Меню

Наказал за мини юбку



Наказал за мини юбку

«Встаньте, пожалуйста, за спинку этого стула, поднимите юбку и наклонитесь через стул»

О, Боже! Этого не может быть. Теперь в любой момент этот человек может на нее напасть и причинить ей боль.

«Нет, сэр». Она повернулась и направилась к двери. И даже успела взяться за дверную ручку. Он схватил ее за руку.

«Как вы смеете! Я директор этой школы и я имею право говорить вам, что вы должны делать. Я принимаю решения. Вы будете делать то, что я сказал. А за попытку сбежать я дам вам два дополнительных удара, так что теперь получится восемь. А теперь поднимите юбку и наклонитесь, если не хотите заработать еще».

Из ее голубых глаз по бледному лицу потекли слезы. Бэт начала задирать подол юбки. Ей очень хотелось прикрыться.

«Выше, так чтобы ваша задняя часть была хорошо видна»

Она подтянула материю еще выше. Теперь она была полностью выставлена напоказ – бледная полоска плоти была прямо перед глазами у директора. Как унизительно.

«Перегнитесь через стул»

Бэт наклонилась и взялась руками за сиденье.

«Нет, нет, нет. Встаньте вплотную к стулу, расставьте ноги, прижав их к задним ножкам стула и дотянитесь руками до передних ножек.»

Она наклонилась еще и с трудом достала передние ножки.

«Пониже руки. Ноги прижаты к задним ножкам стула. Прижмитесь крепче, девочка».

Она потянулась еще. Она чувствовала, что выставлена напоказ – этот мужчина может увидеть все.

Он со свистом взмахнул тростью. Какой ужасный звук.

«Восемь ударов. Не вскакивать. И пожалуйста, считайте, сколько вы получили».

Она слышала его шаги. Он немного отошел назад. О, Боже, он собирается бить со всего размаху. Она оглянулась и увидела, как он поднял трость над головой. Шаг вперед, свист трости и – удар! Палка с такой силой опустилась поперек ее ягодиц, что она почти оцепенела. А затем почувствовала боль. Боль началась в том месте, куда попала трость и затем начала опускаться вниз по телу. Все горело, сильнее и сильнее.

«Один, сэр». Она это произнесла с наибольшим достоинством, на какое была способна.

Он снова отступил назад и замер. Теперь это может произойти в любой момент.

«Ааааа…» Невероятно. Выше первого, прямо по центру ее ягодиц. От вспыхнувшей боли перехватило дыхание.

«Не орите. И СЧИТАЙТЕ»

Прошло десять секунд. А может больше? Бэт чувствовала себя бессильной, порабощенной. И опять на нее опустилась трость. На этот раз прямо в то место, где ягодицы переходят в бедра. Она с трудом смогла вынести эту боль.

«Три, сэр». Она помнила, что надо считать.

И еще раз. Гораздо сильнее и немного раньше, чем она ожидала. Она подскочила, схватившись руками за свою попу. Слезы потоками потекли по ее лицу. Он попал прямо посередине между отпечатками двух первых ударов, и вместе с болью в новой полосе ожила боль в старых двух линиях.

«Этот не считается. Нагнитесь»

С чувством стыда и унижения она опять перегнулась через стул и приняла прежнюю позицию.

Она завела руку назал и подняла юбку выше пояса. Директор опять отступил.

Пауза. Как она выдержит оставшиеся удары?

Свист трости. И прямо по месту предыдущего удара! Она вновь подскочила, схватилась за попу и начала прыгать по комнате, пытаясь унять боль в горящих филейных частях.

«Вы мешаете сама себе, Бэт. Вы по-прежнему на трех ударах и я намерен продолжать, пока вы не получите все восемь. А теперь не тратьте мое время и перегнитесь через стул».

У нее снова потекли слезы. Она нагнулась.

Она чувствовала, что Дженкинс на этот раз встал к ней поближе. Трость мягко прикоснулась к ее ягодицам. Он отвел ее назад, высоко в воздух и с силой опустил. Бэт сжала ножки стула со всей силой, на которую была способна – только бы выдержать красную жаркую боль, горящую в ее ягодицах.

Он по-прежнему стоял близко. Опять свист – и удар, намного сильнее, чем любой из предыдущих. Но она выдержала.

«Пять, сэр» Того, что происходило, она не могла представить в самых страшных кошмарах. А еще осталось целых три. Боль была настолько интенсивной, что ей не верилось, что может быть еще больнее. Она должна вытерпеть. Но на этот раз он отошел назад и ударил с размаху.

