Меню

Он поднял маленькой девочке юбку



Вечная проблема мальчиков и юбочек

Очень часто мальчики испытывают особый интерес к юбкам девочек, а точнее к возможности поднять юбки и посмотреть, что же находится под ними. Подобные действия у одних взрослых вызывают улыбку, у других – раздражение. В любом случае существуют определенные причины подобного поведения ребенка.

Причины интереса к юбочкам

Повышенный интерес к девочкам и к отдельным элементам их одежды появляется у мальчиков примерно в возрасте трех лет и может сохраняться достаточно длительное время. Существует несколько причин подобного поведения. Во-первых, мальчики с трех лет начинают четко идентифицировать свою личность и осознавать принадлежность себя к мужскому полу. Одновременно они приходят к пониманию, что девочки являются особями другого пола и явно имеют свои отличия. Наблюдения самых очевидных отличий девочек (длинных волос, высокого голоса, украшений и т. д.) мальчиком недостаточно. Половой интерес, появляющийся в этом возрасте, стимулирует их задирать девочкам юбочки из желания обнаружить дополнительные отличительные особенности именно под ней. Во-вторых, девочки всегда очень эмоционально реагируют на такое поведение мальчиков – они начинают возмущаться, кричать или даже плакать. Подобная бурная реакция лишь стимулирует маленького хулигана на повторение своих попыток снова. В-третьих, подобные поступки привлекают внимание не только девочек, но и взрослых людей. Мальчику может просто нравиться то, что его поведение вызывает такой ажиотаж у взрослых. Тогда он будет вновь и вновь проделывать свою выходку, чтобы привлечь внимание к своей персоне. В-четвертых, ребенок может элементарно повторять действия, совершаемые его братьями или сверстниками. Ну и самое простое объяснение – мальчику может просто нравиться та девочка, которой он постоянно поднимает юбочку. Таким способом он привлекает внимание девочки к себе.

Что делать

Родители при возникновении подобной проблемы должны поговорить со своим ребенком и выяснить причины его поступка. Следует объяснить сыну, что для девочек его действия являются унизительными и обидными, что так поступать нельзя. Важно проводить беседу в спокойной форме, не ругать ребенка. Возможно, его интерес к юбочкам девочек связан с желанием получить информацию о разнице полов, которая его искренне интересует. Либо малыш считает, что, поднимая юбки девочкам, он таким образом выражает свое расположение. В таких случаях критика и ругань могут привести к тому, что ребенок замкнется в себе и не воспримет информацию в правильном ключе. Но и излишняя мягкость в данной ситуации также не нужна. Шутливый и легкомысленный тон родителей может привести ребенка к мысли, что он не совершает ничего предосудительного. В этом случае мальчик не сделает никаких выводов из разговора и продолжит поднимать девочкам юбки и дальше.

Если в конфликте задействованы родители девочки, открыто выражающие свое возмущение, нелишним будет организовать совместную встречу родителей и детей, на которой мальчик попросит прощения у девочки и у ее родителей и пообещает больше не делать подобных вещей.

Личная зона

Важно с возраста 3-4 лет заниматься половым воспитанием детей и проводить с ними соответствующие беседы. Большинство родителей в нашей стране пренебрегают подобными разговорами, что является очень большой ошибкой. Ребенок должен четко осознавать, что только он имеет право распоряжаться своим телом и принимать решение о том, кто имеет право до него дотронуться. Подобное осознание позволит малышу не только четко выставлять свои личные границы, но и уважать личное пространство других людей.

Ребенок должен понимать, что половые органы являются интимной частью тела, которую нельзя показывать другим людям. Подобные нормы должны применяться и внутри семьи. Братья и сестры не должны видеть друг друга голыми, принимать вместе ванну. Если родители видят, что дети играют в ролевые игры, в процессе которых начинают трогать друг друга в неположенных местах или раздеваться, им нужно незамедлительно вмешаться и в мягкой форме рассказать детям о недопустимости подобного поведения.

Источник

Если дочке поднимали юбку.

ну не все девочки дерутся. Кто-то может в лоб дать , а кто-то нет.
как и жены есть те которых лупят, а есть те с которых пылинки сдувают. И это нужно в детстве прививать. Есть по натуре бойцы, а есть тихони и простите, но мямли.
Моя не может к примеру лупануть в ответ, но может найти друга Петю, который за нее ’даст в глаз’. Да и мальчик сильнее. не думаю что девочка прям так стояла, а он ее облапывал. Думая прижал ее гдето, задрал юбку и дотронулся. все не более сикунды могло занять.

Затем что я не исключаю возможность ’фантазии’. может он просто юбку задрал, но не трогал, но девочке было обидно и она от себя добавила ’щупал’. А может мальчик сильно нахальный и вправду щупал и не раз. Поэтому с моей точки зрения должны оба при разговоре присутствовать, а не пустую разборку мам устраивать по типу ’трогал/задирал. ’ ’что вы мой сын не мог. он такого не делает’. А если в присутствии детей спрашивать напрямую , то все честно ответят. А классная тоже должна зать ЧТО у нее в классе происходит, а не в стороне оставаться. она за этих детей отвечает!

Нет, она мне показала как. Она не фантазировала. Сейчас лето. Классной нет. А мама и этот мальчик есть. Мама адекватная. И мне дочь сказала, что убирала его руку, но она маленькая и ей тяжело дать отпор. Он сильнее.

Я догадывалась, что такие комменты будут. Откуда же столько мусора в голове у людей берётся.

Я вас услышала. И больше не задерживаю.

Тогда вызывайте маму на разговор и в присутствии детей ( по крайне мере я бы так поступила). и пусть каждый раскажет свою версию. и мальчик объяснит почему ТАК поступил и чего хотел добится, зачем это в принципе делал, о чем думал? а потом вы обе с мамой объясните почему ТАК нельзя поступать. конфликт исчерпан.
А вот если ситуация опять повторится в следующем году. там уже совсем другой разговор.

Спасибо большое. Но боюсь дочь не захочет участвовать в разговоре. Начнёт кричать — я же просила, мама, чтобы мы больше не разговаривали на эту тему.

я не говорю что ваш ребенок неправду говорит. просто чтобы не было непонятных пререканий с той мамой, я бы пригласила все же детей. и я тоже склоняюсь к той мысли что девочка меньше/слабее и на все рпо все могло уйти до пару секунд, она и соорентироваться не успела. Но чтобы та мама тоже ОСОЗНАЛА что проблема не надумана, а реально существует и для вас она не шуточная и вы не хотите чтобы вашего ребенка травмировали и не будете спускать все на тормоза, я все-таки за присутствие детей при разговоре и за то чтобы история исходила не от вас, а именно от вашей дочки и того мальчика.

я бы объяснила почему это необходимо. а вы смотрите по своей дочери.
я просто описываю ситуация исходя из своей позиции и зная свою дочь, а вы сами решайте что лучше всего для вашей и как именно вам и именно в этой ситуации поступить.

Источник

Мальчик задирает девочкам юбки: что делать в такой ситуации

Мальчик поднимает юбки девочкам, не обращая внимания на возмущение и жалобы? В детском саду его считают хулиганом. Конечно, его интерес к тому, что находится под юбочкой, закономерен. Но родителям надо помочь ребенку удовлетворить любопытство, касающееся разницы полов, другим способом. И обязательно объяснить юному ловеласу, что с девочками так обращаться нельзя.

5 декабря 2020 · Текст: Любовь Пришлая

Наталия Богданова

Вашему сыну нет еще и четырех, а он уже бегает за юбками? Причин такого поведения может быть несколько. В 3 года ребенок уже начинает осознавать себя мальчиком и, естественно, пытается понять, кто же такая девочка. В чем состоит коренное отличие, убедительно указывающее, что перед тобой существо другого пола? Конечно, есть масса признаков: одежда, голос, волосы, поведение, по которым можно с уверенностью определить, кто перед тобой — девочка или мальчик. И ребенок трех-четырех лет неплохо в этом ориентируется. Но, в этом возрасте вопросы, связанные с половыми различиями, выходят на первый план, побуждая ребенка действовать активно и целеустремленно. Поэтому он с прямодушным интересом заглядывает под юбки девочкам, чтобы найти ответ на волнующий вопрос. К тому же обнаруживается, что его «познавательная активность» вызывает бурную реакцию у девочек. И конечно, маленький сорванец не может отказать себе в удовольствии повторить этот эффектный номер. Но как бы забавно ни выглядели его проделки, главное, что должен понять ребенок: так вести себя с девочками недопустимо.

Какой храбрый!

Возможно также, что ребенок испытывает ваше терпение, бросая вызов и нарушая запреты. Таким образом он «упражняется» в независимом поведении, бравирует своей храбростью, заодно зарабатывая репутацию лихого мальчишки среди сверстников.

Кроме того, дети часто подражают друг другу, особенно в том, что касается забавных проделок. Может быть, он видел, как другие «хулиганы» поднимают юбки, и охотно повторяет за ними, чтобы не отстать от друзей. Если прежде тихий, державшийся в тени ребенок неожиданно отважился на такую «выходку», возможно, он решил привлечь к себе внимание. Иногда случается, что ребенок не очень хорошо чувствует себя в детском коллективе, поэтому поднять юбку девочке для него способ вызвать к себе интерес, завоевать признание сверстников.

75% взрослых американцев считают, что половым воспитанием детей должны заниматься педагоги в детских садах и школах.

