Меню

Футболка с номером 100



Футболки с номерами в Москве

Создать именную футболку с надписью и номером, размер XXL

Создать именную футболку с надписью и номером, размер S

Создать именную футболку с надписью и номером

Футболка Номер Один (Белый цвет)

Футболка Номер Один (Серый меланж)

Футболка КХЛ с вашей фамилией или именем и номером XXL

Футболка детская Иванов 3, ваша фамилия, номер (герб России)

Футболки парные с фамилией и номером (фамилия и номер любые)

Футболка мужская с фамилией и номером

Футболка F.Shop Номера автомобилные

Футболка Номер Один (Бежевый цвет)

Футболка 1 Номер Один

Футболка женская Номера автомобилные

Мужская футболка, Ваша фамилия и номер

Создать именную толстовку с надписью и номером, размер XS

Футболка женская с именем и номером на заказ

Футболки парные с фамилией и номером (фамилия и номер любые)

Футболка 2print Номер 22 — Дзюба. Надпись на Русском

Детская футболка с Фамилией и номером

Детская футболка с Фамилией и номером

Футболка 2print Номер один

Футболки парные с фамилией и номером (герб) на спине

Футболка Print Bar Инструктор номер один (SNW-582222-fut-1-6XL)

Создать именной свитшот с надписью и номером, размер XXL

Футболка 2print Номера автомобилные

Футболки парные с фамилией и номером

Футболки мужские ON-TREND 1753-M Мужская футболка с номером и фамилией «Камуфляж» (мужская, 50, бежевый)

Футболка классическая Printio Будь номер один

Источник

Футболки с номерами в Иркутске

Создать именную футболку с надписью и номером, размер XXL

Создать именную футболку с надписью и номером

Футболка Номер Один (Белый цвет)

Создать именную футболку с надписью и номером, размер S

Мужская футболка, Ваша фамилия и номер

Футболка женская Номера автомобилные

Футболки парные с фамилией и номером (фамилия и номер любые)

Футболка 1 Номер Один

Футболка мужская с фамилией и номером

Футболка детская Иванов 3, ваша фамилия, номер (герб России)

Футболка Номер Один (Серый меланж)

Футболка КХЛ с вашей фамилией или именем и номером XXL

Футболка F.Shop Номера автомобилные

Футболка Номер Один (Бежевый цвет)

Футболка 2print Номер один

Детская футболка с Фамилией и номером

Футболки парные с фамилией и номером (фамилия и номер любые)

Футболка 2print Номера автомобилные

Футболка женская с именем и номером на заказ

Футболки парные с фамилией и номером

Создать именную толстовку с надписью и номером, размер XS

Детская футболка с Фамилией и номером

Футболка 2print Номер 22 — Дзюба. Надпись на Русском

Футболка Print Bar Инструктор номер один (SNW-582222-fut-1-6XL)

Создать именной свитшот с надписью и номером, размер XXL

Футболки парные с фамилией и номером (герб) на спине

Футболки мужские ON-TREND 1753-M Мужская футболка с номером и фамилией «Камуфляж» (мужская, 50, бежевый)

Именная футболка *Главнокомандующий Семьи*

Футболка мужская с фамилией и номером на заказ

Детская футболка номер

Футболка с полной запечаткой (мужская) Printio Москва 18 (именная с номером)

Футболка для Папы с номером один (Белый цвет)

ASOS DESIGN Длинная футболка с сетчатой вставкой и махровым номером ASOS — Бежевый

Источник

Именные толстовки и футболки с номерами

Мода на именные футболки и толстовки, те изделия с фамилией и личным номером, просто ворвалась в нашу жизнь. Это очень модно, это стильно и индивидуально. При этом мы заботимся еще и о том, что это было удобно для вас. Футболки и толстовки с номерами, изготовленные на самом современном оборудовании, не сковывают движения, не топорщатся. Принты выдерживают многочисленные стирки, не тускнеют, не трескаются.
В своей работе мы используем только качественный текстиль, все изделия мы носим сами, поэтому с полной уверенностью заявляем о своем качестве. Мы сотрудничаем только с лучшими и проверенными производителями футболок и толстовок.
Толстовки и футболки с номерами — это ваша личная вещь, с уникальным дизайном. Такая вещь изготавливается только для вас.

Заказать именную футболку

Что бы заказать именную вещь, футболку или толстовку, мы предлагаем вам ознакомится с различными вариантами дизайна именных футболок. Вы можете выбрать один из понравившихся вариантов, и при оформлении указать свое имя и номер. Наши дизайнеры изготовят ваш заказ, в нужном дизайне, мы согласуем его и после этого отправим в производство.

Выбери свой дизайн

Заполни эту простую форму и получи свой индивидуальный дизайн абсолютно БЕСПЛАТНО.

Все заказы изготавливаются индивидуально, в течении самого короткого времени. Заказав сегодня у нас толстовку или футболку с номером, уже завтра вы сможете забрать ее у нас в офисе, либо получить заказ с курьером по любому удобному адресу.

Источник

Номера футболистов: какие цифры на футболках у звёздных игроков?

Доброго времени суток, пикабушники. На волне ныне актуальной темы о футболе у меня возник резонный вопрос: откуда берутся и что значат номера на спинах футболистов. Решил погуглить. Тема для меня оказалась интересной. Хочу поделиться с вами. Это всё копипаста с моей редакцией. Ссылка на оригинал внизу.

82 года тому назад, 13 октября 1928 года, впервые в истории футбола были использованы номера на майках футболистов. Если верить матчевому протоколу, то спины футболистов лондонских «Арсенала» и «Челси» в тот вечер были пронумерованы числами от 1 до 11.

«Арсенал» принимал на своем поле «Уэнсдей» (теперешнее название клуба «Шеффилд Уэнсдей»), а «Челси» — «Суонси Таун». Игра «Челси» — «Суонси» начиналась в 12 дня, «Арсенал» играл позже, поэтому можно считать «Челси» первооткрывателями нового веяния.

Закрепилась традиция нумерования футболок в спорте номер один лишь десять лет спустя, однако официальной датой возникновения номеров на футболках считается именно 13 октября 1928 года.

Так уж повелось, что в современном понимании футболист волен иметь на спине любой [двузначный] номер. Однако до середины девяностых, согласно правилам ФИФА, каждый игрок основного состава обязан был иметь номер только 1 до 11. Номер присваивался на конкретные матчи, о чём в стартовом протоколе делалась соответствующая запись. Таким образом, игроки команд не имели постоянного игрового номера — только традицию и право приоритетного выбора какого-либо числа, который таким образом частично делался и тренером.

В середине девяностых годов Исполком ФИФА после ряда экспериментов отменил эту норму (в 1994 году на чемпионате мира в США). Это логично обусловило введение нового правила, согласно которому всем игрокам в клубном футболе официально присваивались постоянные номера. Эта практика была введена по примеру ряда североамериканских видов спорта.

Однако традиция постоянных номеров в соответствии с порядком расстановки игроков на поле оставила следы и здесь:

Как правило, номер 1 (реже «0», иногда это просто отсутствие номера) — прерогатива вратаря.

За всю историю мирового футбола было много высококлассных вратарей, и вот, многие из них оказались в этом списке:

Лев Яшин (Россия);

Оливер Канн (Германия);

Мануэль Нойер (Германия);

Петер Чех (Чехия);

Эдвин Ван дер Сар (Голландия);

Рожерио Сени (Бразилия);

Давид Де Хеа (Испания);

Джанлуиджи Буффон (Италия);

Однако в истории нередки случаи, когда с единичкой на спине бегают и полевые футболисты. К примеру, Стюарт Балмер из «Чарльтона», Джо Бринкэт из «Слима Уондерерс», Симон Вукчевич из «Партизана» или Пантелис Кафес из АЕК;

Номера 2, 3, 4: Если вспомнить историю футбола, то изначально, в обороне у команд играло всего 2 или 3 защитника. Чаще всего им доставались майки с номерами «2», «3» и «4». Вот самые знаменитые из игроков под этими цифрами:

Тьяго Сильва (ПСЖ);

Дани Алвес (Барселона);

Пауло Мальдини (Милан, Италия);

Роберто Карлос (Реал, Бразилия);

Жерар Пике (Барселона, Испания);

Серхио Рамос (Реал);

Фабрегас (Челси, Барселона);

Номер 5: это игрок центра поля. Футбольная история повидала немало высококлассных пятёрок, которые, в итоге, попали в список:

Зинедин Зидан (Реал);

Серхио Бускетс (Барселона);

Карлес Пуйоль (Барселона, Испания);

Матс Хуммельс (Германия).