«Аааа!» Она вскрикнула. И сквозь слезы добавила: «Шесть»

Она слегка подняла взгляд и попыталась не сводить глаз с деревянного края директорского стола. Сконцентрируйся, Бэт. Игнорируй боль. Но когда следующий удар опустился на ее ягодицы, она не смогла удержать себя. Она опять подскочила, сжимая свои ягодицы, тщетно пытаясь унять боль. Казалось, что ее попа уже не принадлежит ей. Она стала тяжелой, как будто удвоилась в размерах и вся казалась одной большой раной. Чувство того, что Дженкинс смотрит на нее, заставило Бэт принять прежнюю позицию.

«Все еще шесть, сэр».

И опять удар приземлился низко – между нижней частью ягодиц и верхней частью бедер. Она удержалась от крика, а слезы уже текли из ее глаз, не останавливаясь.

Дженкинс заговорил с ней:

«Остался один, мисс. Предположим, что вы сможете его принять нормально, и тогда ваше дисциплинарное взыскание закончится. И я искренне надеюсь, что никогда снова вы не захотите повторить своих нарушений дисциплины».

«Нет, сэр, я не буду»

«Мисс Ньеучик! – выпалил я, – Я делаю вам серьёзное замечание, вы меня поняли?… Я жду вас сразу после уроков.»

Читайте также:  Как носить черную рубашку женскую с футболкой

Красная от стыда старшеклассница поморщилась и повернулась на стуле лицом в обратную сторону. Другие ученики тихонько зажужжали – как всегда, когда знали, что кому-то после школы придётся возобновить знакомство с моей розгой. Нэнси поёрзала в явном трауре местом, отчётливо осведомлённом о будущей боли. Я ничего не сказал, угрозы не повторил – и спокойно продолжал мой урок.

Когда прозвонил звонок, Нэнси встала из-за своего стола – медленно, пока прочие ученики выходили. Наблюдение за ней повергло в дрожь моё сердце. Я был захвачен этим зрелищем. Её кожа была великолепной, чистой, как горное озеро. Сине-зелёные глаза излучали энергию и страсть. Вид пухлых грудей мучил меня, выпирая из-под такой консервативной школьной блузы. Мои руки, желавшие поскорее проскользнуть под её платья на эти прелестные бугорки. Я вспоминал прошлый раз, который не забыл. Я не мог забыть изгиба её бедра, взмаха её ягодиц при наказании.

О, это была лисичка, ангел, богиня-подросток! Я любил её мощной страстью, глубоко неучительским чувством. Я едва мог дождаться, пока уроки не закончатся.

День был невыносимо длинным, но наконец три часа прошло. Последний звонок прозвонил – и за десять минут школа опустела, стихла. Я услышал мягкий стук в мою дверь.

«Войдите», – сказал я.

Нэнси Ньеучик вошла. Она была одета, как перед тем: светлая синяя блузка и обтягивающая джинсовая юбка. Она выглядела великолепно. Мои глаза широко раскрылись, когда она заперла изнутри дверь и затем медленно пошла на меня…

«Вы хотели увидеть меня, мистер Бенсен?»

«О, да!» – я едва не плакал от счастья. Наш поцелуй был сладким и всеобъемлющим, он продолжался очень долго. Мы были оба чуть не задохнулись от него.

«Я чуть не упустил тебя», – признался я Нэнси.

«Я умирала от страха, верите? На всех этих уроках…»

«Я тебя понимаю. На других уроках ты, говорят, чаще получаешь плохие оценки, а на моих… Я так долго хотел поиметь тебя, а ты так долго меня игнорировала…»

«В следующей четверти буду провиняться у вас почаще, я обещаю, – засмеялась Нэнси.

Я и вправду могу быть очень непослушной».

Я тоже рассмеялся и поцеловал её снова; на этот раз мои руки потянулись к ней, лаская блузу снаружи. Она не надела накакого бюстгальтера, маленькая негодяйка, так что соски, как ниппели, были твёрже скалы. Я ущипнул их в знак симпатии, и это сделало девочку-подростка красной, заставило застонать. Через минуту её грудь была полуобнаженной, я присосался к ней, а руками заскользил по её гладкой ноге. Я проскользнул до промежности и почувствовал влажность. Она была готова.

Источник

Что запрещали школьникам в СССР, и Как их наказывали за джинсы или за короткие юбки

Школьные годы не повторяются. Кто-то вспоминает их с нежностью, кто-то с раздражением, кому-то просто все равно. Время летит быстро, и вот недавно вы слушали как звенел последний звонок, а сегодня уже ведете внучку в первый класс. Нет больше привычных экзаменов, теперь сдают ЕГЭ, да и школьники стали более раскованными и свободолюбивыми. А во времена СССР все было гораздо строже. Пожалуй, сегодня такие правила могут показаться слишком суровыми, но советские школьники воспринимали их без особого удивления.

