Меню

Шри ланка юбка для мужчин



Такая женская мужская юбка

Первое, что приходит на ум при мысли о мужской юбке – шотландский килт. После фантастико-исторических боевиков о «Горце» и «Храбром сердце» среди русскоязычного интернет-сообщества к мужской юбке возник интерес – как шотландцы умудряются сохранять брутальность, оборачивая бедра шерстяной клетчатой тканью? В России, в большей степени северной стране, юбка считается предметом исключительно женского гардероба, но во многих странах с субтропическим и тропическим климатом это «гендерная дискриминация» отсутствует. И, что интересно, многие века назад юбка относилась к одежде класса унисекс…

Юбка без нижнего белья

Для защиты ног от холода, а гениталий от царапин, проще всего обернуть нижнюю часть туловища широкой полосой ткани или, как это делали древние люди – фрагментом шкуры убитого зверя. Все без исключения культуры и народы, населявшие Землю несколько тысячелетий назад, носили на бедрах либо юбки, либо (в основном жители южных стран) набедренные повязки. Первые тканые юбки из соломы, одинаково популярные у и мужчин, и у женщин той эпохи, археологи обнаружили в пещере на территории Армении – находка была датирована 3900 годом до нашей эры.

Около 500 года до нашей эры правители Персии (современного Ирана), ведущие постоянные войны с соседними государствами, приказали оптимизировать длинную мужскую юбку так, чтобы воинам-конникам было удобно ездить в седле. Ранее всадники были вынуждены носить очень широкие юбки, позволявшие свободно располагать ноги по бокам коня, но в бою это создавало проблему – юбка мешала быстрой посадке в седло и спуску с него, она постоянно цеплялась за сбрую. Решением проблем стала перетяжка юбки между ног при помощи тонких ремней, теперь она походила на шаровары.

Со временем манера ношения юбки персидской конницей была перенята сарматами и скифами, а после племенами европейских народов (кельтов, галлов, франков и т.д.). К слову, европейские воины создали свою версию штанов-юбки – штанины выполнялись из кожи, имели проемы для ног и были… разделенными на правую и левую штанины. Чтобы надеть их, следовало обернуть каждую штанину вокруг ноги, зашнуровать ее по длине и закрепить каждую на бедре с помощью кожаного пояса, а после соединить штанины друг с другом промеж ног ременной шнуровкой. Представить примерно, как выглядели такие штаны, можно при взгляде на современную экипировку американских ковбоев (кожаные штанины поверх джинсов).

Римляне, ведущие активные войны в Европе, считали мудреную одежду для нижней части туловища, носимую варварами полнейшим уродством, характерным только лишь для примитивных племен. Римская туника, по сути, являлась мешком с отверстиями для головы и рук, подпоясываемая на талии. Проблему неудобства легионеров-всадников римские императоры решили простым ходом – армейская туника была короче, чем у граждан других сословий.

Какие народы нашей планеты не считают юбку исключительно женским предметом гардероба и при этом не утрачивают своей брутальности? Разумеется, вы назовете шотландцев (опять же, из-за Дункана Маклауда из клана Маклаудов). Но это только Шотландия, всего лишь одна европейская страна и далеко не самая большая как по территории, так и по численности населения на Земле. Если взглянуть на страны Азии и Океании, то тамошние мужчины вполне уважают и активно носят юбки. Вот они, мужские юбки: саронг в Малайзии, Индонезии, Сингапуре, Брунее и Шри-Ланке; изар в Саудовской Аравии и Омане; футан в Йемене; мунди (а также лунги и дхоти) в Индии и Бангладеше; макавис-саронг в Сомали; кикой в Восточной Африке; сампот в Камбодже; лонги в Мьянме; малонг на Филиппинах; каомач в Таиланде; сулу на Фиджи; кикепа на Гавайях; лап-лап в Папуа-Новой Гвинее; лава-лава в Самоа; пареу на Таити; тупену в Тонга.

До середины прошлого века греки также носили юбку, называемую фоустанелла – сейчас ее одевают лишь по особым праздникам. Причина популярности юбки среди мужчин перечисленных стран связана с их климатическими особенностями – в жаркой и влажной атмосфере ношение брюк неизбежно приводит к кожными проблемами в паховой области.

В «цивилизованной» части нашей планеты эмансипированные женщины прошлого века с удовольствием присвоили себе брюки – в прошлом исключительно «мужской» предмет гардероба. Однако юбка по-прежнему признается ими «женской» одеждой, а любые попытки посягательств на нее сильной половины человечества воспринимается не иначе, как проявление… нетрадиционных сексуальных наклонностей.

шотландская мужская юбка

В защиту женской позиции стоит отметить одну мужскую особенность – носить юбку мужчинам в некоторых случаях бывает затруднительно по причине характерной физиологической реакции, являющейся симптомом сексуального влечения. Именно эта особенность требует от шотландцев экипировать свой килт, сам по себе выполненный из плотной ткани и изобилующий складками, навесным элементом, располагающимся в области паха.