Номер 6: Это число, как-то не прижилось среди футболистов стран СНГ, так как мало кому из игроков нравилось, чтобы его называли «шестёркой». В мировом футболе на этом не акцентируют внимание, и сегодняшнему дню собрались следующие звёзды с шестёркой на спине:

Хави Эрнандес (Испания);

Сами Кхедира (Ювентус, Германия);

Поль Погба (Манчестер Юнайтед).

В последние десятилетия цифра 7 на форме игроков стала большой популярности. Зачастую под этим номером выступают футболисты на позици вингера. А вот самые лучшие из них:

Эрик Кантона (МЮ);

Луиш Фигу; (Португалия);

Рикарду Куарежма (Бешикташ);

Криштиану Роналду (Реал, МЮ, Португалия);

Андрей Шевченко (Украина, Милан);

Рахим Стёрлинг (Манчестер Сити);

Франк Рибери (, БаварияФранция);

Антуан Гризманн (Атлетико,Франция).

Номер 8: это, либо игрок центральной линии поля, либо плеймейкер. 8 номер был у следующих футболистов:

Стивен Джеррард (Ливерпуль);

Фрэнк Лэмпард (Челси,Англия);

Дженаро Гатуззо (Милан, Италия);

Андрес Иньеста (Барселона, Испания);

Тони Кроос (Реал).

Номер 9 ещё с давних времён доставался центральным нападающим, и сейчас эта тенденция, как никогда актуальна. За всю историю собрались следующие легенды с девяткой на спине:

Патрик Клюйверт (ПСВ);

Филиппо Индзаги (Милан, Италия);

Роберт Левандовски (Бавария, Польша);

Рой Макай (Фейенорд);

Лука Тони (Бавария, Италия);

Луис Суарес (Барселона, Уругвай);

Фернандо Торрес (Челси, Ливерпуль, Испания);

Эинсон Кавани (ПСЖ);

Самуэль Это’о (Интер, Барселона).

Среди футбольных аналитиков даже существует тактический термин «фальшивая девятка», означающий игрока атакующей зоны «под нападающим», оттягивающегося в центр поля для высвобождения зон для атаки другими игроками. Эту роль часто выполняет, например, Лео Месси (у которого при этом номер 10);

Номер 10: Список из десятых номеров выдался самым большим:

Роберто Баджио (Италия)

Мишель Платини (Франция);

Диего Марадона )Аргентина);

Зинедин Зидан (Франция);

Лионель Месси (Барселона, Аргентина);

Неймар (ПСЖ, Бразилия);

Роналдиньо (Барселона, Бразилия);

Франческо Тотти (Рома, Италия);

Георге Хаджи (Румыния);

Эден Азар (Бельгия);

Арьен Робен (Бавария, Голландия);

Кларенс Зеедорф (Милан).

Под другими номерами, начиная с 11, также играло много звёздных игроков, тем не менее, первая десятка цифр – это самые популярные номера в большом футболе. Ниже приведены самые известные футболисты, которые играли под номерами от 11 и выше.

11 – Гарет Бэйл, Неймар, Мирослав Клозе;

13 – Томас Мюллер, Баллак;

14 – Тьерри Анри;

15 – Неманья Видич, Поль Погба;

16 – Фабьен Бартез, Серхио Агуэро;

17 – Тим Кэххил, Марек Хамшик, Кевин Де Брюйне;

18 – Пол Скоулз, Тони Кроос, Жорди Альба, Эшли Янг;

19 – Диего Коста, Лео Мессси;

20 – Робин Ван Перси, Деле Алли;

21 – Андреа Пирло, Альваро Мората, Зинедин Зидан; Андер Эррера, Давид Сильва;

22 – Кака, Симон Миньоле;

23- Дэвид Бекхэм, Эмре Джан;

24 — Эктор Бельерин Джон Стоунз;

25 — Антонио Валенсиа;

31 — Бастиан швайнштайгер; Неманья Матич;

45 — Марио Балотелли;

Относительно номеров 10 (11) существует своя «традиция в традиции». Их, как правило, присваивают основному (ударному) нападающему, либо (10) другому важному игроку — строящему игру плеймейкеру. О возникновении этой практики сказано дополнительно ниже.

После введения практики постоянных номеров футболистов в командах, появились случаи и закрепления их за некоторыми из них пожизненно. Тому были разные причины: чаще всего за выдающийся вклад в историю и достижения клуба. Но так же и печальные — как дань памяти трагически погибшим.

Например, «Милан» вывел из обращения 6 и 3 номера в честь своих двух бессменных капитанов Франко Барези и Паоло Мальдини. Правда, «тройку» примерить сможет кто-нибудь из сыновей Паоло Мальдини, занимающихся в детской команде «россонери». Аналогичным образом в «Васко де Гама» никогда не будет номера 11 (под ним выступал легендарный голеодор Ромарио), в чешском «Динамо» — 8 (Карел Поборски), в «Челси» — 25 (Джанфранко Дзола), в «Кишпеште» — 10 (Ференц Пушкаш), в «Роме» — 6 (Алдаир), в «Брешии» — 10 (Роберто Баджо), в «Кальяри» — 11 (Джиджи Рива), в «Интере» — 3 (Джачинто Факетти), в «Наполи» — 10 (Диего Марадона), в «Америке» — 10 (Куатемок Бланко), в «Аяксе» — 14 (Йохан Круифф), а в «Космосе» — 10 (Пеле).

В память о Максиме Пашаеве, погибшем в автокатастрофе, Советом футбольного клуба «Кривбасc» при поддержке Клуба любителей футбола Кривого Рога принято решение навечно закрепить за ним 34-й номер на клубной футболке.

Ещё одним видом «выделенных» номеров является закрепление футболки под № «12» за болельщиками. Интересна история самого термина «двенадцатый игрок». Легенда гласит, что появилось это понятие вовсе даже не в европейском, а в американском футболе. В далеком 1922 году тренер некой техасской команды по американскому футболу оказался в незавидном положении — по ходу много спортсменов выбыло из-за травм, поэтому народу не хватало даже для основного состава. Было решено обратиться за помощью к зрителям. На поле с трибун вылетел некий Джон Байбл. И не просто вылетел, а еще и принес победу техасцам со счетом 22-14. Байблу присвоили титул двенадцатого игрока, а затем поставили памятник во дворике даллаского университета.

Именно поэтому болельщиков принято называть двенадцатым игроком. Во многих футбольных клубах 12 номер выведен из обращения. Среди них, наряду с «Баварией», «Фенербахче», «Фейеноордом», ПСВ, «Фламенго», «Бешикташем», «Фенербахче», «Портсмутом», «Рейнджерсом», «Абердином», «Торино», «Дженоа» и «Вердером», присутствуют наши «Ильичёвец» и киевское «Динамо», российские «Зенит», ЦСКА, «Сатурн», «Крылья Советов», белорусский БАТЭ.

Интересно, что английский «Ридинг» и греческий «Панатинаикос» отдали своим болельщикам не 12, а 13 номер. «Бристоль Сити» отвел фанатам номер 31, а «Олдхэм Атлетик» — 40. Российский «Ростов» — № 61 (индекс региона на автомобильных номерах).