Источник

Примеры превращения мальчиков в девочек. Как мальчик стал девочкой. То ли девочка, то ли виденье

Офигенный экшен, я в восторге. Сначала мама, крохоборница, которой бельё дочкино было выкидывать жалко, тут как-бы уже и сестрёнка подросла и, видя такие чудеса, решила мамочке подыграть. Набрала бюЗгалтеров, кАлготок, напялила на братика и в парк. Потом жену ему нашли по ТЕМЕ (видно весь Яндекс перелопатили) с которой он в реке купается в офигенно красивых купальниках, а мужики принимают его за девочку.

«Я с самого детства всегда носил девичьи трусики с бантиками, калготки.Так меня одевала мама. Покупала панталончики ну и Что было от сестры. Сестра была страше и все мне потом отходило. Росли мы вместе, сестра стала взрослеть быстро повилась грудь и она одела бюзгалтер а я спросил у мамы, а бюзгалтер как у сестры тоже надо носить.Что было сказано, если хочешь я тебе куплю и можешь носить.Конечно вкус у мамы был отменный бюзгалтер сестре и мне она купила просто красивый подобрала трусики,купила так же юбочки блузки, туфли чулки, калготки как у сестры. дальше с сестрой у нас был одинаковый гардероб. И я все это одевал и ходил дома. Иногда с мамой выходил на улицу.Мама не обращала внимания а сестре сначала было интересно как я перевоплащаюсь в девочку,Но потом стала мне помогать подбирать белье в цвет,застегивать бюзгальтер. Как одеть трусики и куда спрятать писю чтоб все выглядело как у девочки лобочек. Подкладывала в бюзгалтер что-нибудь чтоб грудь была как у нее. Одевала платья или прозрачную блузку с короткой юбкой, чтоб видно было бюзгалтер,туфли на каблуке. Ее верхняя одежда подходила мне. Накладывала макияж и так я стал как девочка. И уже после 16 лет когда я уже одевался как девочка,ходил во всем этом.Сестра пришла с подружкой быстро одели на меня стринги, чулки с кружевной резинкой пояс для чулок красивый бюзгатер красное облигающее короткое платье, бусы сережки. Сделали мне макияж прическу одели туфли на каблуке и в таком виде мы все трое пошли гулять в парк. Сначала как то мне было не по себе, но потом раскованность пропала. И все пошло нормально. Сестра называла меня Олей. На улице даже никто не обратил внимания, что мальчик одет девочкой. В таком виде я и сестра вернулись домой. Мама сначала не поняла а потом удивилась, но она никогда не была против что я одеваюсь девочкой. И в результате я стал одеваться как сестра и все что носит сестра. Ходил так дома и на улице, так рос дальше. Мама покупала нам с сестрой одинаковое белье,трусики, бюзгальтеры,чулки,калготки,ажурные трусики. Платья, юбки, леггинсы. И уже дома у мамы было две дочери. Даже летом купались в купальниках. Сначала у меня был закрытый. А потом сестра сказала маме чтоб купила раздельный только чтоб бюзгальтер был с наполнителем.Так же приходили на пляж раздевались и шли в воду. Зимой носил шерстяные калготки и сапоги иногда одевал по настоянию сестры теплые панталончики. так все шло дальше больше. Теперь постоянно ношу либо чулки или калготки. Иногда ношу боди,грацию или полуграцию.Трусики только ажурные. летом танго или стринги. Женившись, конечно жена увидела все это, по началу было как то не очень.Но теперь вместе ходим в магазин где она подбирает мне женское белье,чулки,калготки смотрит и советует что подходит мне, дома ходим жена в белье и я тоже. Иногда одев меня как женщину, макияж я уже научился делать сам,ведет на улицу или в кафе. Летом купаемся так же в купальниках Она купила мне прекрасный раздельный купальник бюзгалтер с наполнителем. И все сидит великолепно. Благо фигура почти как женская. Жена предложила попить женские гармоны. Принимая где то 3 месяц появилась легкая женственная грудь с сосками и округлились бедра. Ей все это нравится. И мы оба в этом ничего предосудительного не видим. Все идет как будто это и было.Живем хорошо и счастливо. Вот так я сейчас выгляжу и жена просто в восторге. Белье одетое на мне все подобрано женой и прическа. И фотографию она так великолепно сделала.

Андрею не нравилось отдыхать в пионерлагере. Тем не менее, родители каждый год покупали ему путевки на одну-две смены.

В этом году ему «повезло» на две смены. Пионерлагерь, куда его послали на этот раз, назывался «Искра». Восемь часов на поезде, еще три часа на автобусе. На берегу озера, посреди леса. Красиво и здорово, но дома с друзьями несравнимо интересней.

Зачислили Андрея в первый, старший отряд. Повозрасту он больше годился во второй или третий, но те уже были укомплектованы, поэтому двенадцатилетнего мальчика определили к тринадцати-четырнадцатилетним.

Всю первую смену он ничем себя не проявил. Старался отлынить от добровольных общественных пионерских дел, не посещал ни одного кружка. Единственное времяпрепровождение — пинг-понг или рассказывание историй.

В последнем занятии он показал свой талант. Тесная компания человек пять-десять из разных отрядов собиралась в каком-нибудь укромном уголке лагеря и по-очереди рассказывали друг другу анекдоты или истории. Получилось так, что обычная страшилка в духе «в черном-пречерном лесу» в исполнении Андрея выросла в историю с продолжением о похождениях бравого космического охотника за монстрами. Очень скоро все собирались послушать только одного рассказчика — Андрея.

Так прошла вся смена. Потуги пионервожатых отряда Алеси и Джековны привлечь Андрея к ведению пионерских дел, вроде создания стенгазет или работы с младшими отрядами, не дали результата. Особенно старалась Джековна. Полное ее имя было Эльвира Джековна. Ее отца звали Джек. Необычность отчества всем понравилось, потому все ее звали просто Джековна. Единственное, что удалось — это уговорить мальчика принять участие в сценке, подготавлиемой к традиционному празднику лагеря, королевской ночи. Обычно это была последняя или предпоследняя ночь перед окончанием смены, когда не было отбоя и все могли делать что угодно, но в определенных рамках приличий и традиций.

Сценка нехитрая, как правильно и как неправильно мальчикам вести себя с девочками. На третьей репетиции девочки, участвующие в сценке, взбунтовались. Они еще могли вынести дерганье за волосы, толчки мальчишек, но им хватило пары раз больно упасть, чтобы заявить, что больше они не хотят. Джековна предложила поменяться ролями. Теперь мальчикам, играющим роли девочек, следовало терпеть издевательства девочек, играющих роли мальчиков. Дело пошло лучше.

До дня выступления Андрей рассчитывал, что одеваться девочкой не потребуется, но Джековна настояла на правдоподобности. Тем более пять других мальчишек, исполняя веселый танец, тоже одевались девочками.

Примерку устроили в комнате Джековны, куда смеющиеся девчонки принесли свои платья. Каждый мальчик входил туда, вожатая выбирала ему наряд, он переодевался и выходил к великому веселью зрителей. Андрей пошел последним.

Вот и ты, — сказала Джековна, задумчиво оглядывая мальчика. — Даже не знаю, что тебе предложить.

Оставшиеся Андрею платья действительно были или малы, или висели мешком. Тогда вожатая достала свое платье, оказавшееся впору. Андрею даже понравилось прикосновение легкого шифона. Его выход из комнаты вожатой сопровождался очередными овациями. Потом провели генеральную репетицию.

Андрей категорически отказался от предложения Константина, второй «девочки» из сценки, привыкать к ношению платьев до вечера. Он переоделся в свои шорты и футболку, бережно положив платье на кровать. Константин и еще двое мальчишек продолжили ношение девчачьей одежды.

Танцоры схитрили, одев девчачьи платья поверх нормальной одежды. Константину и Андрею Джековна так поступить не позволила, заявив, что танец комический, а сценка должна выглядеть правдоподобно. Тогда Андрей предложил девочкам остричь волосы, особенно роскошные Ленкины косы. Его довод сработал, но девочки просто нацепили кепки. Зато самому Андрею повязали большой бант, который с трудом удерживался на короткой стрижке.

Праздник проходил весело. Сперва все отряды представляли на конкурс свою художественную самодеятельность. Отряд-победитель получал в награду дополнительный пирог. Потом начались индивидуальные конкурсы. После своего выступления Андрей и Костя попытались убежать, чтобы последовать примеру танцоров и переодеться. Но Джековна поймала их за руки и велела остаться.

Сейчас будет самое веселое, будет жаль,если вы это пропустите.

Мы быстро, — начал канючить Андрей, но вожатая не согласилась.

Этим «самым веселым» оказался конкурс на звание «Королева смены». Для участия в конкурсе приглашались все желающие девочки. Таких набралось почти тридцать, к ним Джековна вытолкала красных от смущения Андрея и Константина.

Конкурс оказался не таким уж и сложным. За минуту вычистить больше картошки, пришить больше пуговиц, быстро заплести косу на манекене, выступить со стихотворением, песней или танцем, раскрасить изображение девушки, сделав той «макияж», пара веселых конкурсов. Андрей умудрился набрать третий результат и получил грамоту пионерлагеря с присуждением звания «Принцесса Очарование». Первой оказалась девочка из второго отряда, второй Анфиса, самая красивая из первого.

После этого состоялось праздничное чаепитие с ягодными пирогами. Королева и две принцесы сидели за отдельным столиком. Анфиса не могла отсмеяться и всякий раз, когда встречалась взглядом с Андреем, прыскала. Королева же так и не смогла понять, что Андрей не девочка.

