Ханна Юсуф объясняет, что представление об «угнетённых восточных женщинах» — продукт снисходительного колониализма, а хиджаб может быть не только религиозным символом, но и способом выступить против культуры насилия. Желание скрыть свою красоту от посторонних — своеобразный ответ миру, где женское тело сексуализируют и воспринимают как товар. И все же радикальные феминистки считают привязанность к хиджабу проявлением стокгольмского синдрома. А умеренные просто поддерживают право женщин носить то, что им нравится — будь то брюки, крошечное бикини или чёрное покрывало. «Нет ничего освобождающего в том, чтобы покрываться, как и в том, чтобы показывать любые части своего тела. Настоящая свобода — в возможности выбирать», — резюмирует Юсуф.

Я выросла в Уфе в семье хирурга и гинеколога, в школе училась в физмат-классе, слушала панк и хардкор, выросла на американских фильмах, европейских книгах. О религии, о национальности тогда даже не задумывалась. Потом поступила в НИУ ВШЭ на факультет социологии, и в Москве мне постепенно дали понять, что я «не русская». Только тут я поняла, что татарка. Наверно, в этот момент я могла «обрусеть», сменить имя, слиться с большинством, но так получилось, что я, наоборот, начала интересоваться своими корнями, историей и религией народов Поволжья.

Начав изучать Коран, я была в шоке: там написано, что наша Вселенная расширяется, что наши небо (атмосфера) и земля изначально были единым «облаком», а потом были разделены, там описан процесс появления зародыша и ещё много всего. Тогда я почувствовала и поверила, что это учение не может быть творением человека, что это нечто несравнимо большее. Так я обрела веру, произнесла Шахаду, стала мусульманкой, начала читать намаз. Вопрос о хиджабе я восприняла как заботу Творца обо мне. Начала молиться, чтобы Всевышний помог мне покрыться так, чтобы это стало благом для моей нынешней жизни и следующей после смерти.

Сперва я надела тюрбан и начала носить закрытую одежду, потом постепенно закрыла шею платком. Тогда я ещё училась и жила в общежитии. Я там со всеми хорошо общалась, и моё решение «покрыться» восприняли нормально. Я рада, что училась именно во ВШЭ, там учатся и работают люди с большим кругозором. Понимают, что образ жизни человека необязательно должен совпадать с их собственным.
Я живу далеко от родителей, и они всё время беспокоятся обо мне. Когда я приехала к ним на каникулы в платке, конечно, они испугались, что я попала под влияние какой-то секты. Сами они люди не религиозные, об исламе судили в основном по новостям в телевизоре. Мама сказала, что ей стыдно выйти со мной на улицу, что я должна снять платок и быть «как все нормальные люди». Больше всего она боялась, что я не смогу найти работу. Когда я устроилась по специальности в крупную международную компанию, мама успокоилась.

В хиджабе я ощущаю себя «под покровительством», защищённой от внешней суеты. Он даёт мне ощущение целостности, покоя. Для мусульманина важно найти баланс между мирским и духовным, золотую середину. Для меня платок — маячок: когда у меня возникает желание его снять, я понимаю, что слишком погрузилась в мирское и нужно поработать над духовным.

Что бы ни говорили, завет мужчинам и женщинам закрывать своё тело от посторонних — один из элементов религии. Мне кажется, что у мусульманок, которые не носят платок, есть какой-то конфликт и дискомфорт либо внутри, либо с их окружением.

Когда у меня плохое настроение, мне кажется, что люди косо смотрят на меня, шепчутся за моей спиной. Когда у меня хорошее настроение, то даже когда рядом начинают громко говорить «вернулась бы в свой аул», я просто улыбаюсь им и иду дальше. «Шутки» про бомбу или терроризм отпускают в основном пьяные молодые люди. Мне кажется, что у нас в стране к любому человеку, который отличается от большинства, будут претензии. Дело даже не в хиджабе — люди найдут, к чему придраться.

Я приняла ислам четыре года назад, но покрылась не сразу, а где-то через год. И весь этот год я мучилась, понимая, что предписание покрываться такое же обязательное, как молитва пять раз в день — и оно касается не только мусульманок, но и вообще всех женщин. Это мудрость Господа, его веление и милость для нас. Человек слаб и подвластен разным наущениям со стороны, поэтому и я не могла сразу покрыться — иногда завязывала что-то на голову, но это был не хиджаб. Потом я поехала в Марокко на месяц Рамадан, и там произошёл инцидент, связанный со здоровьем: мне физически было очень плохо, я сильно отравилась, и одновременно почувствовала себя ничтожной. Это может случиться с любым человеком: когда хорошо себя чувствуешь, кажется, что всё можешь, что для тебя нет преград, но когда тело даёт сбой, ты прекращаешь чувствовать себя всесильным. Я тогда совсем ослабла, и вдруг мне захотелось покрыться — я поняла, что без этого я не защищена, даже когда соблюдаю все остальные предписания моей религии. Я почувствовала, что раньше была лицемеркой, и сразу же надела хиджаб — вернулась в Москву в нём и больше не снимала.

Мои друзья и родственники отреагировали на удивление спокойно — ни с чьей стороны я не почувствовала агрессии. Я всегда одевалась не совсем тривиально, поэтому, наверное, многие восприняли хиджаб как часть какого-то нового образа, а лишних вопросов никто не задавал. По одежде, которую я носила раньше, я совсем не скучаю — все старые вещи уже раздала. Сейчас я думаю, что самовыражение через одежду и внешность — для тех, кто не может проявить себя иначе.