С тех пор, как в футболе повсеместно были введены фиксированные номера, игроки получили еще один способ для самовыражения. Теперь уже не только футболка навыпуск и спущенные гетры выделяют футболиста на поле, но и его номер. Сегодня налицо тенденция закрепления за игроками определённого номера, который они «таскают» с собой, переходя из команды в команду. Так, например, эпатажный итальянец Антонио Кассано, выступавший в юности в «Бари» и «Роме» под №18, впоследствии застолбил за собой в «Сампдории» экзотический «99», который на волне истории его перехода в «Милан» в цветах россонери уже ловко растиражировали «фотомонтажники».

Ещё одна недавняя мода — брать в случае «занятости» любимого номера последние цифры года рождения — 80 у Роналдиньо и 76 при возвращении Шевченко в «Милан». Александр Алиев недолго думая при переходе в московский «Локомотив» прибавил к своей любимой «восьмерке» другую и получил «88».

Читайте также:  Школьные жилетки для девочек 2020

Однако распространению данной практики из клубных команд на сборные возражает ФИФА. Сборные команды Аргентины и Камеруна не смогли закрепить соответственно 10-й номер за Диего Марадоной и 17-й номер за Марком-Вивьеном Фоэ, поскольку это противоречит правилам ФИФА относительно распределения номеров в финальных международных турнирах. По сей день в Бразилии ведут безуспешную борьбу, чтобы навечно закрепить десятый номер за Пеле. Хотя в остальных соревнованиях, а также в товарищеских матчах выбор номеров полностью предоставлен национальным ассоциациям. Да и Украине, так же «выдавшей» №12 «болельщику» для участия в отборочном и финальном турнире чемпионата мира или Европы придется пойти на попятный и вернуть в обращение цифру «12».

Недавно Исполнительный комитет ФИФА вновь ввел изменения в правила, касающееся номеров футболистов в официальных матчах.

В заявлении Международной федерации футбола говорится: «Как и во время финального турнира чемпионата мира, во время которого за футболистами закреплены номера с 1 по 23, в отборочных матчах ФИФА использует аналогичную систему: у игроков, попавших в заявку на спине должны быть номера с 1 по 18. При этом необязательно, чтобы футболисты основного состава выступали под номерами с 1 по 11». Что касается фамилий игроков на футболках, то решение использовать их в отборочном турнире отдается на откуп национальным федерациям.

Другие интересные факты по теме:

* в шотландском «Абердине» был интересный человечек по имени Хишам Зеруали, и интересен он был именно тем, что играл в футболке с номером 0. А все потому, что болельщики ему кличку дали — «Зеро». В декабре 2004 он погиб в автокатастрофе;

* свою судьбу с номером 7 в свое время связал Андрей Шевченко. Когда он пришел в «Милан» в 1999-ом, его любимая «десятка» была занята Звонимиром Бобаном. На помощь в таком жизненно важном вопросе пришел француз Ибрагим Ба, поведавший украинцу, что «Шева» на иврите означает цифру «семь». Так красно-черная майка с номером 7 досталась Шевченко, а прозвище «Шева» не отлипает от него до сих пор;

* часто футболисты варьируют свой номер просто повторяя цифру. Удвоить полюбившуюся ему «семерку» (номер, унаследованный за своим кумиром Эриком Кантона) хотел было и Дэвид Бекхэм, когда переходил из «Манчестер Юнайтед» в «Реал». Ведь речи о том, чтобы «раздеть» идола мадридских инчас Рауля, и быть не могло. Но регламент испанского чемпионата предписывает игрокам первой команды в обязательном порядке брать номера от 1 до 25, и даже ради Бекхэма никто не собирался делать исключение. В итоге, имея небольшой выбор из четырех номеров, Дэвид не захотел унаследовать освободившуюся с уходом многолетнего капитана «Реала» Йерро четверку, а предпочел 23-й номер, прославленный любимым баскетболистом Дэвида Джорданом. Для Майкла же цифра 23 постоянно напоминала о дне убийства его отца в июле 1993-го.

* некому Адольфо Баутиста из чиапасского «Ягуара», позже игравшему под первым номером, специальным решением Федерации Футбола Мексики в свое время было разрешено играть под номером 100 за «Депортиво» из Гвадалахары. На чемпионатах мира в 1978 и 1982 годах сборная Аргентины решила не запариваться по поводу номеров и просто раздала их в алфавитном порядке, поэтому первый номер также достался кому-то из полевых;

* бывало, что номера футболистов означали различные юбилеи. К примеру, в сезоне 1996/97 за мексиканский «Монтеррей» под номером 400 выступал небезызвестный Хесус Ареллано. Все просто — в том году 400 лет исполнялось родному городу футболиста. С такой же цифрой на спине отдельный четырехсотый матч за «Гойас» отпраздновал бразильский вратарь Харли. А австрийский футболист Андреас Херцог свой сотый матч в составе национальной сборной отпраздновал, логично, номером 100. Однако это всё в виде исключения и в играх, носящих товарищеский характер;

* самым популярным и престижным номером среди футболистов считается «десятка». Связано это с тем, что именно под этим номером выступал Король футбола Пеле. Сам же Пеле этот номер получил по абсолютно курьезной случайности. Отправляя футболистов на Мундиаль 1958 года, федерация футбола Бразилии попросту забыла присвоить своим игрокам номера. Отправившийся с заявкой на чемпионат в ФИФА уругвайский представитель бразильской федерации Лоренцо Вилиццио решил ситуацию прямо на месте, от фонаря расставивший номера в списке. Уругваец не знал ни одного футболиста сборной Бразилии и вообще с футболом был знаком постольку поскольку, поэтому голкипер Жильмар получил номер 3, а легендарный Пеле — 10. Вот так, из-за нелепого действия некого Лоренцо Вилиццио, номер 10 по сей день считается богемным в любой команде…

Найдены возможные дубликаты

Спасибо за интересный пост! Всегда было интересно что значат номера на майках)

Очень познавательно, спасибо! Футбол не люблю, но читал с большим интересом

400, 23 — это не цифры

номер 10 по сей день считается богемным в любой команде…

Техногенные катастрофы #85. Стадион «Арман Сезари»

Автор: Даниил Ли.

Ну чё, котаны, техногенка?

Сегодняшняя заметка посвящается любителям футбола. Сам я от этой темы далёк и ничего, кроме искреннего недоумения, она у меня не вызывает; впрочем, на вкус и цвет все фломастеры, как известно, разные, и какой-нибудь Petzl Rope Trip вам тоже покажется лютой дичью. А всё это я к тому, что если облажаюсь где-то в футбольной терминологии – не судите строго. На этом лирическое отступление объявляется законченным, перехожу к сути.

«Арман Сезари» был открыт 16 октября 1932 года в городе Бастия на Корсике. На момент описываемых событий это был древний, как говно мамонта, провинциальный стадион, на котором играл провинциальный клуб «Бастия». Вместимости 8750 вполне хватало для матчей второй лиги, но всё изменилось 22 апреля 1992 года. Первым камешком, спровоцировавшим лавину, стало радостное событие: «Бастия» ВНЕЗАПНО обыграла «Нанси» и вышла в полуфинал Кубка Франции.

Теперь стадиону предстояло принимать полуфинальную игру Бастия – Марсель, но к такому он был откровенно не готов. Игра должна была состояться уже пятого мая, и FFF отказалась переносить дату его проведения. Почесав в затылке и прикидывая будущие барыши, руководство клуба решает снести северную трибуну, постройки сорок восьмого года, и воздвигнуть на её месте времянку из говна и веток на 9300 фанато-мест. И всё это за две недели, включая получение необходимых разрешений.