По окончании праздника все отряды разошлись по своим корпусам. Джековна, как дежурная, попросила Андрея и еще нескольких пионеров помочь ей с наведением порядка.

Вернувшись в свою палату, Андрей обнаружил, что его кровать стоит пустая, без матраса и постельных принадлежностей. Его одежды на табуретке тоже не было.

Принцессу девочки просят к себе, — смеясь пояснил ситуацию Петька. — Это они с Костей утащили твою постель.

Пришлось идти на половину девочек. Костя уже был там и наслаждался игрой в бутылочку — девчонки учили его целоваться. Не нем была девчачья ночная рубашка. С появлением Андрея игру прекратили.

Читайте также:  Сколько надо пар носок для танка

Новенькая пришла, — сообщила Валя.

Теперь ты одна из нас, нарекаю тебя Анечкой, — объявила Анфиса.

Потом Андрею показали его постель, дали ночнушку.

Ты обязательно должна ее одеть, — велели Андрею.

Нет, до конца своего пребывания в лагере, то есть до послезавтра, ты и Констанция будете спать здесь, а днем носить платья.

До конца пребывания в лагере? Вообще-то я остаюсь на вторую смену.

Тогда я прослежу, чтобы ты осталась Анечкой до конца следующей смены, — шутливо предложила Анфиса, которая тоже оставалась на вторую смену.

Андрея попросили рассказать одну из его историй, что он с удовольствием сделал. Потом кто-то предложил измазать мальчишек зубной пастой. Идея всем понравилась, но в холле, разделявшем половину девочек и половину мальчиков они столкнулись с противником в лице мальчишек, которым пришла та же гениальная идея. Бой разгорелся прямо в холле не на жизнь, а до конца тюбиков с зубной пастой. Битва закончилась вничью, после чего было решено мирно разойтись по спальням, тем более оружия ни у кого не осталось.

На следующее утро угроза девочек получила подтверждение. Из шкафчиков Андрея и Кости исчезла вся их мальчишечья одежда, вместо которой появились девчоночьи одежки. Не все они были впору, но олицетворяли собой то, что шкафчик теперь принадлежал девочке.

Одев футболку с вышитыми цветочками и юбку, Андрей понес Джековне ее платье. Его сопровождала делегация девочек. Отсмеявшись, вожатая позвала вторую вожатую и они дали свое согласие на забаву девочек, то есть на ношение Андреем и Костей девчачьих нарядов в течении всего дня и следующего утра, до отъезда. В таком виде мальчики вышли на утреннюю пионерскую линейку, вместе с девочками мыли полы и стены в холле, измазанном зубной пастой. После отбоя к девочкам явились гости из другой половины корпуса. Ради забавы устроили игру в поцелуи. Анфиса написала на бумажках имена всех присутвующих, свернула бумажки и положила бумажки в два ящичка отдельно мальчиков и девочек. Потом все уселись в круг. Анфиса с ящичками подошла к первому мальчику и предложила вытащить бумажку с именем девочки. Потом он должен был подойти к своей избраннице и произнести речь признания в любви. Признание обязательно заканчивалось поцелуем. Девочка возвращала свою бумажку в ящик и тянула имя мальчика, после чего должна была поцеловать его, но с обязательной сценкой признания в любви или соблазнения. Так и шли по кругу. Причем некоторы могли попасться дважды, а кто-то избежать поцелуев, здесь уж как повезет. Костину бумажку Анфиса поместила к мальчикам, что вызвало у Андрея чувство облегчения. Значит и ему предстоит целоваться с девочкой, а не с мальчиком.

Аня, принцесса Очарование, — прочитал бумажку Павел и сморщился, поняв, что ему предстоит. Лицо Андрея выразило те же эмоции, но правила игры были строги и поцелуя избежать не удалось. Смирившись, Андрей вытянул бумажку с именем мальчика и недоуменно прочел свое имя. Хитрая Анфиса определила их с Костей как к мальчикам, так и к девочкам. Признание в любви самому себе и поцелуй зеркала прошли по бурные аплодисменты. После этого Андрей вытянул бумажку с именем девочки, молясь, чтобы это не оказалась Констанция-Костя. На бумажке была указана Анфиса. Та с удовольствием приняла его признание в любви и глубоко поцеловала. Андрей даже задохнулся. «Я тебя тоже люблю,» — шепнула девушка и вытащила очередную бумажку.

Наутро всех ожидали автобусы, которые должны были отвезти пионеров на станцию, откуда те разъедутся по домам. Кое-кто оставался на следующую смену. Заезд новой смены ожидался только завтра. В первом отряде оставались только Андрей, Анфиса и Лена. Уезжали даже Алеся и воспитательница отряда. До конца лета оставалась лишь Джековна.

А ты останешься девочкой на всю следующую смену? — поинтересовалась вожатая у Андрея, увидев, что тот все еще ходит в юбке.

Эта идея понравилась Анфисе с Леной и те взялись уговаривать Андрея так и поступить. Джековна с улыбкой слушала этот спор. Девочкам удалось убедить Андрея. Тому даже стало интересно, что получится. Тогда вожатая велела Андрею перетащить чемодан с его вещами в ее комнату.

Пока будешь девочкой, пусть он стоит здесь, — сказала вожатая. — Сегодня я съезжу домой, вернусь утром. Вы девочки взрослые, поэтому знаете как себя вести. Надеюсь на вас.

Все трое пообещали, что шалить и безобразничать не будут.

Андрей рассчитывал, что по возвращении Джековны он сможет изменить свое решение. Тем более из одежды теперь у него была только Ленина юбка и Анфисины футболка и ночнушка.

Вожатая уехала после обеда, а вернулась еще до завтрака. С собой у нее был чемодан, который Джековна вручила Андрею.

Это тебе, твоя новая одежда.

Увидев, что содержимое чемодана девчачья одежда, Андрей замер с открытым ртом.

Это все мое, — пояснила вожатая, — и тебе должно быть впору.

Вообще-то я передумал был девочкой, — начал Андрей, но вожатая его прервала:

Поздно. В канцелярии ты уже числишься не как Андрей, а как Аня. Изменить что-либо я уже не смогу. Отказываться нужно было вчера, а теперь изволь быть хорошей девочкой. Не бойся, никто не узнает. Я тебе помогу, Анфиса с Леной тоже не будут в стороне. Все у тебя получится, можешь мне поверить. Мы из тебя еще сделаем «Королеву второй смены».

Так для Андрея началась вторая смена в лагере.