Источник

Мужские юбки по всему миру: кошмар Валяевой

Для тех, кто уверен, что женственность или мужественность формируют юбка или штаны, будет, пожалуй, кошмарным открытием тот факт, что традиционно мужчины многих народов носили именно одежду, которую по современным меркам невозможно классифицировать иначе, как юбку или платье. И были при этом суровыми воинами.

А у многих современных народов ничего в этом отношении, в общем-то, не изменилось.

Греция

В форму греческих гвардейцев-эвзонов входит плиссированная юбка-фустанелла. На ней ровно 400 складок в память о четырёх веках турецкого ига, и своё утро гвардеец начинает с того, что разглаживает их утюгом. В комплект к фустанелле прилагаются башмаки с помпонами, белая рубашка, белые шерстяные чулки, гетры, подвязки для гетр, жилет и шапочка-фареон с длиннющей кисточкой. Башмаки весят по 3 кг каждый, и пышные помпоны на них некогда служили для того, чтобы прятать от турков ножи.

Вплоть до начала Второй мировой войны фустанеллу носили и простые греки на юге страны. Сейчас её надевают только по праздникам и чаще на мальчиков, чем на взрослых.

Индия

На родине Вед знать не знают, что ведическая мудрость крайне строго определяет, кому носить юбку, а кому – шаровары, так что сальвар-камиз (брюки с туникой) здесь – популярный женский костюм, а многие мужчины, не испытывая ни малейшего сомнения, наворачивают себе на бёдра запашную юбку – лунги или мунду. Аксессуары к ней необязательны, хочешь – с шарфом носишь, хочешь – с рубашкой, хочешь – просто так.

Кения

Здесь очень популярна традиционная мужская юбка – кикой, но… больше у белого населения. А вот воины масаев на юге страны любят щеголять в подпоясанной шуке – одежде, которую, в зависимости от погоды и ситуации, надевают как сарафан или как юбку (опуская верх шуки поверх подола). Любимые цвета для шуки – разные оттенки красного, особенно алый, и синий. Юноши, танцующие в шуках, выглядят необычайно эффектно!

Индонезия

В Индонезии, а также Малайзии, Шри-Ланке и Сингапуре юбка, которую носят повсеместно и мужчины, и женщины, называется саронг. Популярность саронга легко объяснима: здесь очень жарко, и возможность обеспечить телу вентиляцию и легко сменить пропотевшую одежду крайне важна. В наше время под официальный саронг часто поддевают брюки, но в casual стиле они не предусмотрены.

Читайте также:  Трикотажный халат для женщины

Бирма

Местная разновидность юбки называется лончжи. Женщины запахивают её на бедре, мужчины – на… нам по пояс будет, короче. Кроме способа ношения, мужские лончжи отличаются от женских узорами. Мужчины предпочитают горизонтальные полосы и клетку. Называются мужские лончжи – пасхоу. Они входят в форму в некоторых школах.

Фиджи

На Фиджи мужские юбки, сулу вакатага, правят бал. Они входят в обязательный дресс-код чиновников, военную форму, в них ходят бизнесмены, офисные работники, школьники и полицейские. В церковь надеть сулу – просто обязательно. Часто подол нарезан треугольничками. Современные сулу бывают как завязывающиеся на талии, так и на застёжках. Кстати, вместо суровых мужских ботинок на Фиджи практикуются суровые мужские сандали.

Йемен

Йеменский джигит без юбки-футы и кинжала-джамбии – не джигит! Разве что на севере вместо футы – платье-тоба. А вот штаны на этом празднике жизни лишние.

Гавайи

Красавчик Джейсон Момоа удивительно хорош в юбках и как Конан-Варвар, и как кхал Дрого. А всё потому, что привык носить этот предмет одежды с детства: на его родных Гавайях до сих пор мужское население охотно носит кикепы. Носит, носило и будет носить, потому что иначе откуда возьмутся новые Момоа.

Самоа

Не могли не поставить Самоа после Гавайев, потому что грех упускать такую рифму. Самоанцы очень бережно хранят свои традиции, включая самые иррациональные, но ношение юбки к ним не причислишь. В таком климате хорошую лава-лава никаким штанами не заменишь – только зря преть будешь и швами натирать по-нежному. Поэтому лава-лава входит во всяческую форменную одежду, например, у полиции.

Королевство Тонга

Ничто не помешает пацанам из Тонга выглядеть чётко. Даже национальные юбки-тупену. Пожалуй, наоборот – тупену чёткости только в помощь.

Шотландия

Ну и, конечно, мы не могли не оставить килт на сладкое! Между прочим, на самом деле килт стал национальной одеждой шотландцев только в начале девятнадцатого века. Обязательными аксессуарами к нему являются гольфы с отворотами (позволяющими закрывать колени, когда становится очень уж холодно) и спорран, специальная мелкая сумочка с очень практичными функциями. Во-первых, в ней, конечно же, хранится всякая мелочь, как в барсетке. Во-вторых, она помогает скрыть то, что в юбке скрыть бывает труднее, чем в штанах – чрезмерную реакцию на чужую красоту. Мы добавим: в-третьих, вместе с килтом это просто очень красиво!

