Меню

От жилетки от мертвого осла уши



Рукава от жилетки, круг от бублика или от мертвого осла уши: Клинцевич предложил выбор Прибалтике

Член Совфеда РФ Франц Клинцевич прокомментировал намерение Эстонии и Латвии взыскать с России ущерб за «советскую оккупацию». У себя на странице в Facebook Клинцевич написал на его памяти эту «заржавевшую пластинку» прибалты ставят уже не в первый раз. В последний раз это было в марте 2017 года.

Клинцевич написал, что сейчас он может повторить то же, что и тогда: претензии к России не имеют ни правовых, ни каких-либо других оснований. Напротив, по мнению российского политика, эти намерения прибалтийских стран просто аморальны.

Он отметил, что в советские годы Латвия, Эстония и Литва финансировались в разы масштабнее, чем исконные русские территории, что, несомненно, негативно влияло на развитие последних. Сегодня страны Балтии живут наследием прошлого, ничего своего они так и не сподобились создать.

«Прошу прощения за грубость, но, что называется, достали. А потому вместо компенсации, перефразирую героя Ильфа и Петрова, предлагаю на выбор рукава от жилетки, круг от бублика или от мертвого осла уши. Можно и оптом», – написал Клинцевич.

Российский сенатор уверен: инициаторы предъявления России неправовых требований и сами понимают, что неправы и ничего, кроме вышеперечисленного, не получат ни при каких обстоятельствах.

«Их цель – запустить очередную русофобскую волну, и для ее достижения все средства хороши», – подвел итог политик.

Источник

Есть еще от жилетки рукава, круг от бублика и мертвого осла уши.

— Двенадцать стульев (Илья Ильф, Евгений Петров), 66 цитат

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

У толпы есть глаза и уши, но крайне мало рассудка и столько же памяти.

От всякой беды есть два лекарства — время и молчание.

Можно плакать от печали, оттого что у розы есть шипы, но можно плакать и от радости, что на стеблях с шипами есть розы.

Не бросайте фразы сгоряча, есть слова сильнее урагана. Заживают раны от ножа, а от слов не заживают раны.

Любовь есть отказ от себя. Любить — значит перестать брать и начать отдавать.

От рождения и смерти есть лишь одно лекарство — наслаждаться промежутком времени между ними.

Живите и радуйтесь! Получайте удовольствие от больших и маленьких радостей, ведь они живут везде, стоит только открыть свои глаза, уши и сердца! Мир наполнен радостью, нужно просто впустить её в свою жизнь!

Настоящую любовь можно узнать по тому, насколько от нее человек становится лучше, и еще по тому насколько от нее в душе светлеет.

Счастье не зависит от того, кто вы есть или что у вас есть. Оно зависит исключительно от того, что вы думаете.

Болезнь всегда происходит либо от излишка, либо от недостатка, то есть от нарушения равновесия.

Источник

От жилетки от мертвого осла уши

почему от мёртвого осла уши именно у Пушкина, а не у Лермонтова или Некрасова? ) пушкин ухо осел некрасов лермонтов

Это каламбур, построенный на игре переносных значений слов пушка, пушкарь и фамилии Пушкин. Так и пошел гулять в разговоре, на страницах книг принимая шуточный крылатый оборот, вот Ильф и Петров воспользовались этим в «Двенадцати стульях»

История о происхождении фразеологической цепочки, которая началась с одного суеверного обычая который сложился на Руси еще в XIV веке.

В те времена отливка колокола была делом сложным, требующим и высокого мастерства, и хитроумных приспособлений, и, как полагали, соблюдения обрядов и учета примет. Тогда-то и вошло в обычай распространять в народе самые нелепые слухи «от сглазу», без чего колоколу хорошо не отлиться, малиново не звенеть. Так вслед за поверьем и сами слова колокол лить стали означать: выдумывать невесть что, сказывать небылицы. Занятный обычай слагать небылицы перекочевал со временем в другие отрасли литейного дела. Приступают на заводе к отливке артиллерийских орудий, и город заполняется слухами один неправдоподобнее другого. Это теперь уже мастера пушкарного дела Пушку льют.
Лить колокола — пушку лить — пушкарь — брать на пушку — пулю отлить — получите с Пушкина.
Ну, а кто это льет пушку? Конечно, пушкарь. Так, пушкарем фигурально стали именовать в народе всякого, кто был не прочь напридумать невесть что.
Тем временем пополнял свой тайный словарь и воровской мир. Он окрестил «пушкой» личное огнестрельное оружие, и на языке преступников Брать на пушку стало означать: вводить в заблуждение, брать на испуг. Так, «цепная реакция» привела нас постепенно к совсем, казалось бы, необъяснимому иносказанию Получите с Пушкина.
За счет Пушкина, А кто за тебя делать (читать, писать, работать и т. д.) будет, Пушкин? Пусть Пушкин платит, Получишь с Пушкина.