У меня был друг Саша и он был какой-то странный. В чем заключалась эта странность я никак не мог понять пока меня не послала к нему учительница обеспокоенная его долгим отсутствием в школе (он там не был больше месяца). Когда я пришел к нему мне долго никто не открывал дверь и я уже собирался уходить как услышал звук открываемой двери. Дверь открылась и захлопнулась прямо перед моим носом но потом снова открылась и меня буквально втянуло в квартиру. Передо мной предстала очень красивая девочка в розовом платье розовых колготках и накрашенным лицом. «А где Саша? Я принес ему задание со школы.» сказал я ей. «Не узнаешь?» спросила она. «Н-нет.» Я пригляделся повнимательнее. Сквозь макияж проглядывали знакомые черты лица. «Сашка это ты?! Ты что с ума сошел?» удивился я. «Нет. Я просто хочу стать настоящей девочкой и кажется становлюсь ею.» с улыбкой проговорил он. «Понятно. А я тут принес тебе задание по школе и меня просили выяснить почему ты не ходишь в школу второй месяц.» «А как?» и он задрал платье. Через розовый капрон колготок я увидел гладкую поверхность лобка без писуна как у всех девочек. «А как ты сикаешь?» спросил я. «Писаю? Через писю как и все девочки.» ответил он (или уже она). Когда я снял верхнюю одежду она мне предложила: «Мне неудобно общатся с мальчиком. Может ты переоденешься в девочку и мы бы общались как девочки. Я дам тебе свою одежду и если хочешь моя мама сделает тебе макияж.» Я был рад помочь бывшему другу адаптироваться в его новой жизни да и к тому же я хотел узнать как себя чувствуют девочки в своей одежде. И я согласился. Когда я вошел в её комнату то удивился обилию кукол и других игрушек в которые играли девочки но не мальчики. Глядя на всё это я произнес: «Да брат похоже ты всерьез намерен стать девочкой. И давно это у тебя?» «С пяти лет. Раздевайся догола.» сказала она. Я снял всё с себя включая трусы и прикрыл писун рукой. «Можешь не закрывать. У меня у самого такой же был.» сказал(а) Саша. «А ну да.» и я убрал руку с писуна. Она дала мне белые колготки чтобы я их надел. Но я сказал что не умею их надевать. Тогда она взяла колготки закатала один из их чулков до конца и сказала: «Вытяни ногу так.» и она вытянула свою красивую ножку в розовом капроне показывая мне как надо вытягивать её. Я сделал так как она мне показала и я почувствовал как паутинка капрона приятно заскользила вверх по моей ноге. По мере надевания чулка нога становилась белой. Когда она надела чулок до колена Саша перешла на другой чулок закатав и его до конца. «Теперь вытяни другую ногу.» сказала она. Я вытянул и другая нога стала покрываться прозрачной белой паутинкой. Когда колготки были надеты на обе голени паутинка легко преодолев колени стала медленно но очень приятно покрывать мои бедра. Наконец когда колготки оказались на бедрах Саша натянула их мне до середины живота так что задний шов колготок приятно воткнулся в попу разделив её на две половинки а мои яички и писун столь же приятно окутала нежная паутинка белого капрона. После того как Саша надела таким образом на меня колготки она дала мне белое платье. Я попросил её одеть это платье на меня ведь я никогда не носил платьев и не умел их одевать. Тогда она сказала чтобы я поднял руки вверх и приятная шелковая ткань платья скользнула вниз по моему телу. Платье было на тоненьких бретельках и очень коротким едва прикрывающим мою голую попу в колготках. Оно было похоже скорее на ночную сорочку чем на дневное платье но оно было очень красиво с серебряной вышивкой по подолу и тем более на ней было точно такое же платье только розового цвета. А ещё она дала мне белые перчатки. «А это зачем?» спросил я. «Ты посмотри на свои руки. Они типично мужские.» был её ответ. И я надел их на руки выше локтя. Они были полупрозрачными потому что сделаны они из тончайшего шелка и в них было очень приятно моим рукам. Теперь когда на мне было платье колготки и перчатки я понял почему Саша захотел стать девочкой. В такой красивой одежде просто было приятно находиться. Под платьем я чувствовал какую-то необычайную свободу а колготки и перчатки я почти не чувствовал что создавало впечатление легкости моего тела. Хотелось бегать прыгать и просто летать от этой легкости что придавала мне эта одежда. Но Саша сказала что я похож скорее на мальчика в платье чем на девочку. «А что ещё не хватает?» спросил я. «Макияжа.» коротко сказала она. «Как у тебя?» «Как у меня.» сказала она. «Ну давай.» нерешительно произнес я. Тогда она позвала свою маму которая удивилась увидя в комнате дочери мальчика в платье. Саша объяснила ей что я пришёл со школы принес задание а так как она давно не общалась с мальчиками она и дала мне свою одежду. Мать похвалила дочь за это и сказала, что мне нужен полный макияж. Начала она с губ обведя их контур красным карандашом и накрасив ярко-красной помадой нанеся на них блеск. После этого она перешла на глаза подведя их тушью а веки накрасила розовыми тенями покрыв их блеском. Наконец она напудрила мне всё лицо перед тем наложив на щеки румяна. Макияж был закончен и меня подвели к зеркалу с закрытыми глазами и сказали их открыть. Когда я открыл глаза то не узнал себя. Несмотря на то что мое лицо напоминало кукольное макияж мне понравился. Я хотел его потрогать но мне запретили это делать. В это время я почувствовал что колготки сползают с моей голой попы да и складки на колготках появились. Я сказал им об этом. Тогда мама Саши сказала чтобы я подошел к ней. Я стоял. «Да не бойся ты так. Она же не съест тебя. Она же моя мама.» сказала Саша с улыбкой. Её улыбка несколько успокоила меня и я подошел к её маме. Она спустив колготки до колен взяла за шкурку мой писун оттянув её завязала на конце её длинную нитку сделала писун между ног а другой конец нити натянув её просунув через попу привязала на животе. Затем она снова надела колготки натянув их на мою голую попу и закрыв белым капроном чуть не весь живот. Потом она попросила дочь дать трусики и когда она их ей дала она сказала чтобы я их надел на колготки. Эти трусики были очень маленькие, так что когда я их надел на колготки они воткнулись мне в попу вместе со швом колготок. Больше колготки не сползут, поскольку они прижаты к попе трусиками, а писун не мешал носить такие маленькие трусики потому что он зажат между ног. Мне было очень приятно ощущать щекотание капрона не только на ногах и попе но и в самой попе причем я не испытывал при этом никакого дискомфорта. Наоборот, от каждого движения мне делалось приятно всему моему телу. Кстати и от сознания того что у меня было красивое лицо как у Саши мне становилось приятно на душе. Мне всё хотелось взглянуть на себя в зеркало полюбоваться собой, но нам надо было делать то зачем я пришел сюда — то есть уроками и когда мама Саши ушла мы как две примерные девочки стали их учить. После уроков Саша попросила меня поиграть с ней в куклы (надо сказать что у неё в комнате было много разных кукол). Но я отказался так как никогда не играл в них ведь я же мальчик. Я сказал ей об этом. Тогда она подвела меня к зеркалу и сказала задрав мне платье: «И где ты видишь мальчика? Ты же уже девочка.» И она была права: писуна не было видно. Тут я вспомнил что не предупредил маму что задержусь и сказал что мне надо позвонить маме чтобы она знала где я. Она отвела меня к телефону с условием что я останусь и буду с ней играть в куклы. Я согласился. Когда я позвонил маме она поначалу не узнала мой голос. Он напоминал голос девочки. Только когда я изменил голос на свой она меня узнала и я отпросился ещё часа на два сказав что я буду играть с другом. Она разрешила мне остаться. Я удивился как я могу менять голос в этой одежде. Когда я говорил с мамой то старался держать голос мальчика когда же положил трубку то вновь услышал «свой» голос девочки. Я сказал ей об этом и спросил почему. «Не знаю. Наверное ты хочешь стать девочкой.» сказала она. «Я? Н-нет.» с улыбкой сказал я. Но тебе приятно в этой одежде. Не так ли?» «Ну да. Но для того чтобы захотеть стать девочкой нужно что-то большее. А ты как думаешь?» «Ну да. Ты прав.» И мы стали играть в куклы. Не думал что эта игра меня так увлечет. Мы так увлеклись что не замечали время и остановила нас только её мама придя и сказав нам: «Так девочки всё хватит играть. Уже поздно и Саше пора спать.» Мне было лестно что она меня причислила к девочкам но мне было жаль снимать эту приятную и красивую одежду (особенно колготки) и становиться снова мальчиком. Но делать было нечего и мы пошли в ванную комнату смывать макияж. Когда Саша смыла свой макияж к ней как по волшебству вернулось лицо мальчика Саши. «Ну с возвращением. Ты стал похож сам на себя.» сказал я думая что делаю ему комплимент. «Не называй меня так. Я — девочка.» сказала она задрав платье и демонстрируя что у ней уже нет отличительного признака мальчика. «Извини. Я забыл.» сказал я. Сняв перчатки я тоже смыл макияж. Вернувшись в её комнату я снял с помощью Саши её одежду а её мама отвязала писун и я одел свою привычную одежду. А Саша уже приготовилась ко сну надев на голое тело белую прозрачную ночную сорочку доходившую ей до пят. Ох и досталось мне от мамы за то что я обманул её и пришел домой поздно. А учительнице я что-то наврал и она поручила мне относить Саше задание каждую неделю. Так что я с ней стал видеться вполне регулярно. Когда я приходил к ней я тут же раздевался догола и шел в ванную мыться а потом подходил к сашиной маме чтобы она завязала писун между ног. Потом Саша надевала мне колготки и платье а я надевал трусики чтобы колготки не спадали. Затем мама Саши делала мне полный макияж. Обязательным атрибутом служили перчатки которые я надевал на руки после того как она накрасит мне лицо. После этого мне давали какие-нибудь босоножки обязательно под цвет колготок или платья которыми я обувал ноги. Только после этого мы начинали заниматься уроками. Со временем я научился надевать и колготки и платье но лицо по-прежнему красила мама Саши. А на каникулах я часто оставался у них ночевать. Тогда мне Саша давала белую или розовую прозрачную ночную сорочку которую я надевал на голое тело и так ложился спать вместе. Ни о каком сексе между нами не могло быть и речи в силу нашего слишком юного возраста (нам было по 9 лет). Мы тогда и подумать не могли что люди могут себя так удовлетворять. О чём я сейчас очень жалею. Лишь однажды меня толкнула какая-то неведомая сила к ней и я её поцеловал в губы. Видимо тогда мне она показалась особенно красивой. По ночам мы разговаривали. Между прочим Саша рассказал как принял решение стать девочкой. Об этом я написал рассказ «Белое платье мальчика Саши». На следующий учебный год у нас в классе появилась новая ученица — Саша. Лишь я знал кто на самом деле была эта «девочка». А о мальчике Саше никто даже и не вспоминал — как будто его и не существовало вовсе. Конец.

С самого рождения он был вынужден бороться за собственную жизнь.

Сначала он вступил в конфликт с природой. Потом началась борьба с вековыми традициями, родным народом, религией.

Он вышел из жестокой битвы победителем. Но какой ценой досталась ему эта победа?

Как сложилась судьба транссексуала, воспитанного в мусульманской семье, — читайте в материале специального корреспондента «МК».

Эта история об одном юноше.

Юноше, который хотел быть счастливым.

Его мечта исполнилась. Но для этого ему пришлось стать женщиной, тем самым бросив вызов всему мусульманскому миру…

Транссексуал-мусульманин — это определение звучит шокирующе. Большинство из таких людей, узнав о несправедливой ошибке природы, допущенной по отношению к ним, кончают жизнь самоубийством.

У нашей истории другой конец.

Скорее всего счастливый.

Если, конечно, в этом случае уместно говорить о счастье…

Наша встреча с Эрикой срывалась несколько раз.

Договорились. Обозначили время. В назначенный час: «Абонент временно недоступен…».

Весь следующий вечер я так же бесполезно провела на лавке около ее подъезда.

«У нее надломлена психика, — оправдывал поведение своей подопечной продюсер Александр Валов. — Возможно, Эрику кто-то обидел, и она не желает ни с кем общаться. Это нормальное явление. Например, она может позвонить среди ночи и, захлебываясь слезами, часами засорять мой мозг своими непонятными проблемами».