Мне нетрудно соблюдать предписания ислама. Когда ты понимаешь, кто твой Создатель, осознаёшь, что на первом месте не твои мелкие дела, а благодарность богу, всегда найдёшь пять минут, чтобы помолиться. Люди тратят гораздо больше времени на абсолютно бесполезные дела. Молитва — вдохновение, в это время ты предаёшься тому, что действительно важно, и твоя маленькая жизнь приобретает смысл. Люди, которые считают, что это ограничение свободы, очень заблуждаются. Это и есть свобода — эта жизнь конечна, а следующая жизнь вечная, надо готовиться к ней.

Когда я покрыта, я чувствую себя защищённой. Не представляю, как бы я сейчас вышла на улицу без хиджаба. Нет никакой тоски по тому, чтобы мои волосы развевал ветер. Иногда я еду в метро, и мне кажется диким, что не все женщины покрыты, что они показывают себя. Ведь это предписание для всех: все религии говорят, что женщина должна быть как бы в коконе, должна быть закрыта. Хиджаб защищает женщин и от чужих взглядов, и от самих себя. Женщина ведь слабое существо, от неё больше всего смуты и грязи, и поэтому на нас лежит большая ответственность — не стоит выставлять свою красоту напоказ. Это универсальное правило — не временное, не национальное, не культурное. Для мужчин аналог хиджаба — это борода, символ мужественности и скромности.

Я приняла ислам совсем недавно, в сентябре прошлого года. Всё началось со знакомства с молодым человеком, который впоследствии стал моим мужем. Мне понравился его настрой, его менталитет, я задавала вопросы, и он стал рассказывать мне о своей религии. Я вспомнила, что лет пять назад я задумывалась о том, чтобы принять ислам, но тогда это отошло на второй план на фоне других ярких событий в жизни. Чем больше я узнавала о исламе, тем больше понимала, что законы шариата сходятся с моим пониманием мира. Я нашла ответы на многие вопросы, которые меня мучили всю жизнь. Не прошло и двух месяцев, как я чётко поняла, что хочу принять ислам, и пришла в мечеть уже в хиджабе.

Моя семья отнеслась к моему решению очень негативно. Эта проблема актуальна для многих новообращённых мусульманок: многие спрашивают меня, что делать с реакцией близких, как с этим бороться, но я не знаю. Мои родные до сих пор не уважают мою религию и пытаются на меня давить, чтобы я вернулась к прежней жизни. Говорят, что я была амбициозной девушкой с большим будущим, а теперь стала ханжой. Это неприятно, и нужно много работать, в первую очередь над собой, чтобы преодолевать сопротивление и не отвечать негативом.

Когда я только собиралась принять ислам, у меня совсем не было денег, чтобы купить хиджаб. Когда моя подруга-мусульманка спросила, почему я медлю с покрытием, я рассказала, что это финансовая проблема, она посмеялась и подарила мне хиджаб. Я дошла в нём до дома — помню, что уже лежал снег и была почти зима, а дома сняла его и через пять минут уже вышла на улицу без хиджаба, просто в обычном платке. Потом было очень стыдно.

Когда я приняла ислам и вышла из мечети в хиджабе, я почувствовала себя чистой — как будто только что родилась. Раньше я замечала много заинтересованных взглядов, прикованных к моему телу, а начав носить хиджаб, стала замечать другие взгляды — уважительные. Хиджаб меня возвеличил, а не унизил, это очень интересное ощущение. В первую очередь он защищает от мужских взглядов — от тех, кто смотрит на тебя как на кусок мяса, а ещё хиджаб отгораживает от грехов окружающего мира.

Читайте также:  Красивые школьные юбки для подростков

К косым взглядам я отношусь очень спокойно: в прошлой жизни я была лысая, вся в пирсинге, татуировках и часто выглядела, как Леди Гага, поэтому к переизбытку внимания привыкла. Однажды я хотела подойти к женщине на улице, чтобы спросить дорогу, а она не подпустила меня к себе, начала кричать и оскорблять. Это было смешно и чуть-чуть обидно.

Бывают приступы, когда смотришь старые фотографии и вроде хочется вернуться в «свободную» прежнюю жизнь — но когда спрашиваешь себя зачем, понимаешь, что в этом нет смысла. Для меня ислам — это истина, и даже если я сниму хиджаб, перестану молиться и держать пост, я останусь мусульманкой и не смогу от этого отказаться.

Думаю, что мировоззрение человека начинает формироваться очень рано, ещё до трёх лет. Если у меня будет дочь, я с детства объясню ей, что хиджаб — это обязанность, которая идёт на пользу ей самой. Думаю, при таком воспитании она сама захочет носить хиджаб, а дальше — посмотрим, как распорядится Всевышний, так и будет.

Мне, как многим девочкам, хочется постоянно покупать новые платки и одежду — но надо помнить, что расточительство — тоже порок. Платки я скручиваю в рулоны и кладу на полку пирамидкой. Самые экстравагантные из моих старых вещей я оставила себе и надеваю дома, для мужа — когда он приходит домой, я встречаю его очень красивая.

Раньше я профессионально занималась спортом, а сейчас взяла паузу, но в будущем планирую возобновить занятия пауэрлифтингом, хотя бы на любительском уровне. Буду заниматься в шароварах и толстовке или длинной спортивной тунике. Я занимаюсь тяжёлой атлетикой, там нет резких движений вроде бега или прыжков, так что такая одежда не стесняет движений.