Источник

От жилетки от мертвого осла уши

Рассказ о гусаре-схимнике

Блестящий гусар, граф Алексей Буланов, как правильно сообщил Бендер, был действительно героем аристократического Петербурга. Имя великолепного кавалериста и кутилы не сходило с уст чопорных обитателей дворцов по Английской набережной и со столбцов светской хроники. Очень часто на страницах иллюстрированных журналов появлялся фотографический портрет красавца-гусара – куртка, расшитая бранденбурами и отороченная зернистым каракулем, высокие прилизанные височки и короткий победительный нос.
За графом Булановым катилась слава участника многих тайных дуэлей, имевших роковой исход, явных романов с наикрасивейшими, неприступнейшими дамами света, сумасшедших выходок против уважаемых в обществе особ и прочувствованных кутежей, неизбежно кончавшихся избиением штафирок.
Граф был красив, молод, богат, счастлив в любви, счастлив в картах и в наследовании имущества. Родственники его умирали быстро, и наследства их увеличивали и без того огромное богатство.
Он был дерзок и смел. Он помогал абиссинскому негусу Менелику в его войне с итальянцами. Он сидел под большими абиссинскими звездами, закутавшись в белый бурнус, и глядел в трехверстную карту местности. Свет факелов бросал шатающиеся тени на прилизанные височки графа. У ног его сидел новый друг, абиссинский мальчик Васька. [194] Разгромив войска итальянского короля, [195] граф вернулся в Петербург вместе с абиссинцем Васькой. Петербург встретил героя цветами и шампанским. Граф Алексей снова погрузился в беспечную пучину наслаждений. О нем продолжали говорить с удвоенным восхищением, женщины травились из-за него, мужчины завидовали. На запятках графской кареты, пролетавшей по Миллионной, неизменно стоял абиссинец, вызывая своей чернотой и тонким станом изумление прохожих.
И внезапно все кончилось. Граф Алексей Буланов исчез. Княгиня Белорусско-Балтийская, [196] последняя пассия графа, была безутешна. Таинственное исчезновение графа наделало много шуму. Газеты были полны догадками. Сыщики сбились с ног. Но все было тщетно. Следы графа не находились.
Когда шум уже затихал, из Аверкиевой пустыни пришло письмо, все объяснившее. Блестящий граф, герой аристократического Петербурга, Валтасар XIX века – принял схиму. Передавали ужасающие подробности. Говорили, что граф-монах носит вериги в несколько пудов, что он, привыкший к тонкой французской кухне, питается теперь только картофельной шелухой. Поднялся вихрь предположений. Говорили, что графу было видение умершей матери. Женщины плакали. У подъезда княгини Белорусско-Балтийской стояли вереницы карет. Княгиня с мужем принимали соболезнования. Рождались новые слухи. Ждали графа назад. Говорили, что это временное помешательство на религиозной почве. Утверждали, что граф бежал от долгов. Передавали, что виною всему несчастный роман.
А на самом деле гусар пошел в монахи, чтобы постичь жизнь. Назад он не вернулся. Мало-помалу о нем забыли. Княгиня Балтийская познакомилась с итальянским певцом, а абиссинец Васька уехал на родину.
В обители граф Алексей Буланов, принявший имя Евпла, изнурял себя великими подвигами. Он действительно носил вериги, но ему показалось, что этого недостаточно для познания жизни. Тогда он изобрел себе особую монашескую форму: клобук с отвесным козырьком, закрывающим все лицо, и рясу, связывающую движения. С благословения игумена он стал носить эту форму. Но и этого показалось ему мало. Обуянный гордыней смирения, он удалился в лесную землянку и стал жить в дубовом гробу.
Подвиг схимника Евпла наполнил удивлением обитель. Он ел только сухари, запас которых ему возобновляли раз в три месяца.
Так прошло двадцать лет. Евпл считал свою жизнь мудрой, правильной и единственно верной. Жить ему стало необыкновенно легко, и мысли его были хрустальными. Он постиг жизнь и понял, что иначе жить нельзя.