Читайте также:  Летние юбки карандаш с высокой талией

Я уже отчаялась было встретиться с героем запланированной публикации, как на мой сотовый пришла короткая эсэмэска: «Приезжай. Жду. Эрика».

Панельная многоэтажка в районе проспекта Мира.

Поднимаюсь на девятый этаж.

У лифта меня встречает девушка. Прическа в сотню мелких косичек, велюровый спортивный костюм цвета сирени, мягкие домашние тапочки, на груди — массивный золотой кулон.

Наконец-то мы познакомились, — как ни в чем не бывало щебечет Эрика. — В прошлый раз… я посеяла телефон, — неумело врет собеседница.

Только спустя час…

Знаешь, на самом деле я просто затусовалась в новой компании и забыла про нашу встречу… — невинно хлопнула пушистыми ресницами девушка.

«Она самая настоящая женщина!» — промелькнуло тогда в моей голове. Необязательная, кокетливая, жеманная, наивная…

Стоп! Но ведь в прошлом она все-таки была мужчиной!

То ли девочка, то ли виденье

Десять лет назад провинциальный Нальчик вздрогнул. Это случилось в тот день, когда 13-летний юноша из уважаемой в городе семьи натянул на себя откровенное мини и прозрачный топ, неумело навел вызывающий макияж и вышел на центральную площадь…

Не позорь семью! — неслось из соседних дворов. — Мать в могилу раньше времени сведешь! Тебя проклянет отец!

Но молодой человек даже ухом не повел. Тогда он сознательно бросил вызов всему мусульманскому обществу и решил жить по своим законам.

У нашего народа совершенно особенный менталитет. Кабардинцы настолько дорожат общественным мнением, что мне стало невыносимо существовать в той среде, — тянется за сигаретой собеседница. — Но тем не менее даже в Нальчике я не пряталась, ни от кого не скрывала своей сущности. Более того, на каждом углу кричала, что природа создала меня женщиной, только почему-то допустила путаницу в отношении моего тела.

По паспорту Эрика до сих пор остается Тахиром, что означает «чистый». Ее отец, бывший военный, мечтал воспитать из единственного сына моряка-подводника, поэтому и назвал первенца в честь близкого друга, трагически погибшего во время флотских учений.

Уже в детском садике я осознавала себя девочкой и никак не могла понять, почему меня ведут играть к мальчикам, — закусывает губу Эрика. — Родители страшно ругались, когда ловили меня с бантом на голове или в сестринском платье. Я возмущалась: почему нельзя, если я девочка?

В школе Тахиру не удалось избежать насмешек со стороны одноклассников. Его неестественное кокетливое поведение, странная походка вызывали бурю эмоций у школяров. Одни крутили пальцем у виска, другие откровенно издевались. Но вот поднять руку на девочку-мальчика никто не решался.

«Что взять с бабы…» — махали рукой мальчишки.

В старших классах я начала красить губы, подводить веки, — вспоминает Эрика. — После того как мама обнаружила у меня кучу фотографий в женском обличье, за мое воспитание взялся отец. Первым делом он устроил меня на стройку помощником прораба. На работу я приходила в коротеньких шортах, розовой маечке на бретельках, на ногах были туфли на массивной платформе. В таком наряде я бегала по стройке и всех смешила.

Старое поколение, к коим относились родители Тахира, на тот момент не подозревали о таком явлении, как транссексуализм. Думали, у сына — подростковая блажь! Пройдет!

А их мальчик уже давно нашел в медицинской энциклопедии ответ на мучивший его вопрос: кто же он на самом деле. Но разве взрослых переубедишь?

Однажды мама наткнулась на мой дневник. Она была в шоке. Там были описаны мои переживания по поводу первой любви. Нет, предметом моих страданий была не девочка. Фу-у -у! Девочки мне никогда не нравились, — гримасничает собеседница. — Тому молодому человеку было 25 лет, мне — четырнадцать. Когда я призналась ему в своих чувствах, он ничуть не удивился. «Я понимал, что ты мальчик, но в тебе настолько развито женское начало…» — повторял он. Это был короткий роман. Мы встречались всего несколько месяцев.

По окончании школы Тахиру пришла повестка в военкомат. В полном женском «обмундировании» юноша предстал перед военкомом.

Вы хотите, чтобы я в армии умерла? — с порога закапризничал молодой человек. — Вы мне смерти желаете? Тогда пойду…

Родителям ничего не оставалось делать, как смириться с решением сына и самым банальным образом «отмазать» ребенка от воинской службы.

Некоторое время я провела в больнице. Врачи нарисовали мне липовую справку, и вопрос с армией отпал. Ну какая в моем случае служба? У меня аж мурашки по коже бегут от одной только мысли об этом. Вдруг я там ноготь сломаю, что я буду делать? Лучше сразу покончить с собой. Кстати, посмотри, — Эрика демонстрирует чуть заметный шрам на запястье. — Такой узор украшает руки всех транссексуалок.

Первый раз о суициде Эрика задумалась еще в Нальчике. После очередной ссоры с матерью она заперлась в комнате и рубанула острым лезвием по венам.

Не зря говорят: понять транссексуала можно, только прожив его жизнь. Сочувствие и понимание Эрика обрела, оказавшись в кругу таких же, как она. Но для этого ей пришлось проститься с отчим домом.

Эрика знала, что в советское время ее заболевание пытались лечить. Пациента, страдающего подобной манией, чаще всего причисляли к умалишенным. Разум пытались вернуть с помощью лошадиной дозы мужских гормонов. Как правило, лечение не давало результатов. Большинство трансов кончали жизнь самоубийством.

Когда Тахир показал родителям скудные вырезки из специализированных журналов о проблеме транссексуалов, у его матери прихватило сердце.

Мне повезло, что родители не отказались от меня, как произошло с моими подругами из Нальчика, которые тоже сделали себе операции, — говорит Эрика. — Единственное, когда я теперь приезжаю в Кабардино-Балкарию, отец хмурится: «Одевайся хотя бы скромно, ты не в Москве». Конечно, нашлись и такие, кто перестал общаться с нашей семьей. Бог им судья…

Гончая порода

То, что Москва слезам не верит, Эрика испытала на собственной шкуре, когда в 19 лет перебралась из родного города в столицу.

О своем отъезде я не предупредила родителей. Просто продала мобильный телефон и на вырученные деньги купила железнодорожный билет до Москвы, — вспоминает Эрика. — Ради своей цели я готова была жертвовать всем. Узнав о моем побеге, родители прекратили со мной всякое общение. Но со временем отношения нормализовались…

Первое время Эрика делила комнату в коммунальной квартире со своей подругой по несчастью из того же Нальчика. За копейки они выступали в подпольных ночных клубах в женских костюмах.

Это были нелегкие времена, — вздыхает собеседница. — Нас принимали за извращенцев, за больных людей. Но, поверьте, моя психика абсолютно здоровая. За семь лет, проведенных в Москве, я прошла такой путь, что нормальный человек давно сошел бы с ума…

Вторым пристанищем Эрики стал элитный салон по оказанию интимуслуг. В начале нынешнего века это заведение пользовалось бешеной популярностью среди банкиров, политиков, актеров…

Я благодарна хозяйке того борделя, которая обеспечила меня высокооплачиваемой работой на целых пять лет. Ведь мне необходимо было собрать приличную сумму на операцию. Спрашиваешь, было ли страшно? Ничуть! Проститутки часто рассказывают какие-то жуткие истории из своей практики. Меня это участь миновала.

Среди моих клиентов не было быдла. Некоторые мои знакомые считают, что я пошла по легкому пути. Но такой путь выбирает большинство «наших». Ведь с такой внешностью и мужскими документами нас не принимают на приличную работу. Редкому транссексуалу удается реализоваться в нормальной профессии. Как правило, они работают в мужском обличье и получают копейки. И только к пятидесяти годам могут накопить достаточную сумму на операцию. Я же изменила себя в 24 года.

В отличие от женщин легкого поведения Эрика легко и безболезненно повествует о своем прошлом.

В борделе я зарабатывала сумасшедшие деньги, — лицо растягивается в улыбке. — В то время как нормальным девочкам платили 1500-2000 рублей за час, такса транссексуалов не опускалась ниже 200 долларов. Девчонки завидовали мне. Ведь я одевалась в дорогих магазинах, за мной приезжали на шикарных иномарках, мои ухажеры не шли ни в какое сравнение с их клиентами. Так что между натуралками и трансами кипела война. Но, надо признаться, в отличие от них я вкалывала по-стахановски! Обычная женщина не выдержала бы такого графика. Мой личный рекорд — 17 клиентов за день. Той ночью я буквально валилась с ног. Но зато на следующий день купила себе лисью шубу за 2 тысячи евро.

Все это время Эрика принимала сильнейшие гормональные препараты. Благодаря воздействию лекарств ее сексуальная активность росла с каждым днем.

Через полгода на моем лице исчезли волосы, округлились формы. Из угловатого подростка я превратилась в точеную девицу, — хвастается собеседница. — От природы у меня тонкая кость, поэтому я совсем не поправилась. У меня гончая порода. При росте 174 см я вешу всего 48 кг. А какой у меня был праздник, когда наконец-то выросла своя грудь! Причем поначалу бюст невыносимо болел, до него невозможно было дотронуться. Но я все равно была счастлива! Господи, спасибо тебе!