Я родилась на Северном Кавказе, и на самом деле там далеко не все ходят в хиджабах — наоборот, нигде, кроме особо религиозных регионов вроде Чечни, это не поощряется. В западной части Северного Кавказа если девочка надевает хиджаб — это тревожный звоночек: до недавнего времени это,

как правило, значило, что она влюбилась в мальчика-ваххабита, что вызывало понятную негативную реакцию у семьи. Сейчас это не так, многие девушки действительно носят хиджаб по личным религиозным соображениям.

Советский Союз внёс свои коррективы, поэтому сейчас гораздо больше распространён светский ислам — «мы всё знаем, соблюдаем основные правила, но верим в душе, поэтому не носим хиджаб». При этом в Кабардино-Балкарии, где я родилась, многие женщины начинают носить платок после замужества — это связано скорее не с религией, а с местной культурой. Традиция трансформировалась так, что платок обязательно носить не постоянно, а только при родственниках мужа: получается, что если ты живёшь со свекром и свекровью, то покрываешь голову постоянно, а если ездишь к родне раз в месяц — надеваешь раз в месяц.

Думаю, исторически хиджаб действительно связан с угнетением женщин (вспомнить хотя бы иранскую религиозную революцию), но если девушку никто не заставляет покрываться, а она сама этого хочет, дико ей это запрещать. Это её право. В моём регионе девочек не заставляют носить платок, но иногда они вырастают и приходят к этому сами. В конце концов, это просто элемент одежды, запретить хиджаб — это как запретить штаны. Но когда к этому принуждают, как, например, в Иране или в Чечне, где обязательно нужно покрывать голову, хиджаб действительно становится символом угнетения.

Радикальные мусульмане не считают светский ислам настоящим, и в чём-то они правы: светские мусульмане не живут по канонам, которые прописаны в Коране. Это на самом деле очень глубокая тема, о которой в двух словах не расскажешь. Для меня самой национальная идентичность всегда была важнее религиозной. Наверное, если бы я вышла замуж в селе и должна была носить платок перед родственниками мужа, я бы его носила, потому что это дань уважения традиции. Многие женщины на Северном Кавказе носят платок, но это не хиджаб — они просто завязывают его узлом сзади, видны волосы. Часто взрослые женщины разрешают невесткам не носить платок при родне, если они не хотят. Конечно, религиозные люди на это могут сказать, что они живут неправильно и сгорят в аду, но на Кавказе учат ещё и уважать старших — так что тут сталкиваются две установки.

Сейчас вообще трудно чем-то удивить: у меня есть знакомая, которая раньше носила дреды и курила втайне от родителей, а теперь ходит в хиджабе, есть и обратные случаи — когда женщины снимают платок. Часто это бывает как раз после того, как они расходятся с радикально религиозными мужчинами: когда муж уходит в горы боевиком, жена понимает, что что-то пошло не так, и постепенно отказывается от хиджаба. У меня есть знакомая, которая обычно не носит хиджаб, но надевает специальный чёрный балахон с капюшоном на время намаза. Так же поступает моя тётя — она вся такая светская, покрасилась в блондинку, но делает намаз и на это время покрывает голову. Религиозные ребята говорят, что так нельзя: по идее, ты должен в обычной жизни выглядеть так же, как во время молитвы, чтобы тебе никогда не было стыдно показаться перед богом.

Мусульман стыдят вообще за всё — например, если ты куришь и делаешь намаз, тебе скажут, что ты лицемер. Мне кажется, это неправильно, потому что так ислам никогда не адаптируется: обвиняя человека в лицемерии за любые несоответствия строгой норме, его только подталкивают к радикализму.

Дубликаты не найдены

всё, что я хочу знать о хиджабе: когда его перестанут носить?

Я не хочу ничего знать о религиозных атрибутах. Тем более на Пикабу. Тем более в посте на миллиард слов. Удачи в бездне минусов.

Всё что нужно знать о хиджабе:
Надевать его в той стране, где люди погибают от рук исламских террористов — хамство.

Религиозность населения возрастает только при массовом падении образованности. Это как качели, где на одном конце религия, на другом — наука.

Сейчас период расцвета мракобесия, через какое-то время цивилизационная кривая качнётся в сторону науки и материализма.

«Я приняла ислам четыре года назад, но покрылась не сразу, а где-то через год. И весь этот год я мучилась, понимая, что предписание покрываться такое же обязательное, как молитва пять раз в день — и оно касается не только мусульманок, но и вообще всех женщин.»

Вот за это «всех женщин» вас и не любят

«Женщина ведь слабое существо, от неё больше всего смуты и грязи, и поэтому на нас лежит большая ответственность — не стоит выставлять свою красоту напоказ. Это универсальное правило — не временное, не национальное, не культурное. .»

И вот за это тоже.

Кадила на вас нет!

«. для них хиджаб становится своеобразным манифестом самостоятельности, идентичности и верности принципам. Для молодых мусульманок, живущих в западных странах, это и вовсе становится делом чести. После теракта 11 сентября и последовавшего за ним расцвета исламофобии в любой девушке в платке по умолчанию усматривают террористку — мусульманки считают своим долгом разрушить этот опасный стереотип.»

Так им надо в Израиле выйти в форме СС — «разрушить этот опасный стереотип.»

Сегодня, я поняла, что что-то изменилось .