Однажды он с удивлением заметил, что на том месте, где он в продолжение двадцати лет привык находить сухари, ничего не было. Он не ел четыре дня. На пятый день пришел неизвестный ему старик в лаптях и сказал, что мужики сожгли помещика, а монахов выселили большевики и устроили в обители совхоз. Оставив сухари, старик, плача, ушел. Схимник не понял старика. Светлый и тихий, он лежал в гробу и радовался познанию жизни. Старик-крестьянин продолжал носить сухари.
Так прошло еще несколько никем не потревоженных лет. Однажды только дверь землянки растворилась, и несколько человек, согнувшись, вошли в нее. Они подошли к гробу и принялись молча рассматривать старца. Это были рослые люди в сапогах со шпорами, в огромных галифе и с маузерами в деревянных полированных ящиках. Старец лежал в гробу, вытянув руки, и смотрел на пришельцев лучезарным взглядом. Длинная и легкая серая борода закрывала половину гроба. Незнакомцы зазвенели шпорами, пожали плечами и удалились, бережно прикрыв за собою дверь.
Время шло. Жизнь раскрылась перед схимником во всей своей полноте и сладости. В ночь, наступившую за тем днем, когда схимник окончательно понял, что все в его познании светло, он неожиданно проснулся. Это его удивило. Он никогда не просыпался ночью. Размышляя о том, что его разбудило, он снова заснул и сейчас же опять проснулся, чувствуя сильное жжение в спине. Постигая причину этого жжения, он старался заснуть, но не мог. Что-то мешало ему. Он не спал до утра. В следующую ночь его снова кто-то разбудил. Он проворочался до утра, тихо стеная и, незаметно для самого себя, почесывая руки. Днем, поднявшись, он случайно заглянул в гроб. Тогда он понял все. По углам его мрачной постели быстро перебегали вишневого цвета клопы. Схимнику сделалось противно.
В этот же день пришел старик с сухарями. И вот подвижник, молчавший двадцать лет, заговорил. Он попросил принести ему немножко керосину. Услышав речь великого молчальника, крестьянин опешил. Однако, стыдясь почему-то и пряча бутылочку, он принес керосин. Как только старик ушел, отшельник дрожащей рукой смазал все швы и пазы гроба. Впервые за три дня Евпл заснул спокойно. Его ничто не потревожило. Смазывал он керосином гроб и в следующие дни. Но через два месяца понял, что керосином вывести клопов нельзя. По ночам он быстро переворачивался и громко молился, но молитвы помогали еще меньше керосина. Прошло полгода в невыразимых мучениях, прежде чем отшельник обратился к старику снова. Вторая просьба еще больше поразила старика. Схимник просил привезти ему из города порошок «Арагац» против клопов. Но и «Арагац» не помог. Клопы размножались необыкновенно быстро и кусали немилосердно. Могучее здоровье схимника, которое не могло сломить двадцатипятилетнее постничество, – заметно ухудшалось. Началась темная отчаянная жизнь. Гроб стал казаться схимнику Евплу омерзительным и неудобным. Ночью, по совету крестьянина, он лучиною жег клопов. Клопы умирали, но не сдавались.
Было испробовано последнее средство – продукты бр. Глик – розовая жидкость с запахом отравленного персика под названием «Клопин». Но и это не помогло. Положение ухудшалось. Через два года от начала великой борьбы отшельник случайно заметил, что совершенно перестал думать о смысле жизни, потому что круглые сутки занимался травлей клопов.
Тогда он понял, что ошибся. Жизнь так же, как и двадцать пять лет тому назад, была темна и загадочна. Уйти от мирской тревоги не удалось. Жить телом на земле, а душою на небесах оказалось невозможным.
Тогда старец встал и проворно вышел из землянки. Он стоял среди темного зеленого леса. Была ранняя сухая осень. У самой землянки выперлось из-под земли целое семейство белых грибов-толстобрюшек. Неведомая птаха сидела на ветке и пела solo. Послышался шум проходящего поезда. Земля задрожала. Жизнь была прекрасна. Старец, не оглядываясь, пошел вперед.
Сейчас он служит кучером конной базы Московского коммунального хозяйства.