…Первую пластическую операцию Эрика перенесла в октябре 2005 года. Удалила «кавказскую» горбинку на носу. А в марте прошлого года увеличила грудь до третьего размера.

Я получила разрешение на последнюю операцию через месяц. Тогда как у большинства трансов на это уходит год, — объясняет Эрика. — Врачи поставили мне диагноз — ядерный тип, то есть «чистый», настоящий транссексуал. И вот полгода назад я наконец-то избавилась от мужского полового органа. Более того, хирургу даже удалось сохранить мне оргазм! Из больницы я вышла на двенадцатый день после операции. На радостях тут же нацепила высокие шпильки, прозрачное платье и всю ночь зажигала в клубе.

Сегодня ни один мужчина не отличит Эрику от обычной женщины. Длинные ноги, высокая грудь безупречной формы, осиная талия. Даже без единого намека на макияж она выглядит сногсшибательно. Глаза с поволокой, надутые губы, острые скулы. Про таких говорят: «сошедшая с обложки».

Девочки, кофейку не хотите? — в комнату заглядывает пышная дама с такими же африканскими косичками на голове, как у моей собеседницы.

Познакомься, это Зарина, — представляет подругу Эрика. — Мы втроем — еще одна землячка ушла в магазин — снимаем эту «двушку». Представляешь, столько лет прожили в одном городе, а познакомились только в Москве. В отличие от меня у девчонок сложилась непростая ситуация. Их родители даже не подозревают о диагнозе своих детей. Приезжая в Нальчик, девочки состригают волосы, надевают мужскую одежду. В общем, играют роль натуралов. Хотя обе уже много лет пьют гормоны, но на операцию пока не решились. Вот таких называют третьим полом. Кентаврами. Ни женщины, ни мужчины. А ведь их время может уйти. Это сегодня они молодые, красивые. Экзотика! А что будет через 30 лет?

Неженская сила

В комнате Эрики — идеальная чистота. Почти всю и без того скромную площадь занимает огромная двуспальная кровать. На журнальном столике — музыкальный центр. На шкафу — плюшевые игрушки.

Вот мой Алексей, — на карточке изображен высокий блондин атлетического телосложения. — Мы прожили вместе около двух лет. Ради него я оставила работу в борделе. Он же бросил жену и ребенка. Мы познакомились по Интернету. Год общались в Сети. А потом он заявился ко мне в салон. Как клиент. Я стала действовать по отработанной схеме: душ, кофе, чай — и вперед. Но он отказался от секса. Мы просто болтали. Разве я могла упустить такого мужчину?

Алексей был старше своей возлюбленной на десять лет. В период их романтических отношений Эрика еще не успела стать полноценной женщиной. До последней, самой главной операции ей оставалось чуть меньше года.

Конечно, мы планировали расписаться, сыграть свадьбу. Все ждали, когда я получу паспорт. Не дождались, — вздыхает собеседница. — У нас обоих оказался очень тяжелый характер, чтобы оставаться вместе. Ревность нас просто сжирала. Постоянные драки, скандалы вымотали нас. Когда мы очередной раз поссорились, я собрала вещи и ушла. Мы до сих пор иногда встречаемся, занимаемся любовью, но о совместном проживании не помышляем.

Сейчас Эрика снова пребывает в состоянии влюбленности. Но от семейного спокойствия бежит как от огня.

Дайте мне вволю насладиться своей красотой! — смеется она. — Я же столько лет ждала этого перевоплощения! Обожаю гулять по улицам и ловить восторженные взгляды мужиков. К тому же сейчас в моей жизни хватает молодых людей, которые балуют меня дорогими игрушками. Дарят золотые украшения с бриллиантами — другие камни я не признаю, шубы из натурального меха. В будущем я, как любая нормальная женщина, мечтаю о верном муже, детях. Надеюсь, к тому времени я утихну, растворюсь в толпе. Найду суррогатную мать, которая родит мне троих ребятишек. Двух девочек и мальчика. Парня буду воспитывать настоящим мужчиной. Если вдруг он родится с такими же проблемами, как у меня, я не стану переживать. Раз природа ошибается, значит, так и должно быть. Но я не позволю ему мучиться. Отдам все деньги на его операцию, чтобы он не пытался покончить с собой. А еще я обязательно расскажу детям о своей жизни. Хочется быть честной до конца. Ведь ни от одного мужчины я еще не скрыла своего прошлого. Хотя некоторых из них мои откровения, мягко говоря, шокировали.

Двадцать пять лет потребовалось Эрике, чтобы стать женщиной. В конце этой недели она летит в Нальчик за новым паспортом. Теперь на ее половой принадлежности будет поставлена жирная точка.

В аэропорту повяжу косынку, надену скромное платье, чтобы в очередной раз не травмировать предков, — улыбается Эрика. — Это раньше в Нальчике я спокойно голосовала на трассе с оголенными плечами. Дура была. Однажды меня чуть не изнасиловали. Еле отбилась. Пожалуй, единственное, что во мне сохранилось мужского, — это сила. Например, если меня задевают, я, не раздумывая, набрасываюсь на обидчика с кулаками. Сколько женщин я перебила на своем веку! Ненавижу, когда за спиной шушукаются. Таких людей надо ставить на место. Вообще, с обычными девушками у меня и в мирной жизни не складываются отношения. Мыслят они как-то примитивно. С ними скучно, неинтересно. А еще они слишком завистливы. Кстати, будучи мальчиком, я никогда не дралась. Я была нежным, хрупким, ранимым… Зато сейчас моя истинная натура вылезла наружу.

Эрика, когда выйдет этот материал, возможно, ты будешь уже в Нальчике. Как к твоим откровениям отнесутся родители? Я имею в виду твой рассказ о работе в интимсалоне.

Родители никогда не интересовались, откуда у меня деньги. И я боюсь этого вопроса. Ну если спросят про статью, отмажусь. Совру, что все это неправда, журналисты сами придумали. Я ни за что не смогу признаться близким людям, что ради своего спасения мне пришлось выйти на панель. Ведь по образованию я парикмахер. Но по профессии не работала ни дня. Сейчас танцую в шоу-балете. Вообще, мне хочется сменить круг общения.

Знаешь, как надоело это б…ство. Каждый новый знакомый так и норовит затащить меня в постель. Говорят, из меня сексуальная энергетика так и прет. Вот мы часто с подружками думаем: «Как хочется поработать в обычном офисе. Чтобы уходить из дома в восемь утра, возвращаться в шесть вечера. Один выходной в неделю…». Хотя потом понимаем: долго мы так не протянем…

Только не подумайте, что если я поменяла пол, то отказалась от веры, — сказала на прощание Эрика. — Я по-прежнему мусульманка. И не собираюсь рвать со своим прошлым. Моя родина — Нальчик, мой народ — кабардинцы. И я ни за что не отрекусь от своих корней.

СПРАВКА «МК»

«ТРАНССЕКСУАЛИЗМ — несоответствие полового самосознания человека его генетическому и гонадному полу. Каждый пятитысячный ребенок в мире рождается с диагнозом транссексуализм. Диагноз официально включен в „Международную классификацию болезней, травм и причин смерти“. В СССР данное заболевание практически не изучалось и в профессиональной литературе представлено не было. Попытки толкования патогенеза транссексуализма с позиций чисто психиатрических в настоящее время окончательно оставлены».

«Транссексуализм может быть излечен только путем смены пола. Операция способна привести внутренний мир пациента в гармонию с его телом. Перед хирургическим вмешательством транссексуал должен пройти специальную комиссию, состоящую из психологов, сексологов и психиатров».