Я думаю, вы уже догадались, что первыми под нож пошли разрешения. Уже вечером двадцать четвёртого был подписан контракт на снос северной трибуны, которую втихаря снесли той же ночью. Надзорные органы узнали о событии на следующий день из местных газет. Контракт на возведение времянки достаётся Sud Tribune. На календаре уже двадцать восьмое, а тут ещё и забастовка в порту Марселя, создающая проблемы с доставкой с материка. Материалы приходится изыскивать на месте. Разрешения оформляются задним числом, зато на новую трибуну уже вовсю продаются билеты (в полтора раза дороже, о чём FFF не в курсе; мыши-болельщики матерятся и плачут, но кактус жрут с удвоенным аппетитом). Пожарная комиссия не даёт «добро» на ввод трибуны в эксплуатацию. Руководство клуба пропускает это мимо ушей. За считанные часы до начала матча новая трибуна, наконец, готова.

В день матча город ликует. Стадион начинает заполняться едва ли не с обеда. За полтора часа до начала игры он уже битком, и тут начинаются первые звоночки: новая трибуна ходит ходуном. Под трибунами строители пытаются «на лету» укрепить трещащую конструкцию дополнительными костылями, но толку от этого чуть. Наверху, на трибуне, восторг начинает сменяться тревогой. По громкой связи зрителей просят сидеть смирно и не щщатать труб… сооружение.

В 20:23, за семь минут до начала игры верхняя часть конструкции всё-таки рассыпается, и люди летят на землю с пятнадцатиметровой высоты. Зрители с уцелевшей части в панике выбегают на поле. Воцаряется хаос и неразбериха. Матч отменён. Поле превращается в импровизированный госпиталь, начинаются первые спасмероприятия. В 21:30 приземляются первые спасательные вертолёты. Городок не готов к трагедии такого масштаба, пострадавших начинают развозить по госпиталям соседних городов и даже на материк, в Ниццу и Марсель. Последнюю свинью подкладывает логистика: пропускной способности единственной дороги категорически не хватает. Выручает авиация.

Всего при обрушении погибло 18 и получили ранения 2357 человек. Среди них оказалось множество репортёров, ибо они находились как раз на верхних местах злополучной трибуны. После расследования, вскрывшего огромную кучу злоупотреблений и нарушений, 31 октября 1995 Уголовный суд Бастии посадил восемь человек (впрочем, семь из них вышли после апелляции 15 декабря). Жан-Франсуа Филиппи, президент Бастии, перед судом не предстал, ибо за год до этого был застрелен у себя на заднем дворе (это Корсика, детка, здесь проблемы решают кардинально!).

Сам же стадион в 2011 году был реконструирован и теперь способен вместить 16 480 болельщиков.

Автор: Даниил Ли.

Подпишись, чтобы не пропустить следующую техногенку!

Как глупость привела к одной из ужаснейших трагедий в американском спорте

Эта история человеческой глупости, которая привела к ужасной трагедии. Произошла она 120 лет назад, когда сотни болельщиков собрались на хлипкой металлической крыше, чтобы посмотреть футбольный матч на стадионе через улицу. Их не смущало, что под их ногами кипело несколько тонн расплавленного стекла.

Большая игра — это старейшее футбольное соперничество команд Калифорнийского и Стэнфордского колледжей на Западе. В ноябре 1900 года проходила десятая встреча. Команды встречались на стадионе «Центральный парк» в Сан-Франциско (разрушен в результате землетрясения в 1906 году). Посмотреть на игру собиралось большое количество болельщиков — в тот злополучный день к стадиону пришли 19 тысяч человек. Трибуны вмещали лишь 15 тысяч человек, поэтому люди искали места, откуда можно было бы понаблюдать за игрой. В том числе и те, кому было жалко отдавать доллар за билет на матч.

Прямо через дорогу от стадиона находился недавно построенный стекольный завод. Пятиэтажное здание было огорожено трехметровым забором с колючей проволокой, но дети пробрались под ним и взломали ворота. Сотни людей рванули внутрь, игнорируя крики и угрозы охранника. Толпа взбиралась по пожарным лестницам на крышу, набившись так, что напоминала банку стоящих сардин в банке. По рассказам очевидцев, собралось от 600 до 1000 человек. Обычная металлическая крыша не была рассчитана на такие нагрузки.

Когда сотрудники завода побежали вызывать полицию, за их плечами дети вовсю резвились на крыше. Один из мальчиков вдруг сказал: «Если эта штука сломается, мы все вместе пойдем ко дну».

И штука сломалась. Спустя 20 минут после начала матча крыша рухнула.

— Распахнулась, как виселица, — рассказал один из выживших.

Люди упали вниз с высоты пятого этажа. Кому-то «повезло» больше — они упали на пол, другим повезло меньше — они угодили прямиком на раскаленную крышку гигантского котла, в котором находилось 15 тонн булькающего расплавленного стекла. Двое рабочих использовали шесты для перемешивания стекла, чтобы вытащить мальчиков и мужчин, мертвых и живых, с крышки печи. Своими действиями они спасли десятки жизней.

— Мы стояли рядом с настоящим адом и видели, как люди умирали прямо у нас на глазах, — позже расскажут они журналистам.

В той трагедии погибли 22 человека, более сотни получили ожоги и травмы после падения с высоты, но выжили. Пока спасатели боролись за их жизнь, футбольный матч продолжался. Его не остановили даже тогда, когда билетеры ходили по трибунам в поисках врачей.

Стэнфорд в итоге победил со счетом 5-0.

Переводил сам для своего сайта, так что тег «Мое». Канал в ТГ про глупость: https://t.me/dawards

Драма пилота, который вез «малышей Басби»: после катастрофы его ненавидела вся Британия

Это история летчика, сидевшего за штурвалом самолета Airspeed AS.57 Ambassador 6 февраля 1958-го и прожившего в аду 11 лет.

Когда британский журналист Джон Робертс завершал исследования для книги «Команда, которая не умрет», в качестве последней части пазла он взял интервью у бывшего британского летчика Джеймса Тейна, который жил на большой ферме в Беркшире. Глазам репортера предстал 53-летний мужчина с тонкими усами, мускулистый и подтянутый, внешний вид которого ни на секунду не позволял себе представить, через что он прошел за последние пятнадцать лет. Джон наметил план беседы, поскольку нуждался в некоторых материалах, отсутствовавших в книге, однако собеседник не слишком охотно шел на контакт. Делу помогла бутылка хорошего виски.

Именно книга Джона Робертса стала, пожалуй, самым ценным и правдивым источником информации о футболистах «Манчестер Юнайтед» и погубившей их аварии. Может быть, именно поэтому предисловие к ней написал сам сэр Мэтт Басби. Журналист стал единственным, кто обстоятельно поговорил с пилотом рейса BE609 компании British European Airways (BEA) Джеймсом Тейном, выжившим в авиакатастрофе, человеком, который, по мнению многих, должен был умереть в тот февральский день. «Малыши Басби» за эти годы превратились в настоящую трагическую легенду мирового футбола, действительно став бессмертными в памяти болельщиков. Джеймс Тейн превратился в изгоя, одного из самых ненавидимых британцев и навсегда остался «человеком, который убил малышей «Басби», – писал Робертс.

Заслужил ли это боевой офицер, летчик Королевских ВВС Великобритании, участник Второй мировой войны, прослуживший в армии больше 10 лет и оправданный властями в ходе расследования Мюнхенской катастрофы? Конечно, нет. Но никому не было дела, через что прошел этот человек в последние годы своей жизни, когда боролся, пытаясь очистить свое имя от несправедливых обвинений. Его жалкие в глазах общественности попытки оправдаться лишь ожесточили сердца британцев. Его борьба была бессмысленной еще до ее начала.

Что же происходило с Джеймсом Тейном после катастрофы 6 февраля 1958 года? Чтобы понять причины всеобщей ненависти, стоит для начала взглянуть на историю «Манчестер Юнайтед».