Увидел киоскёра, в газётном киоске, в хиджабе.

Москва. Орехово-Борисово Южное.

Это их культура

В Пакистане в городе Мардан при строительстве нашли древнюю статую, возможна старше 1500лет. И уничтожили на месте.
Согласно первоначальным сообщениям, подрядчик и три его работника разрушили статую по приказу местного религиозного лидера.

Иранский шахматный арбитр боится возвращаться на родину из-за отказа носить хиджаб

32-летняя Шохре Байат стала главным судьей матча за звание чемпионки мира по шахматам, который проходит в Китае и России.

Это стало важным событием в её карьере (Шохре Байат — единственная в Азии женщина-шахматный арбитр категории А, раньше она возглавляла Федерацию шахмат Ирана).

Однако достижение принесло определенные проблемы. Иранцы стали обсуждать фотографии матча за шахматную корону, некоторые осуждают арбитра за нарушение дресс-кода (на фотографиях платок наброшен на плечи, а не надет на голову).

«Утром я включила свой мобильный и увидела, что он просто забит сообщениями о моем платке. В новостях писали, что это был протест «против хиджаба». Они умудрились связать это происшествие с протестами (прошлой зимой в Иране несколько женщин забрались на трансформаторные будки, демонстративно сняв платки, протестуя против обязательного ношения хиджаба в Иране. Сейчас все они находятся в тюрьме). Просто сумасшедшая ситуация. Я была в абсолютном шоке. Много сообщений: «Не возвращайся, Иран больше не безопасен для тебя». Связались со мной и из Шахматной федерации Ирана. Они подтвердили, что все плохо, и попросили написать публичное заявление «в поддержку хиджаба»», cказала Шохре Байат BBC

Она попросила Федерацию шахмат Ирана гарантировать её безопасность, но Федерация этого не сделала (а может, не имеет возможности это сделать).

Шахре Байат сказала, что обсуждали не её выдающиеся достижения, а то, что платок не был на голове, часть пользователей восприняло это как протест против ношения хиджаба.

Она сказала, что считает — люди должны одеваться как они хотят, их не должны заставлять носить определенную одежду. «Я выполняла требования, потому что живу в Иране. У меня не было выбора».

Судья отказалась принести извинения за нарушение дресс-кода.

АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ и ВИКТОР ЦОЙ

Артемий Троицкий, хотя и уехал из России, по-прежнему остается одним из самых сведущих специалистов русского рока. Особенно золотой эпохи конца 80-ых и начала 90-ых. Троицкий каким-то невероятным образом отслеживал все мало-мальски интересные группы и явления, которые появлялись на просторах Советского Союза. И самое главное, — Троицкий мог аргументированно объяснить, чем группа хороша, а чем плоха; что ее ждет впереди и надо ли вообще продолжать музыкальные потуги дерганья струн и открывания рта перед микрофоном. Его мнение о русской музыке и рок-эпохе и сегодня остается актуальным и интересным.

— где Виктор Цой жил в Москве?

— кто придумал миф про кассету с последними песнями, которую увезли с места аварии?

— мог ли Виктор Цой стать звездой мирового масштаба?

— почему группу «Кино» слушают до сих пор?

ВОПРОС: Как Цою удавалось жить вне законов? Или это только легенда?

ОТВЕТ: Цой был не то, чтобы асоциальным или антисоциальным элементом, — Цой, скорее, жил в своем мире, — мире, который он и его друзья построили. И при этом с советскими законами это мир особого конфликта не имел. То есть, если бы Цой был настоящим бродягой-доходягой и так далее, он и не стал бы работать в котельной истопником. Это не самая интересная в мире работа. Но чтобы не быть тунеядцем и не попасть под уголовную статью, он работал. Ну, как там было в песне у Гребенщикова: «поколение дворников и сторожей». Вот, собственно, так ребята и работали. Кто – дворниками, кто — сторожами, кто – истопниками, кто – подметателями теннисных кортов, как скажем, Сева Гаккель из того же «Аквариума». Так что, конфликта с законом у Цоя и других ребят его круга не было. Во всяком случае, я не припомню, чтобы у кого-то из них были проблемы с милицией. То есть, они периодически возникали, но совершенно по иным поводам. Скажем, панков могли замести в отделение за какие-нибудь легкие дебоши или за странный внешний вид, или за появление в нетрезвом виде в публичном месте. Но это бывало и с самыми, что ни на есть, нормальными, обычными и скучными советскими гражданами.

ВОПРОС: Каким бы сейчас мог быть Цой? Он бы был социально активным?

ОТВЕТ: В отличие от большинства своих собратьев по рокерской тусовке, тогдашней питерской, Цой не был полностью сосредоточен или зациклен, как сейчас говорят, на музыке. То есть, он умел делать и другие вещи тоже, он любил эти вещи. То есть, был художником и он создавал очень симпатичные картины. Он в конце своей жизни стал актером. Поэтому у меня вообще нет стопроцентной уверенности, что будь Цой жив сегодня, хотя в каком-то смысле он, несомненно, жив сегодня. но если бы он телесно был бы сегодня жив, то он необязательно был бы музыкантом или, тем более, рок-музыкантом. Очень может быть, что он ушел бы в визуальное искусство, может быть, стал бы полновесным актером, как это, скажем, с Петром Мамоновым случилось. Так что сказать сложно. То есть, у Цоя в этом смысле ситуация более запутанная, чем у большинства рок-музыкантов, которые, кроме как играть на гитарах, барабанах и петь песни, в общем-то, ничего в жизни не умеют. Что касается его социальной позиции: ну, я предпочел бы эту тему не трогать, поскольку приписывать Цою гипотетически то, чего могло бы вполне и не быть, мне очень сложно. То есть, я лично думаю, и мне кажется, что Цой, скорее, был бы социально ангажированным музыкантом, и я думаю, что нынешняя политическая и общественная ситуация его не оставляла бы равнодушным. И он бы каким-то образом эту ситуацию комментировал так же, как это делает, скажем, тот же Шевчук или Гребенщиков, или Макаревич. Каким образом он ее комментировал – тут уже сказать сложно.