Превращение в девочку

Я жил в семье с сестрой Наташей и мамой, отца у нас не было, т.к. он уже давно ушёл к другой женщине.
Однажды мама сказала:
— Андрей твоя одежда вся в стирке, носи пока одежду сестры!
Тогда мне было уже 11 лет. Большая часть моей одежды была грязная, лежала в куче грязного белья и должна была постираться. Из-за того что сломалась стиральная машина, одежды накопилось много и постирать её было нельзя.
Сестра была более аккуратная и чистоплотная чем я, и её одежды, хорошей, не загрязненной было ещё много, почти весь шкаф.
Это случилось утром, когда я проснулся в одних трусах и не увидел рядом с собой своей одежды. Сестра ещё спала в своей комнате, но мама уже вынесла мне её одежду и разложила рядом на стуле.
— Так, вот тут колготочки, трусики и платье. Бюстгальтер наверное тоже нужен вместо майки. Одевай пока это.. — сказала она.
Я был в большом шоке от всего что происходило, честно говоря совершенно не ожидал, что мама заставить меня одевать сестрину одежду и попытался протестовать:
— Но я не хочу это одевать! У меня должна быть своя одежда!
— Нету у тебя больше своей одежды. Андрей, сколько раз тебе говорить! Не постиранная, грязная одежда вся. Подожди недельку, сделают мастера стиральную машину и всё постираем. А сейчас одевай то что я тебе говорю.
Я посмотрел на стул и у меня чуть не закружилось голова при виде того, что мне предстояло одеть. Это были тонкие светлые колготки, розовые девичьи кружевные трусики, белое женственное платье. Словно мама подобрала мне самую «позорную» для мальчика одежду, самую девчачью.
Признаться, несмотря на то что мой возраст был уже немаленький — 11 лет, я до сих пор находился в подчинении мамы, она очень сильно опекала меня, многое делала за меня, вплоть до того что сама мыла меня в ванной (боялась, что я могу подскользуться в скользкой ванне), сама собирала меня в школу, одевала меня, когда мы гуляли вместе — водила по улице за ручку. Вот и сейчас она сама меня начала одевать в сестрину одежду.
Я лишь присел на кровати, а мама уже начала снимать с меня трусы.
— Мальчишеские трусы надо снять, чтобы одеть поверх них девчачьи, — сказала она.
Затем мама сама быстренько натянула на мои голые ноги колготки. Вслед за ними одела розовые трусики. Затем велела мне встать и повертеться. Когда я вертелся, она унизительно похлопала меня по попке и сказала:
— Хорошо сидят! Ты похож на девочку! Теперь подними ручки вверх!
Когда я поднял руки вверх, на меня сверху было одето шёлковое белое платье.
— Ладно бюстгальтер пока не будем.
Я смущённо прошёлся по комнате в новой одежде, а мама улыбаясь смотрела на меня.
— Ты просто лапочка! Наташа иди сюда!
Больше всего я боялся, что меня увидит в этом наряде моя сестра и засмеёт! И вот она уже бежит в эту комнату.
Когда сестра вошла сюда, на её лице появилась улыбка и удивление.
— Мама, что ты с ним сделала?
— Наташа, я же тебе уже говорила, что брат теперь будет пользоваться твоей одеждой, — сказала мама.
— Но я думала ты шутишь. Да, Андрей, тогда ты попал. — сестра весело засмеялась, — если будет нужна ещё одежда обращайся, у меня её много.
— Ему и этой пока хватит. Да, Андрей?
От такого внимания к себя я засмущался и покраснел, мама с сестрой вскоре это поняли и оставили меня одного.
Новая одежда ощущалась совсем непривычно, нейлон колготок плотно облегал и щекотал ноги, ноги казались совсем обнажёнными, платье едва доходило до колен, девичьи руковички, воротничок с многочисленными кружевами на платье очень смущали меня.
Женская одежда делала меня каким-то слабым и вялым. Весь день я почти ни чем не занимался, только пролистывал какие-то журналы и совсем забыл об уроках. У нас были пока выходные и поэтому я носил девичью одежду круглосуточно.
Вечером я решил, что на ночь мне будет можно снять эту одежду и носить одеть свои трусы, и я сказал об этом маме. Она ответила, что сама мне скажет, что надевать на ночь и велела идти в свою комнату и ждать там её.
Я пришёл в комнату и уселся на кровати. Одет я был как прежде в девичью одежду.
Через 5 минут мама пришла держа в руках пакет с каким-то бельём.
— Андрей, снимай платье и колготки. Оденешь сестрину ночнушку.
Я расстроился, что моя новая «девичья жизнь» будет продолжаться даже ночью, в сестриной ночнушке. Мама достала из пакета белое чистенькое девичье бельё.
Как и было сказано, я снял с себя всю прежнюю одежду и переоделся в тоненькую белую ночнушку. В комплекте с ней мне были выданы широкие Наташины кружевные трусики и белые чулки с резинкой. Трусики я надел вместо прежних розовых. Чулки меня повергли в небольшой шок, но пришлось слушаться маму и одевать их. Чулочки мне были как раз.
Также мама достала из пакета несколько розовых простыней и розовую наволочку для подушки и расстелила их на кровати вместо прежних простыней. Эти простыни были тоже моей сестры.
Мне показался унизительным тот факт, что мама в каждом пустяке — даже во внешнем виде моей кровати делает всё по девчачьи, но мама объяснила что это тоже было необходимостью:
— Твои простыни тоже стали совсем грязными. Я постелила тебе Наташины, — сказала мама, — ну вся моя лапочка, теперь спи! Желаю крепких сновидений!
Мама поцеловала меня в щёчку (признаться честно такие нежности она давно себе не позволяла) и ушла, закрыв за собой дверь.
Я остался совсем один (или одна?). Улёгшись на нежные розовые простыни, я сам не заметил, как заснул сладкими сновидениями.
Проснувшись утром, мама сказала, что сегодня мы пойдём в магазин за покупками. Я обрадовался думая, что наконец-то мне можно будет переодеться в нормальную одежду для выхода на улицу. Но я ошибался. Мама зашла ко мне в комнату держа в руках пакет с какой-то одеждой.
— Оденешь сестрину юбку и вот эту блузочку, — сказала мама, достав из сумки Наташины вещи.
— Но я не пойду на улицу в девичьей одежде!! — начал возражать я, — меня же все узнают!
— Пойдёшь! Другой одежды нет! А чтобы тебя никто не узнал, мы наведём тебе косметику! — сказала мама, — а теперь снимай-ка свою ночнушку. Ночь уже кончилась, а ты до сих пор не переоделся. Давай-ка я сама сниму.
Мама словно беспомощную куклку начала переодевать меня. Уверенными движениями сняла с меня ночнушку, в которой я спал. Затем сняла чулки, объяснив, что в этих чулках я буду только спать, а ходить в остальное время в колготках. И начала надевать на ноги колготки, которые принесла с собой в пакете. Это были тонкие чёрные колготки. В таких обычно сестра ходила по улице и я понял, что меня начинают подготавливать к выходу на улицу.
— Грудь не должна быть неприкрытая у девочек. Оденешь бюстгальтер! — сказала мама, достав из пакета белый кружевной бюстгальтер.
Мама меня одела в бюстгальтер, а затем принялась одевать сверху симпатичную девичью блузку и «веерную» юбочку снизу.
После этого началась процедура наведения косметики. Минут 30 моим лицом занималась мама. Я сидел перед зеркалом и покорно ждал, когда мама закончит. В итоге моё лицо преобразилось в очень красивое девичье личико — губы накрашены в ярко-красный цвет, ресницы удлинены, веки и брови выкрашены в синий цвет как у девочек, а щёки напудрены так, что я словно помолодел.
— Ну вот и всё, ты просто красавица!! Можно теперь идти за покупками, — сказала мама.
Мы собрались и направились в магазин. Было крайне непривычно ходить по улице среди людей в девичьей одежде. Мне постоянно казалось, что все замечают, что я на самом деле мальчик, но на самом деле прохожие почти не обращали на меня особого внимания, очевидно принимая меня за девочку.
Наконец мы зашли в магазин-универмаг, где мама сразу же за ручку повела меня куда-то. Оказавшись на втором этаже мы подошли почему-то к прилавку женской одежды. Я пытался вырваться, но мама очень крепко держала меня за ручку.
— Здравствуйте, мне надо купить для моей девочки одежду! — сказала мама продавщице.
— Пожалуйста, проходите сюда, — вежливо сказала продавщица, проведя нас к большим стендам разнообразной одежды для женщин и для девочек, — что вас конкретно интересует?
— Для начала какое-нибудь платье для неё и юбочку, — сказала мама.
— Пожалуйста, выбирайте, платья здесь! — нам показали, огромные ряды с девичьими платьями.
Я протестовал, откровенно пытаясь вырваться из маминой руки, но рука держала меня очень крепко. Ситуация была ужасающей для меня — мама ведь переодела меня в девочку, как я думал, только потому что у нас не было в доме постиранной мальчишеской одежды. И мама должна была купить мне в магазине одежду для мальчиков, если она хотела чтобы я наконец мог в чём-то ходить. Но получилось всё наоборот. Вместо мальчишеской одежды мама выбирала для меня платье. И решительно была настроена купить сегодня ещё много девичьей одежды для меня.
— Сначала выберем для тебя платье и юбку, а потом купим несколько пар колготок, чтобы тебе не приходилось одевать колготки сестры. Затем возьмём тебе несколько комплектов девичьего нижнего белья. Такое какое тебе больше понравится, — сказала мама.
— Мама, почему ты не покупаешь мне нормальную мальчишескую одежду?? Я не хочу быть девочкой! Мне завтра идти в школу. — начал протестовать я.
— Успокойся Андрюша! Ты такой лапочка. Девичья одежда тебе очень идёт.
Я покраснел и не знал, что сказать. Вырваться из маминой руки не получалось и мама вела меня вдоль прилавков с платьями и спрашивала какое мне больше нравится. Я отвечал, что никакое, и что я хочу домой. Но мама, сказала, что пока мы не сделаем покупки, домой мы не пойдём.
В конце концов выбор мы остановили на красивом бледно-розовом платье, с девичьими узорами на платье. В примерочной я примерил платье и увидел радость мамы, что платье мне очень подошло.
— Ты очень мило выглядишь в этом платье! — сказала мама.
Я сразу же пошёл в этом платье не снимая его. Мы расплатились за платье и принялись выбирать остальные части одежды для меня.
Мама купила мне чёрную юбочку, специально подобрав юбку под мою талию.