Читайте также:  Азиатские принты для футболок

Рассказав Ипполиту Матвеевичу эту в высшей степени поучительную историю, Остап почистил рукавом пиджака свои малиновые башмачки, сыграл на губах туш и удалился.
Под утро он ввалился в номер, разулся, поставил малиновую обувь на ночной столик и стал поглаживать глянцевитую кожу, с нежной страстью приговаривая:
– Мои маленькие друзья.
– Где вы были? – спросил Ипполит Матвеевич спросонья.
– У вдовы, – глухо ответил Остап.
– Ну?
Ипполит Матвеевич оперся на локоть.
– И вы женитесь на ней?
Глаза Остапа заискрились.
– Теперь я должен жениться, как честный человек.
Ипполит Матвеевич сконфуженно хрюкнул.
– Знойная женщина, – сказал Остап, – мечта поэта. Провинциальная непосредственность. В центре таких субтропиков давно уже нет, но на периферии, на местах – еще встречаются.
– Когда же свадьба?
– Послезавтра. Завтра нельзя, 1-е мая – все закрыто.
– Как же будет с нашим делом? Вы женитесь… Может быть, придется ехать в Москву…
– Ну, чего вы беспокоитесь? Заседание продолжается.
– А жена?
– Жена? Бриллиантовая вдовушка? Последний вопрос. Внезапный отъезд по вызову из центра. Небольшой доклад в Малом Совнаркоме. [197] Прощальная слеза и цыпленок на дорогу. [198] Поедем с комфортом. Спите. Завтра у нас свободный день.

Глава XV
Дышите глубже, вы взволнованы!

Но от тайги до британских морей
Красная Армия всех сильней. [201]

Источник

Выгребная яма ЕС сосчитала сумму «ущерба от советской оккупации», или Как будет по-латышски «От мёртвого осла уши»?

В очередной раз на поверхность всплыло (хотя такое вообще вряд ли тонет) прибалтийское желание казаться значимыми. Европейские задворки – Литва, Латвия и Эстония, — теряющие ежегодно около сотни тысяч граждан только вследствие эмиграции в страны Западной Европы, никак не могут смириться с тем, что «задворочный» статус в ЕС – это надолго. Оно и понятно, ведь всего-то каких-то лет 30 назад эти страны являлись витриной супердержавы – страны, мнение которой было одним из определяющих на мировой арене. Качественные товары, новые и новые предприятия, порты, учебные заведения, культурные центры и концертные залы, замечательная школа кино, фактически негласная элита СССР. Всё это было, и всё это упомянутые страны умудрились, простите за грубое слово, проср..ть. Причём проср..ть с такой удивительной лёгкостью, что эту лёгкость хотя бы сегодня нужно же чем-то оправдывать. А можно ли вообще оправдать местечковое невежество, граничащее то ли с паранойей, то ли с острым желанием понравиться хозяину, у которого в руке острая палка и хлыст. Нельзя, но из кожи вон лезут.

Читайте также:  Как отличить оригинальную футболку лакосте

Для «оправдания», к примеру, в Латвии в своё время было создано целое ведомство, в задачи которого входил подсчёт «ущерба, нанесённого Советским Союзом во время оккупации». Казалось бы, ну кому вообще в голову может прийти столь абсурдная идея: подсчитывать какой-то ущерб от какой-то оккупации, если в ходе этой «оккупации» экономика той же Латвии прирастала существенными темпами. И не только, кстати, экономика. Население Латвии во время «оккупации» выросло более чем на 50%: с 1 млн 750 тыс. человек в 1940 году до 2 млн 670 тыс. человек в 1991. Население Латвии сегодня соответствует уровню (внимание!) 1951 года. За годы «советской оккупации» кратно выросло число жителей республики с высшим образованием а также число жителей, обеспеченных жильём.

Так вот, это самое ведомство, возглавляемое г-жой Рутой Паздере, считало, считало, считало и, наконец, решило итоговые суммы «ущерба» опубликовать. В ходе презентации трёх книг с говорящими названиями: «»Латвийская промышленность до и после восстановления независимости», «Колониальная политика советской империи и колонизация Латвии в 1940-1990 гг» и «Ущерб, причиненный Советским Союзом Балтии» в качестве общей суммы «ущерба» была названа сумма в 185 млрд евро! СТО ВОСЕМЬДЕСЯТ ПЯТЬ МЛРД.

То есть Советский Союз (и для Паздере не важно, что Латвийская ССР – это тоже СССР) «наоккупировал» Латвию на сумму, которая примерно в 7 раз превышает нынешний латвийский (номинальный) ВВП. Ей-богу, смешно.