Всю историю «Юнайтед» можно условно разделить на два периода: до прихода Басби и после. Если в начале века клуб под названием «Ньютон Хит» едва не исчез с лица земли, то после назначения на пост главного тренера 36-летнего Александра Мэттью Басби, бывшего игрока «Манчестер Сити», история резко изменилась. Новаторские приемы и беспрецедентный контроль над всеми сферами жизни «МЮ» сформировали будущее манкунианцев на долгие годы. В то время, если президент клуба хотел создать сильную команду, он просто скупал опытных футболистов и ставил тренера перед фактом, что они должны играть вместе и выигрывать трофеи. Басби пошел против течения и собрал состав «Манчестер Юнайтед» из собственных воспитанников.

Роджер Берн, Джеки Бланчфлауэр, Эдди Колман, Лиам Уилан, Деннис Вайоллет, Дэвид Пегг, Джефф Бент, Данкан Эдвардс, Бобби Чарльтон один за другим дебютировали в первой команде в 17-18 лет. Мэтт Басби постепенно заменил 27-30-летних ветеранов на своих «малышей», но подвергся критике со стороны фанатов. В те времена футбол был гораздо более контактным и жестким, ценились физическая мощь, заматерелость и неуступчивость. Молодым, тонким и нежным на вид мальчикам, по мнению болельщиков, не было места среди мужчин. Басби сильно рисковал, но пошел наперекор всему и выстроил новый «Манчестер Юнайтед» с нуля.

Читайте также:  У порошенко дырявый носок

Результат ошеломил всю Англию. «Малыши» стали чемпионами страны дважды подряд, в 1956-м (11 очков отрыва от «Блэкпула» и «Вулверхэмптона») и 1957-м (8 очков отрыва от «Тоттенхэма» и «Престона»), изменив саму концепцию игры на островах. Футбол перестал быть преимущественно физической игрой. Тактические находки, подвижность, легкость, великолепная техника и быстрая игра в пас подавили десятилетиями складывавшуюся концепцию британской игры – и она стала красивой. Главная заслуга Басби и его «малышей» состояла в том, что их дорога к трофею превратилась в нечто более привлекательное, чем сам трофей. Каждый любитель футбола с умилением смотрит на соседского подростка, который с легкостью обыгрывает своих взрослых соперников на спортивной площадке. «Малыши Басби» стали первым массовым наркотиком в Британии, и каждый день все новые и новые люди становились зависимыми от него. Даже битломания, захватившая страну несколькими годами позже, не могла сравниться с уровнем обожания, которого удостоились «малыши». Вратарь Гарри Грег, один из выживших в авиакатастрофе, говорил много лет спустя: «Был ли «Манчестер Юнайтед» лучшей командой в мире? Может быть. Был ли «Манчестер Юнайтед» лучшей командой в Европе? Возможно, но это, без сомнений, была самая любимая команда мира».

Амбиции сэра Мэтта Басби простирались далеко за пределы Англии. Он хотел сделать клуб главной европейской силой и мечтал о многолетнем доминировании на континенте. Его «малыши» перестали быть детьми, это была сильная, атакующая, профессиональная, хоть и очень молодая команда. «МЮ» стал первым английским клубом, принявшим участие в Кубке чемпионов. В сезоне-1956/57 дебютанты сразу дошли до полуфинала, где потерпели поражение от действующего обладателя трофея «Реала». Тренер тогда сказал о своих футболистах: «На них еще были следы от колыбели, но они их никому не показывали».

Пути «малышей Басби» и Джеймса Тейна пересеклись в следующем сезоне, когда команда отправилась в Белград на четвертьфинальный матч Кубка Европейских чемпионов против «Црвены Звезды».

К началу февраля 1958 года «Манчестер Юнайтед» отставал от лидера чемпионата Англии, великолепного «Вулверхэмптона» Стэна Каллиса на 6 очков. Команда Басби не проигрывала 11 матчей во всех соревнованиях и должна была играть с «волками» 8 февраля: это был отличный шанс сократить отставание и повысить свои шансы на третье подряд чемпионство. Но прежде манкунианцам предстояла ответная игра четвертьфинала Кубка чемпионов. Руководство клуба организовало чартерный рейс вместо поезда, чтобы не затягивать дорогу: футболисты только что сыграли тяжелейший матч с «Арсеналом» (5:4), а после Белграда им предстояла главная игра сезона в чемпионате.

Пилотами на этот рейс были назначены Джеймс Тейн и Кеннет Реймент, служившие вместе еще в Королевских ВВС, а затем перешедшие в BEA. Несмотря на то, что Кеннет налетал больше часов на самолете Airspeed AS.57 Ambassador, капитаном назначили Тейна. Реймент, который только что оправился от операции по удалению грыжи, скучал по работе и очень хотел сам вести самолет. Тейн вспоминал: «Когда я приехал, чтобы провести предполетную проверку, Кен уже был там, весь в нетерпении. Я сказал ему: «Хорошо, я отвезу их в Белград, а ты можешь вернуть их обратно». Хочу подчеркнуть, что мы оба были квалифицированными пилотами с большим опытом, оба могли быть капитанами, но у Кена было больше опыта в управлении Airspeed Ambassador, чем у меня».

Джеймс Тейн доставил команду в Белград, а на обратном пути – к этому времени «малыши Басби» стали полуфиналистами Кубка чемпионов – самолет должен был вести Реймент. Рейс BE609 выполнялся с 44 пассажирами на борту и с запланированной дозаправкой в Мюнхене. В 14:19 по Гринвичу диспетчерам аэропорта «Мюнхен-Рем» сообщили, что борт Airspeed AS.57 Ambassador G-ALZU готов к взлету. Разрешение было получено (по правилам оно истекало в 14:31). Первую попытку Реймента подняться в воздух пресек Тейн, который обратил внимание на необычные колебания стрелки манометра левого двигателя при ускорении и странные звуки. Через три минуты пилоты попытались взлететь снова, но через 40 секунд пришлось отказаться и от нее: в двигатель поступала переобогащенная топливная смесь, что было вполне обычной проблемой для самолетов класса Ambassador. Тейн обратился к пассажирам и попросил их подождать в зале ожидания, пока службы аэропорта будут проверять двигатель. Когда футболисты вошли в здание, Данкан Эдвардс отправил телеграмму своей квартирной хозяйке: «Все рейсы отменены, летим завтра. Данкан».

В это время Тейн и Реймент обсуждали с инженером Биллом Блэком возможные варианты, и Блэк посоветовал остаться в Мюнхене на ночь. Учитывая, что всего через два дня команде предстоял один из решающих матчей сезона, потерять целый день на ожидание она никак не могла. Тогда Джеймс Тейн предложил открывать дроссели как можно медленнее (так пилоты хотели избежать нагрузки на двигатель), пока он не достигнет последней трети взлетно-посадочной полосы. Длина ВПП в мюнхенском аэропорту составляла два километра, так что, по мнению пилота, самолет должен был успеть оторваться от земли в любом случае.

После совещания Тейн позвал пассажиров занять свои места. Все были встревожены, некоторые серьезно напуганы. Вера Лукич, жена югославского дипломата, не хотела возвращаться в самолет. Ее нежелание было легко объяснимо: ее за руку держала маленькая дочь, Весна, к тому же Вера была беременна. Гарри Грег (вратарь «МЮ») успокоил женщину, заверив, что экипаж самолета и службы аэропорта знают, что делают. Позже он вытащит всю семью из горящего самолета, а Вера родит здорового мальчика, с которым вратарь встретится 50 лет спустя. Данкан Эдвардс, Томми Тейлор, Марк Джонс, Эдди Колман и Фрэнк Свифт пересели в заднюю часть салона, полагая, что в случае жесткой посадки там безопаснее. Лиам Уилан, который вообще боялся летать, посчитал, что менять место будет плохой приметой, но нервничал едва ли не сильнее остальных.