ВОПРОС: Почему есть большое количество молодых людей, которые слушают Цоя сегодня?

ОТВЕТ: Нынешняя молодежь слушает Цоя, потому что Цой был реально очень хороший. У него были, на самом деле, очень и очень мощные песни. Мы об этом можем довольно много говорить. Музыка Цоя, может быть, на сегодняшний день не настолько актуальна, да. То есть, если разбирать это все стилистически, то можно сказать, что группа «Кино» играла такой пост-панк. В принципе, стиль пост-панк, он и сейчас достаточно актуален, — время от времени даже становится очень моден. Скажем, в начале нулевых была невероятно популярна такая английская группа под названием «Франц Фердинанд». Так вот музыка «Франц Фердинанд» — это просто буквально под кальку местами снятые песни группы «Кино». То есть, этим я не хочу сказать, что Алекс Капранос и его коллеги когда-то наслушались «Кино» и стали заниматься банальным плагиатом. Нет, я думаю, что они абсолютно самостоятельно к этому пришли. Но я просто говорю это, — привожу как пример того, что музыка «Кино» она актуальности, нас самом деле, не потеряла. Это, конечно, не хип-хоп, и это, конечно, не какой-нибудь дабстеп, тем более, не попса голимая. Музыка его хороша и тексты его понятны, доходчивы, притом, что они не глупы и не банальны. То есть, у Цоя очень, очень сбалансированные песни. В отличие, скажем, от многих рок-песен, которые, может быть, очень умны, но при этом занудны, песни Цоя – они тоже умны и глубоки, но это песни, под которые прекрасно можно и танцевать тоже. Если говорить о его лирике, о том, что называется, мессейдж, то опять же очень много в рок-н-ролле таких драйвовых песен с каким-то протестным мессейджем. Но при этом они звучат довольно глупо и банально, — как какие-то агитки. У Цоя это все гораздо более убедительно. Ну, и, в конце концов, Цой был естественно, красавцем, героем с трагической судьбой. Такому человеку просто положено быть героем культа. И, естественно, в поклонении Цою и в любви к группе «Кино» имеется огромная доля вот этого культа личности Цоя. То, что со многими другими рок-музыкантами нашими было бы вряд ли возможно, просто потому, что ну, не было у них такой героической внешности, и не было у них такой драматичной биографии.

ВОПРОС: Почему не было безысходности и пели песню «Дальше действовать будем мы»? (отсыл к фильму «Последние каникулы»)

ОТВЕТ: Ну, если говорить о киевских съемках Сергея Лысенко, то тут необходимо помнить еще и о том, что происходило это буквально через пару недель после взрыва в Чернобыле. Так что сама по себе эта история была довольно стремной. И я помню, что ребята из «Кино» мне рассказывали, что они уже будучи в курсе того, что в Киеве повышенный уровень радиации, но поскольку им хотелось в этом фильме сняться, они выяснили, что красное вино вроде бы хорошо выводит радиоактивные элементы. Поэтому они там набухивались, как могли, этого самого красного вина, ради выведения изотопов из организма. И в таком виде снимались. Да, история, конечно, забавная. Почему не было безнадеги? – потому что время было очень динамичное, то есть это был 86-ой год, — начало Перестройки. В стране тогда, на самом деле, абсолютно реально очень многое менялось. То есть, вся страна практически встала на дыбы и развернулась в каком-то новом направлении. Поэтому энтузиазма было очень много и, действительно, было такое ощущение, что история Советского Союза начинает двигаться совершенно иным курсом, причем курсом таким интересным и интригующим. Поэтому ощущение «Дальше действовать будем мы!» и «Перемены наступают», и «Мы идем, мы сильны и бодры». Это я все цитирую, естественно, песни «Кино». Вот, эти настроения стояли в полный рост.

— зачем Цою нужны были телохранители?

Читайте также:  Модные платья для повседневной носки

— почему Цой не умел давать интервью?

— мог бы Цой сделать карьеру, как художник?

ВОПРОС: Изменился ли Цой, когда к нему пришла слава? Подпускал ли к себе людей? В каких случаях открывался?