Ну а что смешного? – могут возразить лица в той же Латвии, по которым «проехался каток советской оккупации, не оставив живого места».
Да ведь дело в том, что в составе «отсталого антидемократичного государства с неэффективной экономикой» (так звучит либеральная характеристика СССР) бюджет Латвии (Латвийской ССР) на душу населения находился на 38-40 позициях в мире. Сегодня у Латвии самая высокая строчка – 52 (по версии Всемирного банка). Получается, что за более чем четверть века «свободы, демократии и экономических чудес» жизнь среднестатистического жителя Латвии ухудшилась на 12-14 позиций в рейтинге экономической успешности стран мира. И ведь подсчёты Всемирного банка, по естественным причинам, основываются на нынешнем числе жителей Латвии. А это число почти на 800 тысяч человек меньше, чем число жителей образца 1989 года. Если бы высчитывать реальный ВВП (номинал) на душу населения того периода, то окажется, что Латвия где-то на 70-м месте. То есть «минус» 30 позиций в мировом рейтинге того же Всемирного банка. Как говорят на Украине, «здобулы».

Читайте также:  С чем носить фиолетовую плиссированную юбку

Самое «замечательное» в том, что комиссия г-жи Паздере говорит ещё и о том, что советская «оккупация» нанесла Латвии демографический ущерб. Извините, но с какой пальмы слезла эта «г-жа», и какими камешками в своих подсчётах пользовалась, чтобы можно было снижение численности населения Латвии аж на 800 тыс. человек после объявления независимости не заметить, зато обратить прирост населения Латвийской ССР в «демографический ущерб»? Хотя нет. Не так. Видимо, г-жа Паздере под демографическим ущербом понимает именно прирост населения, ведь чем больше число жителей в стране, тем больше расходов из бюджета, а для современной Латвии большие расходы это не вариант, зато вариант – тотальный отъезд из страны экономически активного населения.

На что стоит обратить особое внимание? На то, что комиссия по подсчёту ущерба была создана в 2005 году. Считала она себе, считала, и в 2009 году деятельность заморозила по банальной причине – перестали давать деньги на эту лабуду. Однако пришёл год 2014-й и грантовые комиссары в связи с известными событиями в срочном порядке дыханием практически рот в рот реанимировали деятельность комиссии и конкретно г-жи Паздере. И после 5-летнего перерыва комиссия превзошла себя: за два года – сразу три издания плюс вывод о 185 млрд евро «ущерба».

Вполне можно было бы рассматривать эту Паздере и её соратников, пасущихся на поле грантов от известно кого (целый центр в Прибалтике с некоторых пор работает), серьёзно, если бы не одно но. В своё время Латвию и всю остальную Прибалтику Россия купила у шведской короны. Ку-пи-ла. И теперь просто интересно, с каких это пор покупка начала предъявлять финансовые претензии в адрес покупателя. Как минимум, глупо, г-жа Паздере. Нет, оно, конечно, понятно – гранты подоспели, и надо создавать иллюзию «борьбы с российской агрессией», но не нужно же переступать грань, за которой само государство Латвия превращается в посмешище.

Кстати, на ту же тему.

Газета «Известия» публикует материал, в котором говорится о том, что на рассмотрении Замоскворецкого суда находятся 15 исков от иностранных граждан, которые требуют выплачивать им российские пенсии. Речь идёт о лицах, которые вышли на пенсию в советский период, а затем по своей собственной инициативе переехали за рубеж. Так вот, эти иностранные граждане, фактически бежавшие (как, не скажу, кто. ) в своё время из распадающейся страны, и получающие сегодня пенсии в США, Германии, Израиле, Франции и других странах, решили, что Россия им тоже должна — как правопреемница СССР. Ассоциацию помощи таким «нуждающимся» создал человек по имени Яков Гутман. Ассоциация недоедающих и недопивающих.

В 2009 году ЕСПЧ удовлетворил иски 22 заявителей, жаждущих помимо зарубежных ещё и российских пенсий. Каждый из заявителей получил от России до миллиона рублей.

Россия, конечно, не жадная. Мы заплатим. Всем. И тем, кто решил кинуть страну в самые трудные для неё годы, и тем, кто за лишнюю копейку или цент готов вспомнить, что он когда-то, видите ли, был гражданином СССР, а сейчас общается с бывшими согражданами исключительно через суды. Всем.

Вот только что будут делать все эти «неимущие», и эта латвийская Рута Паздере, если Россия сама сядет за архивы, калькуляторы и электронные таблицы и сосчитает то, в какую сумму обошлась стране эта, прости, господи «братская» элита вместе с бегунками-приспособленцами. Сосчитает, сколько средств и жизней было положено, чтобы та же Латвия сохранила свой язык, культуру, территорию, став советской витриной, а не западной выгребной ямой, откуда сегодня постоянно доносятся какие-то поганенькие во всех смыслах звуки.

А по большому счёте этой «червоной Руте» стоило бы на латышский язык перевести выражение о мёртвом осле и его ушах.

Источник