Пилоты вывели самолет к взлетно-посадочной полосе в 14:59. Через три минуты они получили разрешение на взлет, которое истекало в 15:04. Тейн сообщил, что самолет взлетает, и Реймент осторожно сдвинул дроссель вперед и отпустил тормоза. Самолет начал медленно ускоряться. Радист Билл Роджерс сообщил диспетчерам, что борт пришел в движение, в это время Тейн отсчитывал скорость самолета с шагом в 10 узлов. Когда этот показатель достиг 117, Роджерс выкрикнул: «V1» (скорость принятия решения, после которой прерывать взлет небезопасно, потому что полосы может не хватить для полной остановки самолета), а через две секунды Реймент услышал «V2!» (119 узлов: минимальная скорость отрыва от земли). Пилоты ждали, когда скорость возрастет еще немного, но она упала до 117, потом до 112, а затем до 105 узлов. Джеймс Тейн в разговоре с Джоном Робертсом с содроганием вспоминал подробности произошедшего:

«Я протянул левую руку к рычагу дроссельной заслонки и ударил по нему, но он был выдвинут вперед до предела. Я думаю, что Кен в это время попытался потянуть штурвал на себя. Я вытянул руки вперед, привстал и попытался выглянуть наружу. Казалось, мы заваливаемся на правый борт, но самолет несся вперед, там были дерево и дом, и я был уверен, что мы не проскочим между ними. Я сел, опустил голову и стал ждать удара.

Самолет пробил ограждение, пересек дорогу и ударил крылом в стену дома. Часть крыла и хвост оторвались, начался пожар. Мы начали кружиться, и я увидел дерево со стороны, где сидел Кен. Правая сторона фюзеляжа попала в деревянный сарай, где стоял грузовик с шинами и топливом. Он взорвался. Мы покружились еще немного, а затем самолет остановился. Был адский шум. А потом полная тишина».

Это была национальная катастрофа. Трагедия унесла жизни 23 человек, среди которых было 8 «малышей». Манчестер был шокирован, как вся страна, как вся Европа. Когда тела футболистов прибыли в аэропорт города, вокруг не осталось пары сухих глаз.

Англия была в трауре, люди искали того, на кого можно было указать пальцем – и Джеймс Тейн стал козлом отпущения. На общественное мнение сильно повлиял первый отчет немецких властей о произошедшем: «Самолет был покрыт слоем снега толщиной в 8 см, который надо было счистить перед вылетом. Кроме того, на крыльях намерз лед».

Германия первой обвинила Тейна в произошедшем. В качестве доказательств немцы предоставили случайный снимок, сделанный фанатом «МЮ» в аэропорту после второй попытки взлета, на котором видно белое пятно на поверхности самолета, объявленное не счищенным снегом.

Для Тейна мир потерял краски, оставшись только черным и белым, без оттенков. Он отказался признавать хоть какую-то вину и начал борьбу за правду, чтобы доказать свою невиновность. Но рождественским утром 1960 года ему нанесли новый удар. Авиакомпания сообщила об увольнении, поскольку он, в нарушение всех правил, поменялся местами с погибшим пилотом Кеннетом Рейментом. Капитан мог разрешить своему первому офицеру управлять самолетом при условии, что тот был достаточно квалифицирован. Первый офицер мог выступать в роли пилотирующего, в то время как капитан был формально вторым пилотом и оставался при этом командиром экипажа. Тем не менее, в правилах BEA было прописано, что капитан и первый офицер не могут меняться местами.

Чтобы сводить концы с концами пока муж борется за свое честное имя, жена Тейна устроилась на вторую работу.

Их дочери в то время было всего восемь лет, и она стала жертвой постоянных издевательств: «В школе меня мучили из-за связи отца с Мюнхеном. Этого было невозможно избежать. Дети бывают очень жестокими».

Но Тейн не сдавался и начал собственное расследование. Ситуация ухудшилась, когда посол Великобритании в Германии, которая по-прежнему обвиняла во всем пилота, попытался помешать следствию, опасаясь дипломатического скандала между двумя странами. Министр иностранных дел лорд Чалфонт заметил, что «отчет, в котором выводы немецкой стороны подвергались бы сомнению, оказался бы нежелательным для Англии». Неоднократные требования Джеймса Тейна провести справедливое следствие оставались без внимания много лет, пока премьер-министр страны Гарольд Уилсон не сказал: «Я считаю, что с Тейном все это время обходились несправедливо».

После этого пилоту с помощью экспертов удалось доказать, что лед на крыльях самолета не может повлиять на резкое скачкообразное снижение скорости. Очевидцы также показали, что перед вылетом на самолет распылили большое количество химикатов, растопивших снег и наледь. Немцы не собирались вновь открывать материалы дела, но Уилсон настоял на повторных проверках всех фактов, изложенных в их отчетах. В 1968-м британские эксперты подтвердили, что на фото самолета, сделанном фанатом, не было льда и снега, а белое пятно – лишь отражение света от фюзеляжа. Кроме того, при тщательно изучении отчета выяснилось, что местные власти, упирая на погодные условия, забыли о состоянии взлетно-посадочной полосы. Густая слякоть на ВВП создала помехи при движении самолета, притормозив его движение. Администрация аэропорта попросту не почистила полосу по всей ее длине. В марте 1969-го, через 11 лет после авиакатастрофы, в течение которых Джеймс Тейн боролся, чтобы добиться правды, британское правительство официально отвергло причастность пилота к случившемуся.

Удивительно, что между судьбами летчика и клуба, которые пересеклись в тот роковой день в Мюнхене, можно проследить определенное сходство.

Через 13 дней после трагедии наспех собранный состав «МЮ» победил «Шеффилд Уэнсдей», а президент Гарольд Хардман сказал: «Мы скорбим о наших погибших и молимся о наших раненых, но мы верим, что великие дни еще придут. «Манчестер Юнайтед» вновь поднимется на вершину».

В тот же день Тейн не признал результаты немецкого расследования и заявил о своей невиновности. Басби понадобилось целое десятилетие, чтобы оправиться от удара и восстановить команду, которая выиграла Кубок Европейских чемпионов в 1968 году. Тейн сражался за свое доброе имя одиннадцать лет.

Через год после своего интервью Робертсу Тейн скончался у себя на ферме от сердечного приступа. Ему было 54 года.

Собака, которая спасла «МЮ»

История о том, как выжил на заре своего существования один из величайших футбольных клубов в истории.

Современный «Олд Траффорд» сложно не увидеть при посещении Манчестера. Нет, это не самое высокое сооружение в городе, но его стены настолько пропитаны многолетней историей клуба, неразрывно связанной с самим городом, что ноги сами приведут вас на улицу имени сэра Мэтта Басби, к одной из самых почитаемых достопримечательностей Манчестера, остававшейся симоволом главного футбольного клуба города на протяжении 108 лет.

Однако, всего за 8 лет до открытия «Олд Траффорд», команда, ставшая впоследствии одной из самых успешных в мировом футболе, могла прекратить своё существование.

Выжить в мрачные времена становления английской лиги ей помогла собака.

В начале 20 века футбол был далёк от того профессионального уровня, на который он вышел в начале нынешнего столетия. Денег, признания и поддержки игроки практически не получали, техническое оснащение полей и игровая форма оставляли желать лучшего, а многие клубы, особенно в провинции, держались лишь за счёт энтузиазма редких меценатов, да горячего желания играть самих футболистов.

Всё это непосредственно относилось к будущему лидеру списка самых дорогих брендов в мире футбола по версии Forbes, команде «Newton Heath LYR» из Ланкашира, в результате описанных ниже событий ставшей клубом «Манчестер Юнайтед». Приставка LYR — Lancashire and Yorkshire Railway — означала принадлежность клуба к железнодорожной кампании, спонсировавшей команду.