ОТВЕТ: Когда Цой стал невероятно популярен, ну, я бы сказал, что это на него подействовало несомненно. Бывают люди, на которых слава, деньги и известность не действуют никак. На Цоя это все-таки подействовало. Не могу сказать, что он отоварился какой-то неприятной звездной болезнью, но тем не менее. Я помню один раз в Питере, году, наверное, в 89-ом, я его увидел в сопровождении двух телохранителей. Ну, надо сказать, что от этой картины мне стало очень смешно. У меня было такое ощущение, что Цою самому было не очень удобно и комфортно ходить с таким конвоем. Но, по всей видимости, это было требование директора группы Юрия Айзеншписа. Он считал, что статус Цоя как супер-звезды обязывает его к максимальному пафосу. Хотя, конечно, Цой был отнюдь не какой-нибудь Тимати, чтобы бравировать своей популярностью и ходить с телохранителями. И тем более накачивать свою популярность вот таким глупым образом. С точки зрения доступности: ну, это обычная история, когда знаменитого человека все кругом донимают и всем он нужен. А нужен он, в общем-то, огромному количеству абсолютно бесполезных и неинтересных людей, и, естественно, приходится выстраивать какие-то барьеры, приходится соблюдать какую-то дистанцию. И у Цоя это, несомненно, было. Потом важно еще отметить, что в конце 80-ых годов у Цоя появился помимо его, скажем так, помимо его натурального образа, еще и некий сделанный образ. Вот эта классическая молодежная картинка, Цоя такого сумрачного всего в черном, такого врубелевского демона отстраненного. Это, конечно, не то каким я знал Цоя в начале и середине 80-ых годов. На самом деле он был парень очень веселый, очень смешливый, очень общительный, чуточку застенчивый, но при этом никакой этой мистической потусторонности в нем не было. Насколько я понял, этот образ он культивировал специально. Возможно, даже не без каких-то советов извне. У него тогда была подруга Наташа Разлогова, такая киношная девушка. Вот она, по-моему, очень блюла его образ. Ну, естественно, Айзеншпис тоже имел место со всеми его этими шоу-бизнесовыми повадками. Поэтому общаться с Цоем мне было в то время не очень привычно.

ВОПРОС: Считается, что ни одного полновесного интервью Цой так и не дал. Так ли это?

ОТВЕТ: Артисты бывают разные. Бывают артисты, которые прекрасно рассказывают о самих себе, прекрасно говорят о своем творчестве, очень любят свое творчество интерпретировать: вот что они тут хотели сказать, и почему вот это должно быть интересно. Более того, я знаю некоторых музыкантов, которых слушать гораздо интереснее в разговоре или в интервью, чем слушать их музыку и песни. У Цоя было все прямо наоборот. То есть, он целиком и полностью выражал себя именно в своих песнях, именно в своих песенных текстах. Он не был мастером разговорного жанра, и все известные мне интервью с Цоем, в общем-то, не дают о нем полного представления. У меня был очень печальный случай как раз такого рода. Я писал свою вторую международную книгу, которая называлась «Тусовки», — писал я ее в 89-ом году. И я планировал сделать Цоя одним из героев этой книги. С этой целью я поехал к нему в Коньково, — он тогда уже жил в Москве. И мы записали с ним три девяносто-минутные кассеты. То есть, интервью длилось три с половиной часа. Это было очень большое, очень дотошное интервью. И, думаю, это было самое большое интервью из всех, которые Цой когда-либо давал. Уже во время интервью мне показалось, что вряд ли я смогу многое из этого интервью использовать. Потом, когда я это интервью расшифровал, стало мне совсем скучно. И поскольку Цоя очень любил и группу его очень любил, я решил, что — нет, — что не буду я это интервью вообще использовать, — Цой в нем выглядит намного скучнее, чем он есть на самом деле. А прочие герои моей книги как раз были такие довольно яркие ребята именно в плане разговорном. То есть, это был, скажем, Сергей Курехин, это был Боря Гребенщиков, Петя Мамонов, Жанна Агузарова. То есть все они как раз очень весело и интересно говорили, вспоминали какие-то занятные истории и развивали какие-то интересные теории и так далее. А Цой . он так довольно скучно отвечал, отчасти нехотя. Я его прекрасно понимаю. Он был человеком в большей степени мифологически настроенным. И для всякого такого человека, который получеловек-полулегенда, и который привык к тому, чтобы о нем судили именно по его песням, а не по каким-то его банальным человеческим проявлениям. Конечно, ему вот все эти интервью давать – это было не слишком интересно.

ВОПРОС: Действительно ли Цой был очень органичен для киноиндустрии? Почему?

ОТВЕТ: Не будучи специалистом в области кино, могу, конечно, предположить, что Цой был прирожденным актером. Во-первых, надо сказать, что он очень любил кино, я имею в виду не группу «Кино», а кино как жанр искусства. Очень много он этих фильмов смотрел, очень этим увлекался, — и кинофильмы, и видеоклипы. Его любимым жанром был, это я, кстати, помню, еще из интервью вот этого огромного с ним, — его любимым жанром были восточные фильмы со всеми этим кунг-фу, каратэ и так далее. Его абсолютным кумиром в этом смысле был Брюс Ли. Но помимо этих фильмов он смотрел и все остальные фильмы тоже. То есть, к кино он был не чужд. Как актер он, несомненно, был очень фактурен, — у него яркая, раз увидишь – больше не забудешь, внешность. У него было что-то в его движениях, что-то от каратэ, кунг-фу, что-то было в нем такое то ли тигриное, то ли кошачье, то ли еще какое-то. В общем, пластика у Цоя тоже была очень выразительной и довольно своеобразной. Поэтому я думаю, что он вполне мог бы быть актером, тем более, что, в отличие от огромного большинства наших рокеров, он был парень красивый, привлекательный в чувственном плане. Конечно, большинство наших артистов, они выглядят просто как такие интеллигентные, умные, милые ребята, а вот немного такого даже звериного такого сексуального магнитизма в них нет.

ВОПРОС: Мог бы из Цоя состояться художник? Что Вы скажете о его картинах?