Украшения как символ социального неравенства

В школах не было принято носить украшения. Серьги, кольца, цепочки – эти признаки красивой жизни запрещалось демонстрировать окружающим. Случалось, что учитель разрешал оставить серьги. Но для этого должна была быть уважительная причина. Появилась она у школьниц в конце 70-х, начале 80-х годов, когда заговорили об акупунктуре. Считалось, что правильно проколотая мочка оберегает от падения зрения. Чаще всего просили принести письмо от родителей с подтверждением того, что уши проколоты с их ведома и справку от окулиста. И еще одно условие: серьги обязательно должны были выполнены из золота или серебра.

Тогда они могли считаться лечебными.

Когда настали времена перестройки, правила стали смягчаться. Девочки постепенно стали надевать и колечки, и серьги. Конечно, предпочтение отдавалось тоненьким ободкам на пальцах и сережкам в виде маленьких «гвоздиков». В серьгах а-ля цыганка Аза вряд ли бы пустили даже в самую демократичную школу.

Длинные волосы как подражание дикому Западу

Какими красивыми бы ни были длинные волосы у девушки, ей все равно приходилось укладывать их на голове или заплетать в косы. Прийти в школу с распущенными волосами считалось недопустимым. Особенно строго к этому стали относиться в 70-80-х годы, когда вслед за девушками эстафету «длинноволосия» переняли юноши. Практически каждый читатель этого школьного поколения наверняка помнит, как главного хулигана класса, который не только вел себя неподобающим образом, но еще и носил «патлы» учительница выпроваживала с урока в парикмахерскую.

А все потому, что длинные волосы – это тлетворное влияние Запада! Какой-нибудь Крис Норман или участник группы AС/DC, разве можно на них было равняться? Это считалось недостойным пионера и комсомольца. Если же нарушитель проявлял упрямство, его могли и исключить из школы. Конечно, предварительно пригласив пару раз родителей и вызвав на заседание пионерской дружины или комитета комсомола.

Короткие юбки и комсорги с линейкой у входа в школу

Девушки всегда хотели быть красивыми, и неважно, что на дворе период застоя. Потому брали они обычные ножницы и без сожаления кромсали свою коричневую школьную форму, делая юбку как можно короче. Мини! Как много в этом слове было для восьмиклассницы. Но это тоже не поощрялось. Учителя делали замечания, даже писали записки родителям и вызывали тех в школу. Так как девушка должна была учиться, а не перед мальчиками кокетничать, показывая коленки.

Читайте также:  С футболками стрит воркаут

Бывало и так, что комсоргам давалось строгое указание: в школу учениц в слишком коротких юбках не пускать! И стояли комсомольские стражи у входа с линейкой, измеряя расстояние между краем подола и коленками. По негласному стандарту значение не могло быть больше 10 сантиметров. Не забалуешь. А если меньше – иди домой и переоденься. Ну, или удлини подол. Кстати, некоторые старшеклассницы были хитрее – они не обрезали платье, а просто подворачивали подол и пришивали его от руки. При необходимости можно было просто выдернуть нитку и все снова в норме.

Джинсы: ага, у тебя папа моряк, а мама в торговле

О джинсах во времена тотального дефицита мечтали почти все школьники. Но доставались они не всем. Кстати, вот тут можно согласиться, что эти привычные сегодня брюки из обычного синего хлопка были символом социального неравенства. Потому что достать чудо из денима было сложно. Это либо покупать у фарцовщиков, а это очень дорого, либо просить у кого-то привезти из-за границы. А там бывали в основном либо моряки, ходившие в загранплавание, либо дипломатические работники, либо служащие торговли высокого уровня. И у всех были свои дети, которые мечтали о джинсах.

Потому, скорее всего, чтобы не обострять отношения в классе, приходить в школу в джинсах запрещалось. Иначе – замечание в дневник или даже просто недопуск на занятие. И правда, зачем джинсы, если была школьная форма? По сути, в ней не было ничего плохого. Но дети, проводившие много времени в школе, конечно же, хотели разнообразия. И похвастаться, куда без этого.

Чемоданчики-дипломаты и их соревнование с ранцами

Когда в продаже появились дипломаты, среди школьников возникла особая мода: носить в них учебники и тетради. Понятно, что речь идет не о работниках дипломатического корпуса, а о чемоданчиках, которые получили такое название. Их выпрашивали у родителей, на них копили деньги, их берегли. Правда, иногда катались на них с горки, но это не важно. Тогда дипломаты делали крепкими.