Затем у стенда с колготками и чулками мне было куплено сразу 4 пары тонких колготок и 2 пары чулок. Колготки были я даже не запомнил каких оттенков, вроде бы почти все телесного цвета и одни — чёрного, а чулки были одни белые, другие чёрные.
Затем мне было куплено 2 бюстгальтера 1-ого размера.
У девочек такого возраста как у меня грудь только начинает расти и мама сказала продавщице, что грудь у меня ещё слишком маленькая и мне нужен бюстгальтер пока что просто для красоты, а не для того чтобы прикрывать грудь, и размер нужен минимальный. Мне выбрали наиболее плотно прилегающий бюстгальтер, подобрав размер в примерочной. Причём мою грудь в примерочной видела и продавщица и от того, что груди у меня девичьей не было продавщица не удивилась — у многих девочек в моём возрасте ещё не сформирована грудь.
2 бюстгальтера, которые мне купили были очень женственными, и один из них я надел сразу в примерочной под низ платья.
Я понял что мама взялась за мой девичий наряд очень серьёзно. Покупок в этот день было совершенно множество. В завершении всего мне было куплено ещё 3 пары девичьих трусиков и одна ночнушка.
Сделав все покупки, мама как покорную девочку повела меня за ручку домой.
Дома мне немедленно было велено переодеться в новую одежду. Я оделся в новые колготки, беленькие трусики, бюстгальтер 1-ого размера, и платье.
Весь день я провалялся в кровати за просмотром телевизора. Я поймал себя на мысли, что жить девичьей жизнью в чём-то даже и привлекательно — можно быть вялым и пассивным и почти ничего не делать.
Я всегда был слабаком и маменькиным сыночком и сделать из меня девочку было проще всего. Но я не знал, что это может случиться так быстро.
К вечеру я переоделся в новую ночнушку, купленную в магазине. Ночнушка как мне показалась была слегка велика и рассчитана на девочку года на 2 старше меня. по длине она доходила почти до пола. Во многих местах ночнушка вышита красивыми кружевами подчёркивающими женственность.
Мама зашла перед сном в мою комнату и поцеловав в щёчку пожелала спокойной ночи и сказала, чтобы я не о чём не волновался и был примерной девочкой.
Честно говоря, я никак не мог выкинуть из головы мысль о том, что завтра нужно идти в школу и не понимал каким образом мне туда идти если я выгляжу как девочка. Мысли не давали покоя, но провалявшись немного в своей розовой кровати, я всё-таки смог заснуть.
Утром я проснулся в 10 часов, хотя в школу надо было вставать в 7 утра. Очевидно было, что мама меня не будила. Я спросил у неё:
— Что случилось, почему меня никто не разбудил в школу?
— Андрюша, в школу ты не больше пойдёшь. Ты теперь девочка.
Я внезапно взбесился, во мне проснулась какая-то мужская гордость:
— Так всё! Хватит с меня этих игр! Надоело мне в этом трепье ходить! Давай стирай быстрее мою нормальную мальчишескую одежду или я одену грязную!! И пойду в школу!
Но посмотрев на маму, я понял, что всё не так просто, вид у неё был очень серьёзный.
— Твоя мальчишечья одежда давно постирана, — сказала мама.
— Отлично, тогда я пойду и одену её, — сказал я, приготовившись идти.
— Нет не пойдёшь. Одежда всегда была постирана, и стиральная машина у нас не ломалась. Я наврала тебе специально, чтобы переодеть тебя в девочку, — сказала мама, — свою мальчишескую одежду ты больше не найдёшь. Сегодня я её всю выбросила!
Я был в шоке от того что услышал. Я ничего не понимал.
— Мама, но зачем?? Зачем переодевать меня в девочку??
— Андрей, во-первых, нашей семье выгодно, чтобы ты был девочкой. Это позволит сэкономить на одежде, сестра старше тебя на год и одежду, которую изнашивает она — будешь носить ты. Я не настолько богата, чтобы покупать разную одежду и мальчику и девочке.
Я понимал, что проблема в одежде есть, но всё равно попытался возразить:
— Но мне можно просто покупать меньше одежды, если не хватает денег.
— Нет, Андрей. Намного более лучшее решение это сделать тебя девочкой.
Я покраснел от стыда.
— Во-вторых, зная что сейчас происходит в армии, в наше время плохо быть мальчиком. Если ты будешь девочкой, то в армию ты не пойдёшь. Подумай, как хорошо тебе тогда станет!
С этим нельзя было не согласиться. Армия действительно была проблемой.
— Я забочусь о тебе же и о твоём здоровье! — сказала мама, — девочкой жить в нашем тяжелом мире легче, чем мальчику. Мы выдадим тебя замуж за богатого человека и тебе почти не нужно будет работать. А если бы ты остался мальчиком, то что бы ты получил? Всю жизнь пахал бы по 9 часов в день на какой-нибудь слабооплачиваемой работе и заглушал бы такую тяжёлую жизнь алкоголем, став мужиком-пьяницей. Нет! Я никогда не позволю для своих детей такой жизни! Мои дети будут красивыми девочками! Так, что Андрюша, о твоей жизни я позабочусь.
Я послушал маму, и понял, что она абсолютно серьёзно хочет сделать меня девочкой и противостоять этому будет крайне сложно. Чтобы не расстраивать мамочку, я подумал, что это может и не так уж плохо быть девочкой и сказал:
— Спасибо что заботишься обо мне. Но для меня всё это очень неожиданно.
— Я понимаю. Ничего, привыкнешь. Иди пока переоденься в платье, опять ты забыла снять ночнушку! — сказала мама.
Я пошёл в свою комнату переодеваться. В моей комнате сформировался уже целый гардероб моей девичьей одежды и было из чего выбирать.
Оделся я в новые колготки и новое розовое платье. Красится мне не пришлось, так как косметика ещё не смылась со вчерашнего дня и похоже долго ещё не смоется.
Одевшись, я вернулся к маме. Оставались нерешёнными ещё много вопросов.
Я спросил у мамы:
— Как же я тогда буду учиться?
— Учиться в школе ты больше не будешь, в этом нет необходимости. Пока что у тебя недостаточно девичий голос и нет девичьих манер поведения, поэтому в обществе в тебе могут легко заметить мальчика, а этого нельзя чтобы случилось!
— Но как же без учёбы я буду?
— С тобой будет работать репетитор-няня. Одновременно няня будет тебя учить, как должна вести себя девочка и преподавать уроки. А диплом об окончании школы я уже тебе купила, так что не беспокойся, у тебя будет полноценное образование. В наше время всё можно купить.
Сказанное мамой, ещё больше подтверждало то, что мама взялась за меня серьёзно. Сопротивляться мне было практически невозможно, даже если бы я захотел остаться мальчиком. Вся моя жизнь мамой была уже расписана наперёд и она не допустит чтобы что-то пошло не по её плану.
— Также, я тебя ещё месяц назад записала в школу аэробики для девочек. Там ты будешь заниматься аэробикой вместе с другими девочками, это поможет развить гибкость движений и придаст девичью изящность твоему телу, — сказала мама.
— А если я откажусь от всего этого. — спросил я ошарашенный своей предстоящей жизнью.
— Отказаться ты не сможешь. Ты уже, во-первых, больше месяца принимаешь девичьи гормоны и у тебя начинает расти грудь. Гормоны я подсовывала тебе в пищу, — сказала мама, — во-вторых, слишком многое мной сделано для того, чтобы превратить тебя в девочку и ты не сможешь от всего этого отказаться. Один только диплом, который я тебе купила стоит огромных денег! И одежду, которую мы вчера тебе купили была куплена на всю зарплату.
Я понял, что такие затраты, означают большую серьёзность намерений мамы и даже не решился идти против этого.
— Ладно. — сказал я.
Всю неделю я находился в доме и теперь вместо школы занимался различными делами по дому. На меня выпали все обязанности сестры, пока она училась, я прибирался в доме, мыл полы, посуду, в общем выполнял различную девичью работу.
Однажды когда я мыл руки в ванной, я решил посмотреть на свою грудь, потому что мама сказала, что давно кормила меня женскими гормонами, которые должны увеличивать грудь. Я аккуратно расстегнул верхние пуговицы платья и спустил бюстгальтер вниз. К своему удивлению, я заметил, что грудь действительно оказалась более пухлой чем раньше, но пока не настолько, чтобы быть похожей на женскую. Облачив грудь обратно в бюстгальтер, я продолжил заниматься делами по дому.
Ещё был случай, когда я почувствовал, что мне хочется быть девочкой и вести себя по девчачьи и тут же поймал себя на мысли, что это действуют женские гормоны!
После того как мама всё рассказала мне, я уже в открытую пил таблетки с женскими гормонами и мне не нужно было ничего подсовывать в еду.
Весь мой образ жизни постепенно начал перестраиваться в сторону девчачьей жизни. Я становился всё более пассивным и не похожим на пацана. Даже начал изменяться мой голос. Нет, он оставался тем же мальчишечьим голосом, но говорить я стал вяло и слабо, как девочка.
А через 2 недели, посмотрев на грудь, я понял, что назад уже пути не будет, грудь росла очень быстро и к этому времени почти достигла настоящего первого размера девочки. Фактически после того как выросла грудь, меня можно было с полным правом считать девочкой и перечёркивать мою жизнь, в качестве мальчика. Единственный «пустяк», который оставался это мужской половой орган, всё остальное было девичьим. Впрочем мама, пообещала всё мне и с этим тоже «устроить». Когда я достигну совершеннолетнего возраста на половом органе сделают операцию, заменив его на женский. С деньгами на операцию поможет богатый муж за которого меня выдадут замуж. После чего я стану полностью «готова» к семейной жизни.
Вскоре я начал посещать, школу аэробики для девочек. Одевался я как и остальные девочки в сильнообтягивающую одежду, в которой занимаются аэробикой — плотные блестящие колготки и плотное «боди» сверху.
Как я уже писал выше, грудь у меня стала первого размера, такая же как и у других девочек, и поэтому никто не мог заподозрить то, что я не девочка.
Занимались аэробикой мы по 2 часа в день и после этих упражнений я начинал чувствовать себя нежной, хрупкой девочкой. Двигаться я стал гораздо более плавнее и моя походка всё более стала напоминать девчачью.

Читайте также:  Жилет с пуговицами по бокам связан спицами

Источник