ОТВЕТ: Я видел картины Цоя, — и в огромных количествах. Более того, без труда мог бы быть обладателем довольно большого даже количества этих картин, поскольку делалась эта живопись в то время просто так. То есть, писались эти картины, а потом Цой и ребята из его круга, — они их просто раздавали друзьям. Они валялись штабелями в каких-то квартирах общих знакомых. К сожалению, ну, как-то не удалось, неудобно мне было эти картины забирать. Поэтому в коллекции у меня ни одной картины Цоя, увы и ах, нет. Но картины были хорошие, — это была такая группа питерских художников, выходцев из панк-среды, называли они себя, по-моему, «Новые дикие». Ну, и картины у них были, соответственно, такие максимально брутальные. Находились эти художники под влиянием с одной стороны – наших авангардистов начала 20-ого века, — супрематистов, того же Малевича, Филонова, с другой стороны – естественно, они насмотрелись уже и современной западной живописи, в первую очередь, нью-йоркская школа. И вот где-то на пересечении этих двух стилей были их работы. Я думаю, самым талантливым из всех этих ребят был Олег Котельников, но он, собственно, и стал профессиональным художником. Цой тоже был, несомненно, способным художником. Не думаю, что он стал бы великим, но он вполне мог бы стать заметным художником. Тем более, что один из участников группы «Кино», Георгий Гурьянов, барабанщик «Кино», собственно, тоже стал профессиональным художником. Более того, в высшей степени успешным.

ВОПРОС: Говорят, Цой разочаровался в западных гастролях.

ОТВЕТ: Для начала, я не сказал бы, что Цой разочаровался в иностранных гастролях. Да, он ездил в конце 80-х годов довольно много по заграницам. Я сам лично возил его в пару-тройку таких гастролей, — в частности в Италию. И да, разумеется, выступать в небольших клубах по контрасту с огромными стадионами, в которых он выступал в России, конечно, это было некоторым разочарованием. С другой стороны ему было интересно гастролировать за границей, встречаться с тамошней публикой, в конце концов, и как турист он тоже получал большое удовольствие от лицезрения всех этих новых экзотических городов. Поэтому я не сказал бы, что он разочаровался в западных гастролях и иностранной публике. Более того, насколько мне известно, он имел определенные планы, даже предпринимал конкретные шаги по продвижению группы «Кино» на Восток. То есть, сам, будучи наполовину корейцем, у него были какие-то знакомые и поклонники в Японии. И если бы не эта трагическая гибель, то, насколько мне известно, уже в конце 90-го года «Кино» должны были поехать на первые гастроли в Японию и Южную Корею. А как там сложилось бы, вообще непонятно, очень может быть, что он стал бы там огромной звездой.

ВОПРОС: Как Вы можете объяснить то, что молодые люди из разных стран слушают Цоя?

ОТВЕТ: Что касается иностранных людей, которые любят песни «Кино» и учат русский язык ради этого. На самом деле, как мне кажется, абсолютно нормальная и логичная история. Скажем, мы все русские рокеры, битломаны и так далее, мы полюбили Beatles и Rolling Stones, Doors, Джимми Хендрикса вовсе не из-за их лирики. Тем более, что зачастую лирика эта была предельно глупая. А полюбили их из-за того, что это была прекрасная музыка, что это были веселые и такие невероятно симпатичные ребята. И мы слушали их, и лишь немногие из нас, ну, вот я, скажем, утруждали себя, чтобы учить английский язык и понимать, о чем это все эти Битлы и Роллинги поют. Я думаю, что точно так же какие-то люди иностранные, западные и восточные, услышав песни «Кино» вполне могут влюбиться в эти песни. Ну, а дальше уж, будут они учить русский язык или нет — это, конечно, их дело. Но песни эти полюбить очень даже можно.

ВОПРОС: Кто придумал миф про кассету с последними песнями, которую увезли с места аварии? Нужен ли был этот миф? Зачем его развенчивать?

ОТВЕТ: Я думаю, что легенду о том, что кассету с новыми песнями извлекли из разбитого автомобиля погибшего Виктора, придумал Юра Айзеншпис. Не могу утверждать это стопроцентно, но думаю, что это он, и сделано это было, естественно, для того, чтобы взвинтить еще больше ажиотаж вокруг релиза нового посмертного альбома группы «Кино». Поэтому, как маркетинговый ход, это было абсолютно четко продумано. То, что это не соответствует действительности, вот честно говоря, мне лично нет особого дела до того правда это или неправда. Главное, что записи эти сохранились и были изданы, и это прекрасные песни. А то, что они не оказались извлеченными из искорёженной машины, — ну, так и что с того? В принципе, естественно, вокруг больших звезд вообще витает большое количество легенд. А если эти звезды еще и трагическим образом погибают, то мифов, легенд и конспирологических теорий становится просто невероятное количество. Такие теории окружали и смерть Элвиса Пресли, и смерть Мерлин Монро, и смерть Джима Моррисона, и Витя Цой, в этом смысле, не исключение. То есть, какие только слухи не ходили о его гибели. И то, что его убили, и то, что авария была подстроена. Ну, в общем, много всякой красивой и романтичной иногда зловещей ерунды по этому поводу говорили. Думаю, что тем, кому надо знать правду и Цое и его жизни, они легко эту правду смогут найти. А тем, кто предпочитает, чтобы было все максимально красиво, трагично и загадочно, ну, они могут следовать своим конспирологическим теориям.

— был ли Виктор Цой первым рокером в паутине шоу-бизнеса?