«Ньютон Хит» был основан в 1878 году рабочими вагоностроительного завода и первые годы играл, в основном, против других железнодорожных команд на поле «Норт Роуд», совершенно неприспособленном для футбола. Здесь отсутствовал дренаж газона, поле частенько было окутано клубами пара от проходящих мимо поездов, а о такой роскоши, как раздевалки, не приходилось и мечтать: футболисты были вынуждены переодеваться в близлежащих пабах и постоялых дворах. В 1889 группа клубов, которые были недостаточно сильны, чтобы войти в английскую футбольную лигу, организовала свой турнир, который получил название Футбольный альянс. Туда вошли такие клубы, как «Уэнсдей», «Крю Александра», «Ноттингем Форест», «Дарвен», «Ньютон Хит», который перестал получать спонсорскую помощь от железнодорожников и отказался от приставки LYR в своём названии, и ряд других. В первом сезоне существования Альянса «Ньютон Хит», получивший прозвище «язычники» (The Heathens) занял восьмое место в турнирной таблице, а уже через два года сумел стать вторым, проиграв за весь сезон лишь три матча и уступив лидерство клубу «Ноттингем Форест»

Читайте также:  Как носить балетки с юбкой

В 1892 Футбольная лига и Футбольный Альянс объединились, создав единый чемпионат, состоящий из двух дивизионов. «Ноттингем Форест» и «Ньютон Хит» попали в Первый дивизион. «Язычники», носившие непривычные нынешним фанатам «МЮ» зелёный и золотой цвета, начали испытывать материальные трудности как раз в этот период.

Клуб играл на стадионе «Бэнк Стрит» в Клейтоне, куда переехал в 1893 году. Первый матч на новом поле состоялся 1 сентября, «Ньютон Хит» одержал победу над «Бернли» со счётом 3:2. Естественно, контраст между «Бэнк Стрит» и современным «Олд Траффорд» был просто огромным. Стадион располагался прямо у химического завода, и, по выражению футболистов клуба «Уолсолл Таун Свифтс», который играл с «Ньютон Хит» в сезоне-1894/95, представлял собой «свалку с токсичными отходами».

Первые матчи на «Бэнк Стрит» выглядели, по сегодняшним меркам, довольно смешно, поскольку 7000 болельщиков были вынуждены крепко прижиматься друг к другу, чтоб не слететь с единственной, довольно хлипкой, трибуны. «Ньютон Хит» попытался увеличить вместимость стадиона, перенеся две трибуны со своего старого поля, «Норт Роуд», но попытка не увенчалась успехом, и трибуны пришлось продать всего за 100 фунтов стерлингов.

В довершение всех проблем, «Ньютон Хит» вылетел из первого дивизиона, а потом был вынужден потратить немало денег на судебные издержки по делу о клевете, когда газета «Birmingam Daily Gazette» назвала их победу над «Вест Бромвич Альбион» «торжеством жестокости» и обвинила в неспортивном поведении.

На рубеже столетий клуб прочно прописался во втором дивизионе, где играл 12 лет подряд, а сложная финансовая ситуация не позволяла сделать качественные улучшения в игре «язычников». Продажи билетов сокращались, попытки расширения стадиона вгоняли команду в новые долги, а в сезоне-1900/01 «Ньютон Хит» проиграл 14 матчей и с трудом удержался в чемпионате.

Кульминацией стала попытка владельца клуба, Уильяма Хилли, взыскать с клуба полагающиеся ему 242 фунта. Для этого он обратился в суд, сумма долга быстро обросла пенями и штрафами и в 1901 году составила 2500 фунтов. «Ньютон Хит» был объявлен банкротом, стадион «Бэнк Стрит» был закрыт и пресса со дня на день ждала, что клуб постигнет та же судьба, что и «Нью Брайтон Тауэр» с «Бёртон Свифтс» — проще говоря, «язычники» практически перестали существовать. Состояние клуба в полной мере отражает одно фото: обязательный для командных снимков того времени футбольный мяч в ногах у капитана Гарри Стаффорда сменила коробка для пожертвований. Клуб пытался выжить за счёт фаундрайзинга. Однако, главной фигурой на снимке был вовсе не футболист, а сенбернар по кличке Майор. Именно эта собака сыграла главную роль в спасении клуба.

«Ньютон Хит» стал фактическим банкротом в феврале 1901 года, и Стаффорд, который вошёл в историю как первый капитан «Манчестер Юнайтед», взял на себя не слишком приятную обязанность попытаться помочь команде со сбором денег. Талантливый защитник, он присоединился к «язычникам» в 1896, перейдя из «Крю Александра», и стал капитаном команды в 1897. Четыре года спустя он организовал благотворительный базар в Сент-Джеймс Холле в центре Манчестера, в надежде собрать хоть какие-то средства для своего клуба. Целью Стаффорда было собрать хотя бы треть от суммы долга клуба, который составлял уже 2670 фунтов. Понимая, что нужно привлечь как можно больше внимания к команде, Гарри решил отправить в город своего сенбернара Майора, привязав ему на шею коробку для пожертвований.

Несмотря на все усилия Стаффорда, базар не принёс значительных сумм, а во второй половине последнего дня пропал Майор. Многим казалось, что последний луч надежды пропал навсегда. Игроки клуба, в особенности сам Стаффорд, были в отчаянии. Они готовились к потере своего символа, да и самого своего клуба.

Впрочем, отчаяние их длилось недолго. Один из «язычников» увидел плакат, сообщавший о найденной в пабе собаке. Выяснилось, что паб этот принадлежал будущему хозяину Манчестерской пивоварни Джону Генри Дэвису, который переехал в Ланкашир из Стаффордшира, выкупив для начала «Walker & Homfray Brewery». Он управлял большим количеством пабов, а бизнес его, как несложно догадаться, процветал.

В то самое время Дэвис искал собаку в подарок на день рождения дочери. Как только он увидел Майора, то тут же понял, что это как раз то, что ему нужно. Назначив Гарри Стаффорду встречу прямо в пивоварне, Дэвис без обиняков предложил тому сделку, условия которой должны были удовлетворить обе стороны. Пивовар приобретал «Ньютон Хит», гася все его долги, и получал Майора в своё безраздельное владение. Да, собака больше не принадлежала ни Стаффорду, ни клубу, но «Ньютон Хит» получал возможность выжить, что для всех было неизмеримо важнее.

В марте 1902-го в Нью Аслингтон Холл прошла встреча, определившая будущее клуба. Стаффорд объявил, что он вкладывает 2000 фунтов стерлингов в «Ньютон Хит», вместе с Дэвисом и ещё тремя бизнесменами из Манчестера.

Как только Джон Генри Дэвис взял бразды правления клубом в свои руки, дела «Ньютон Хит» начали выправляться. Долги исчезли, все финансовые вопросы стали решаться гораздо эффективней, а траты уменьшились в разы. Уже тогда, в начале двадцатого века, это был идеальный пример того, что большой футбольный клуб, помимо спортивной составляющей, обязательно должен иметь в своём активе хорошего бизнесмена, который, может быть, с некоторой долей авторитарности, будет разумно управлять всей финансовой структурой.

Ключевыми моментами в изменениях, которые начали происходить с «Ньютон Хит» после прихода Дэвиса, стало изменение клубных цветов с зелёного с золотым на красный с белым, а также переименование клуба в «Манчестер Юнайтед» — название было выбрано путём голосования. На очередной встрече владельцев клуба. которая прошла в апреле 1902-го, был поднят вопрос о переименовании «Ньютон Хит». Изначально было выбрано два варианта, «Манчестер Селтик» и «Манчестер Сентрал», но второй отмели из-за излишней похожести на название железнодорожной станции, а первый — из-за его «индустриальности». 19-летний фанат команды Луис Рокка предложил вариант «Манчестер Юнайтед» — и, несмотря на то, что изначально это название не слишком понравилось собравшимся, в конечном итоге утвердили именно его. Рокка стал одной из из ключевых фигур в истории клуба, поработав в МЮ скаутом, помощником тренера, спортивным директором, а также став человеком, который привёл в клуб сэра Мэтта Басби — великого тренера «красных дьяволов».

После апрельского собрания Майор окончательно перешёл во владение Дэвиса, и прожил остаток своей жизни, будучи любимым и обласканным семьёй владельца «Манчестер Юнайтед», навсегда оставшись в истории, как собака, которая помогла становлению одного из величайших футбольных клубов истории и, фактически, спасла его от разорения.