Считалось, что такие сумки вредят осанке. Ведь порой детям приходилось таскать с собой массу всего: например, 6 уроков, а это 6 учебников, 6 тетрадок, пенал, какие-то дополнительные аксессуары. Вес набирался немаленький. Соответственно перекос на одну сторону и в результате искривление позвоночника. И это совершенно правильно! Ранец гораздо более полезен и удобен. Другой вопрос, что при СССР эти школьные сумки делали не слишком привлекательными внешне, и подходили они первоклашкам, а не взрослеющим ученикам старших классов.

Если вам понравился пост, пожалуйста, поделитесь им со своими друзьями:

И не забудьте:
Подписаться на мой Instagram

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

«В короткой юбке»: увольнения учителей за видео возмутили педагогов

Все больше преподавателей вынуждены увольняться из школ из-за активности в Интернете

Видео и посты в соцсетях все чаще становятся поводом для увольнения педагогов из учебных заведений. В Новосибирской области учительнице английского пришлось буквально бежать из школы после того, как ученик взломал ее аккаунт и распространил ролик со стрип-танцем. А педагог русского языка и литературы из Санкт-Петербурга была вынуждена оставить профессию из-за шуточного видео с плясками в банном халате. Мы разобрались, почему интернет-активность учителей вызывает скандалы и можно ли их предотвратить.

Учительнице иностранных языков из Сибири пришлось в срочном порядке уволиться из школы и даже сменить место жительства после обнародования ролика, где дама исполняет интимный танец. Видео, отправленное девушкой своему молодому человеку, стало достоянием общественности после того, как 9-классник взломал аккаунт педагога и распространил закрытые для посторонних материалы. Ранее сибирячка стала полуфиналистом конкурса «Учитель года» и защитилась на первую категорию. Однако, несмотря на успех в профессии, после некрасивой истории она решила навсегда сменить сферу деятельности.

Соцсети стали поводом для смены профессии и для учительницы русского и литературы из Санкт-Петербурга Дарины Счастной. Параллельно с педагогической деятельностью женщина вела популярный блог в ТикТоке. В соцсетях она публиковала шуточные ролики о своей работе; среди прочего в ленте появился и ролик, где учительница танцует с мужем в банных халатах. Жалобу на «непристойное» видео директору школы написал один из родителей. Руководство школы сочло действия учителя аморальными и позорящими статус профессии: невинные банные пляски признали чуть ли не скрытой порнографией. В результате, несмотря на поддержку и любовь учеников, педагог написала заявление по собственному желанию и перешла на работу мастером по наращиванию ресниц.

«Учитель всем что-то должен и не имеет права на личную жизнь. Обязан быть божеством, которое не ест, не ходит в туалет. Он должен только учить, а не кривляться перед камерой, – так выглядит моральный кодекс по мнению руководства школы», – прокомментировала ситуацию Счастная.

Педагог Николай Авдеенко считает, что случаи выживания учителей из школ из-за роликов в соцсетях очень напоминают типичную травлю, которой педагоги все чаще подвергаются в последнее время со стороны учеников и родителей.

– Конечно, соцсети – это не личное, а публичное пространство, – говорит учитель. – Каждый человек должен отвечать за то, что он публикует в открытом доступе. Однако учителя обычно подвергаются травле за совершенно невинные ролики и фотографии. Взять хотя бы случай с учительницей из Барнаула, которую два года назад выжили из школы за фотографию в купальнике с чемпионата по зимнему плаванию. В наши дни присутствие педагога в Интернете дает возможность администрации школы, родителям и даже ученикам разобраться с неугодным педагогом, убрать его из учебного заведения. Я знаю случаи, когда директора под разными предлогами выживали из школ педагогов за посты даже с косвенной критикой нынешней системы образования. Проблема в том, что в нынешней реальности любая невинная картинка или фраза в Интернете может быть понята превратно и использована против учителя.

Читайте также:  Футболка с героями among us

По мнению юриста Марии Махоткиной, учителя в России чувствуют себя абсолютно бесправными; отчасти этому способствует и наше трудовое законодательство.

– Трудовой кодекс позволяет уволить учителя за аморальный поступок, при этом четкой формулировки, что это действо собой представляет, в законодательстве нет, – объясняет эксперт. – По сути, сюда подпадают все действия, которые могут вызвать осуждение со стороны общества, идут вразрез с общепринятыми стандартами поведения. По большому счету к этому можно притянуть и ролик с танцами в банном халате, и фото в короткой юбке или в кофточке с чересчур глубоким декольте. К тому же директору обычно достаточно просто пригрозить педагогу увольнением по статье, чтобы тот моментально написал заявление по собственному желанию. Учителя не верят в возможность защиты своих прав, в большинстве случаев даже не пытаются противостоять травле, когда она идет со стороны учителей и родителей. Какой смысл, если администрации школы в подобной ситуации намного проще избавиться от учителя, чем вставать на его защиту.