— можно ли назвать Виктор Цоя эталоном русской рок-звезды?

— мог ли Виктор Цой стать звездой мирового масштаба?

ВОПРОС: Можно ли сказать, что Цой был первым рокером, попавшим в шоу-бизнес?

ОТВЕТ: Я думаю, что Цой, действительно, был первым из рокеров, кто попал в такой реальный шоу-бизнесовый конвейер. Потому что до того, как за дело взялся Юра Айзеншпис, гастроли все проходили абсолютно сумбурным образом. То есть, были группы, у некоторых из этих групп были какие-то директора, администраторы, им звонили из разных мест и говорили: «Вот, не хотели бы Вы к нам приехать?» Группа, если могла, если не мучился в это время их лидер от похмелья или не путешествовал где-нибудь, или не было других выступлений, говорила: «Ага. Давайте, сколько Вы платите? Вот такая вот предоплата или даже без предоплаты. Мы к вам приезжаем». Гастроли проходили хаотичным образом и не обставлялись всем тем антуражем, какой принято. То есть, не шло там никакой продажи сопутствующей сувенирной продукции, не устраивались пресс-конференции. Главное, сами по себе, гастроли не были логически связанными. Вот это все впервые опробовал на себе Виктор Цой, который поехал с «Кино», я думаю, это было в первые, наверное, где-то в конце 88-го года или в начале 89-го – точно не могу сказать. Который поехал на такие фот профессионально сработанные такие конвейерные гастроли, — из города в город по четкому графику, минимум свободного времени, максимум пахоты. Естественно, система эта была не нова, — еще в Советском Союзе популярные эстрадные артисты, та же Алла Пугачева, те же всякие ВИА и так далее, они занимались, так называемым, чёсом. Тоже ездили, значит, по областным центрам, да и даже по райцентрам. И там давали вплоть до нескольких концертов в день. С рок-музыкой, которая только-только вышла из подполья, этого не было, — там все было как-то так по-братски, по-дружески, по-человечески. Но Цой первым угодил в эту достаточно бесчеловечную, хотя и очень эффективную, в коммерческом отношении, мясорубку.

ВОПРОС: Можно ли сказать, что Цой – эталон русской рок-звезды?

ОТВЕТ: Я думаю, что Цой – это, вообще говоря, это эталон рок-звезды. Ну, эталон не в том смысле, что все звезды такие, а эталон в том смысле, что он хоть и нетипичен, а он представляет собой такой идеальный исключительный пример. Дело в том, что большинство наших рок-звезд – это все-таки, в первую очередь, авторы, — авторы песен, композиторы и поэты. Будь это Андрей Макаревич, будь то Юра Шевчук, будь то Борис Гребенщиков, Костя Кинчев, Гарик Сукачев и прочие, и прочие. Притом что они авторы, они вовсе не обязательно выдающиеся артисты. Цой был артистом, а не только автором. Цой был статен, красив, сексуален, он прекрасно смотрелся, от него исходила некая . вот если про Борю Гребенщикова популярная фраза гласит, что от него сияние исходит, как от гуру, например. От Цоя исходила, помимо сияния, еще и такая мощная энергетика и мощный сексуальный драйв. И в этом смысле Витя Цой был гораздо ближе к рок-звездам мирового масштаба, чем именно к русским рок-звездам. В этом смысле Цой ближе к Мику Джаггеру, ближе в Игги Попу, ближе к Джиму Моррисону, весьма им любимому и уважаемому. То есть, ближе к таким западным героическим сексапильным звездам, а не нашим рок-звездам, которые как бы с одной стороны – рокеры, а с другой стороны – ботаники.

ВОПРОС: Тогда получается, что русские поклонники Цоя – часть мировой системы поклонников, и это никакой не совок?

ОТВЕТ: Думаю, что нет, потому что Цой все-таки не успел раскрутиться за границей. Я совершенно не исключаю того, что он мог бы стать рок-звездой, ну, если не мирового, то, по крайне мере, такого серьезного регионального уровня. Скажем, евразийской рок-звездой. Не уверен, что он смог бы, скажем, сделать большую карьеру в Америке, но стать известным в Европе, в Японии, Корее, помимо России, я думаю, он вполне мог бы. И в том числе именно потому, что никакого такого совкового начала в нем не было. В общем-то, Цой, кончено, был человеком интернациональным. У нас вообще таких артистов в стране – раз, два и обчелся. Я лично, помимо Цоя, могу, пожалуй, назвать только Жанну Агузарову. Вот второй персонаж, который если бы обстоятельства сложились благоприятным образом. вот Жанна, я думаю, тоже могла бы стать звездой мирового уровня. Ну как, скажем, та же Бьёрк или какая-нибудь еще экзотическая девушка. Вот она и Цой. Больше я никого не вижу на нашей сцене из артистов такого класса.

ВОПРОС: В чем феномен Цоя, — почему его слушает молодежь?

ОТВЕТ: Я думаю, что секрета тут нет. То есть, секрет лежит на поверхности: это, во-первых, мощная фигура лидера, фигура романтичная, трагичная, красивая, невероятно обаятельная, магнитическая. И второе – не менее важное, а, может быть, и более важное, — это прекрасные песни. Песни, которые не утратили ни своей музыкальной актуальности, ни своего мессейджа. Все то, о чем пел Цой двадцать с лишним лет тому назад, все это поется и сегодня, и смысл от этого ничуть не девальвируется.

Источник