Как обмануть всех, чтобы это было честно, или как спасти от краха свой футбольный клуб

Любите ли вы футбол также, как любят его испанская нация? Болеете ли вы за свою команду также, как это делают именитые испанские комментаторы? Что для вас преданность своей команде? — На все эти вопросы знает ответ бывший президент Атлектико де Мадрид сеньор Хесус Хиль, который был готов пойти на самую величайшую аферу в истории испанского футбола, чтобы сохранить свое детище от полной ж*пы. Итак, знакомьтесь со сборной командой веселых и находчивых:

Это сам Хесус Хиль, вы его знаете по предыдущему посту.

Энрике Сересо, лучший друг и кореш Хесуса Хиля, нынешний президент Атлектико де Мадрид.

Мигель Анхель Хиль Марин, сын Хесуса Хиля, держатель контрольного пакета акций «Атлетико де Мадрид».

Вся команда в сборе, можно начинать. В общем, в чем сыр бор и предыстория?

В 1990 году вступил в силу закон о спорте, обязывающий все профессиональные футбольные клубы, которые действовали в Первом и Втором дивизионе, за исключением Реал Мадрида, Барселоны, Атлетико де Бильбао и Осасуна, перейти на новую юридическую форму правления и переформатироваться из так называемых гражданских компаний (sociedad civil) в спортивные публичные компании с ограниченной ответственностью (sociedades anónimas deportivas). Цель этих изменений была в том, чтобы добиться прозрачности в этой сфере спорта, улучшить контроль за клубами и сделать так, чтобы все было максимально честно в процессе управления данными компаниями. Закон установил временный переходный режим до 30 июня 1992 года, в противном случае клуб перешел бы из первого дивизиона во второй, а это означало, что шиковать на большие деньги уже не получится, да и контракты на рекламу будут в разы меньше. В течение этого переходного периода члены «Атлетико» должны были внести минимальный капитал для клуба, который был установлен в размере 2 060 309 000 песет или 12 382 706 евро, для целей этого преобразования. Выяснилось, что денег у ребят не было, а решать проблему было необходимо, иначе будет подпорчена не только финансовая сторона, но и репутация партнеров. Почесав репы, посоветовавшись со всеми кем можно, ребята решили провернуть все легко и просто, не подставляя никого другого.

Вначале они попросили своих болельщиков поддержать рублем песетой клуб и выкупить таким образом акции, став партнером, имея небольшую долю в клубе. Но сумма набралась очень маленькая, всего несколько процентов от основной суммы. А время шло и шло, нужно было находить какое-то решение. Подняв все возможные связи, договорившись с разными людьми, в полночь 30 июня 1992 года Хесус Хиль и Энрике Сересо получили два банковских кредита в размере 1 300 000 000 и 650 000 000 песет (или 7.813.157 евро и 3.906.579 евро соответственно), которыми они покрыли и подписали непогашенную сумму. Но трюк был не в этом, а в том, что в реальности этих денег ни клуб, ни созданная комиссия, которая должна была провести переформатирование компании, так и никогда не увидели. Чтобы поменять форму клуба, требовалось предоставить вексельное поручительство или по простому аваль, сами деньги заводить на счета компании не требовалось. Деньги, полученные по кредиту, пошли на частные счета Хесуса и Энрике по договоренности с банком, при этом никаких гарантий или обеспечений в замен оба партнера банку не давали, все было на «честном слове». Дальше, вытащив выписки из банка, они в срочном порядке предоставили бумаги комиссии. Через несколько дней, когда процесс перехода произошел и зафиксировался, а клуб сохранил свое положение в первой дивизии, Хесус Хиль стал единственным и максимальным владельцем акций клуба в размере 95,6%. Позже, по предварительной договоренности, Энрике получил 9,48% акций от Хесуса.

Денюжки же в итоге вернулись обратно в банк, где благополучно остались лежать в спокойствии. Получили ли что-то в замен владельцы банка за такую транзакцию — не известно, но мне кажется, что какую-то копейку в виде кэша им передали безусловно. Самое интересное, что это 100% незаконное присвоение, однако никто не получил по жопе, ибо сроки давности по данному преступлению прошли в 1997 году, а дело попало в суд в 1999 году, когда начались наезды на Хесуса за его нечестное правление в Марбельи. Поэтому в 2004 году Верховный Суд Испании признал невиновными эту тройку ребят, потому что на тот момент Хесус Хиль уже умер, а сроки давности закончились.

А какая мораль в этой истории? — Да очень простая, вписывайтесь за свою команду, главное делайте все по правде!

Последний панк британского футбола

Если бы Пол Гаскойн родился на десяток лет раньше, он стал бы не футболистом, а рок-музыкантом. Его выходки на футбольном поле и за его пределами напоминали похождения Сида Вишеза и компании. Такие же безумные, приводящие в восторг поклонников и вызывающие негодование хейтеров. Неизвестно, как он относился к панк-року, но по духу и образу жизни Газза был самым настоящим панком — бунтарём и лихим, бесшабашным гулякой.

Расистские шутки? Да, конечно. Мат в прямом эфире? Непременно. Пропустить стаканчик в перерыве? Дайте два. Запрещённые вещества? Подержи-ка моё пиво. Пьяные дебоши? Пф-ф-ф..

Эти пороки не мешали ему стать ярчайшим представителем самой успешной и выдающейся сборной Англии за последние лет 50, завоевавшей бронзу ЧМ-90 и Евро-96. Ну, до поры до времени не мешали.

Он мог в перерыве матча метнуться прямо в форме в близлежащий бар и опрокинуть там пару стаканчиков бренди. После чего возвращался на поле и рвал всех. Был даже случай, когда он, очухавшись после «третьего тайма» дома на кровати, не мог вспомнить, как сыграл в том матче. Но валявшийся рядом приз лучшему игроку намекал, что не хуже остальных.

Перечислять все его выходки места не хватит. Остановимся на самых известных.

На заре своей карьеры подарил темнокожему одноклубнику на День рождения абонемент в солярий. Страшно представить, какую бы реакцию вызвал такой подарок в наши окаянные дни. В те благословенные времена всё было проще и два приятеля всего лишь посмеялись над этой шуткой.

Угнал клубный автобус и разбил его. Пришёл на командный завтрак голый и как ни в чём не бывало набрал еды и уселся за стол. Во время переговоров с «Лацио» инсценировал самоубийство и поднял дикую панику. В играх за сборную, когда его показывали крупным планом, высовывал язык или корчил рожи. Обнимал Маргарет Тэтчер на глазах её мужа и целовал принцессу Диану. Однажды был удалён с поля и не уходил, пока не пожал руку каждому из соперников. В одном из ресторанов нырнул в гигантский аквариум и требовал зажарить ему выловленную рыбу. Выходил на финал Кубка Англии в синем парике. Прилетал в Москву к русской подруге без документов и провел несколько часов в обезьяннике в Шереметьево.

И всё это на фоне бесконечного пьянства и феноменальной игры. Мало кто из защитников мог полностью выключить его из игры, соблюдая правила. Самый известный случай произошёл в игре с «Уимблдоном», когда Винни Джонс схватил его за яйца и пообещал откусить ухо. Метод спорный, но остановить Газзу можно было только таким образом.

И всё же пагубные привычки взяли верх над мегаталантом, как это часто бывает в жизни. В конце карьеры Гаскойн докатился до чемпионата Китая. Правда, пробыл он там совсем недолго. Отыграв четыре игры, он снова сорвался и в понятно каком виде влетел на мотоцикле в витрину магазина. Местные боссы тут же расторгли с ним контракт.

После окончания игровой карьеры Газза продолжает заниматься любимым делом. А именно — пить и влипать в разного рода скандалы, доставляя головную боль своим близким. Впрочем, его самого это не особо заботит. Панки грязи не боятся.

Источник