Источник

«В короткой юбке»: увольнения учителей за видео возмутили педагогов

Все больше преподавателей вынуждены увольняться из школ из-за активности в Интернете

Видео и посты в соцсетях все чаще становятся поводом для увольнения педагогов из учебных заведений. В Новосибирской области учительнице английского пришлось буквально бежать из школы после того, как ученик взломал ее аккаунт и распространил ролик со стрип-танцем. А педагог русского языка и литературы из Санкт-Петербурга была вынуждена оставить профессию из-за шуточного видео с плясками в банном халате. Мы разобрались, почему интернет-активность учителей вызывает скандалы и можно ли их предотвратить.

Учительнице иностранных языков из Сибири пришлось в срочном порядке уволиться из школы и даже сменить место жительства после обнародования ролика, где дама исполняет интимный танец. Видео, отправленное девушкой своему молодому человеку, стало достоянием общественности после того, как 9-классник взломал аккаунт педагога и распространил закрытые для посторонних материалы. Ранее сибирячка стала полуфиналистом конкурса «Учитель года» и защитилась на первую категорию. Однако, несмотря на успех в профессии, после некрасивой истории она решила навсегда сменить сферу деятельности.

Соцсети стали поводом для смены профессии и для учительницы русского и литературы из Санкт-Петербурга Дарины Счастной. Параллельно с педагогической деятельностью женщина вела популярный блог в ТикТоке. В соцсетях она публиковала шуточные ролики о своей работе; среди прочего в ленте появился и ролик, где учительница танцует с мужем в банных халатах. Жалобу на «непристойное» видео директору школы написал один из родителей. Руководство школы сочло действия учителя аморальными и позорящими статус профессии: невинные банные пляски признали чуть ли не скрытой порнографией. В результате, несмотря на поддержку и любовь учеников, педагог написала заявление по собственному желанию и перешла на работу мастером по наращиванию ресниц.

«Учитель всем что-то должен и не имеет права на личную жизнь. Обязан быть божеством, которое не ест, не ходит в туалет. Он должен только учить, а не кривляться перед камерой, – так выглядит моральный кодекс по мнению руководства школы», – прокомментировала ситуацию Счастная.

Педагог Николай Авдеенко считает, что случаи выживания учителей из школ из-за роликов в соцсетях очень напоминают типичную травлю, которой педагоги все чаще подвергаются в последнее время со стороны учеников и родителей.

– Конечно, соцсети – это не личное, а публичное пространство, – говорит учитель. – Каждый человек должен отвечать за то, что он публикует в открытом доступе. Однако учителя обычно подвергаются травле за совершенно невинные ролики и фотографии. Взять хотя бы случай с учительницей из Барнаула, которую два года назад выжили из школы за фотографию в купальнике с чемпионата по зимнему плаванию. В наши дни присутствие педагога в Интернете дает возможность администрации школы, родителям и даже ученикам разобраться с неугодным педагогом, убрать его из учебного заведения. Я знаю случаи, когда директора под разными предлогами выживали из школ педагогов за посты даже с косвенной критикой нынешней системы образования. Проблема в том, что в нынешней реальности любая невинная картинка или фраза в Интернете может быть понята превратно и использована против учителя.

По мнению юриста Марии Махоткиной, учителя в России чувствуют себя абсолютно бесправными; отчасти этому способствует и наше трудовое законодательство.

– Трудовой кодекс позволяет уволить учителя за аморальный поступок, при этом четкой формулировки, что это действо собой представляет, в законодательстве нет, – объясняет эксперт. – По сути, сюда подпадают все действия, которые могут вызвать осуждение со стороны общества, идут вразрез с общепринятыми стандартами поведения. По большому счету к этому можно притянуть и ролик с танцами в банном халате, и фото в короткой юбке или в кофточке с чересчур глубоким декольте. К тому же директору обычно достаточно просто пригрозить педагогу увольнением по статье, чтобы тот моментально написал заявление по собственному желанию. Учителя не верят в возможность защиты своих прав, в большинстве случаев даже не пытаются противостоять травле, когда она идет со стороны учителей и родителей. Какой смысл, если администрации школы в подобной ситуации намного проще избавиться от учителя, чем вставать на его защиту.

Источник