Источник

«Нам надо что‑то делать с монополией джинсов»: монологи мужчин, которые носят юбки

В этом году мужские недели моды запомнились небывалым количеством юбок на подиумах, а гендерно нейтральная одежда стала одним из крупных трендов. Авторка телеграм-канала Make Your Style Наталья Янчева поговорила с мужчинами, которые давно носят юбки, о причинах отказаться от брюк, любимых вещах и гендерных стереотипах.

Артур Фасонов, 26 лет

Воронеж — Москва, координатор в сфере культуры

Где можно и нельзя носить юбки

У меня сейчас три юбки, но в России я их ношу редко. К сожалению, голова на плечах у меня есть, чтобы понимать, в какой стране я живу. Выйти в юбке на улицу даже в Москве опасно. Я надевал ее, например, на работе в посольстве Швеции, из общественных мест — на выставке Faces & Laces в парке Горького прошлым летом.

Однажды меня и еще одного художника попросили надеть юбки на вернисаж выставки в Центре современного искусства в Воронеже — кажется, мы где‑то провинились, и нам придумали такую аскезу. Надел ее я уже внутри: ехать в маршрутке из Юго-Западного района в юбке было бы самоубийством. На выставке люди удивлялись и обращали внимание, но с улыбкой, а вот когда мы вышли на улицу, чтобы встретить подругу, и прошлись мимо «Макдоналдса», сразу услышали вызывающие окрики в свою сторону. Мы не стали реагировать и просто прошли мимо.

Когда я буду весить не 65 кг, а хотя бы 85, то позволю себе ходить в юбках и по улицам в России. В Европе в этом плане проще, хотя не стоит обобщать и идеализировать. Взгляды на себе я ловлю довольно часто, и это заводит: возникает ощущение, будто дерзишь обществу и дразнишь его.

Как подружиться с юбкой

Летом 2016 года я волонтерил на юге Италии и жил в культурном центре, где проходила арт-резиденция. Туда приехали художники, исследователи, активисты и кураторы из Белоруссии, Бразилии, Украины, США, Канады, Австрии, Хорватии, России, Мексики. Они делились своими практиками и подходами на темы иммиграции, интеграции, инклюзии, квир-сообщества и телесности. Там был Коля Олейников из школы вовлеченного искусства «Что делать?». На одном из воркшопов я заметил, что он в юбке. И охренел, как это круто смотрелось.

Через пару недель я пошел с подругой на барахолку и купил ярко-красную юбку за один евро. Первые два-три раза ходить в ней по улице было неуютно: впитанные в детстве установки мешали расслабиться и чувствовать себя уверенно, но я довольно быстро привык. Во-первых, потому что мне самому понравилось, как я выгляжу. Во-вторых, я понимал, на чем основан мой дискомфорт, и мне хотелось его перебороть — какие‑то зажимы в себе я пробую снимать вот так, насильно, просто повторяя неудобное действие. И часто получается.

Через год в Италии я купил вторую юбку, третью — еще через год в Будапеште. Все — на барахолках. С того момента уже прошло почти три года, и я, конечно, больше не рассуждаю про мужественность или немужественность в ношении юбки. Мне кажется, вопрос выбора одежды должен уйти максимально далеко от гендерных или даже более широких культурных рамок.

Иногда я вижу платья на подругах и подмечаю, какие неплохо могли бы смотреться на мне. Если что‑то подобное найдется на барахолках — может, и куплю. Главное — найти размер, на мой рост 187 см это не так‑то просто.

Андрей Грицевич, 32 года

Минск, торговый менеджер в IT

Быть панком в килте

Это настоящий шотландский килт, мне его привезла подруга из Великобритании 10 лет назад — тогда я панковал, поэтому решил носить его в институт. Надевал с черными кедами сантиметров 20 в высоту и белыми гетрами. Жил я у тети за городом, до универа добирался почти час, ездил с несколькими пересадками, но никаких проблем из‑за этого килта у меня не было. В университете ни один преподаватель не делал мне замечания.

Читайте также:  Вязание носков носок с узорами

Тогда это было необычно, больше никто у нас не ходил в килте — ни в универе, ни в городе, — так что я притягивал к себе взгляды и чувствовал, что вызываю интерес. Но никто не подходил и ничего не говорил — ни хорошего, ни плохого: народ у нас не очень коммуникабельный. Я носил его какое‑то время, а потом перестал — вырос, наверное. Я перестал этим килтом удивлять людей, и мне стало грустно.

Килт как одежда для бега

Уже много лет я бегаю полумарафон в Минске — он международный, и со временем у некоторых участников появилась традиция надевать костюмы. Мой знакомый с самого первого Минского полумарафона бегает в костюме штурмовика из «Звездных войн». В прошлом году я тоже решил привнести немного необычного в свою жизнь и жизнь окружающих — и надел килт.

Бежать в килте было удобнее, чем в спортивных шортах, которые гораздо сильнее облегают. Он не тяжелый, в нем не жарко и не холодно. После марафона меня увидели английские или шотландские бегуны, и один прямо ринулся ко мне с распростертыми объятиями — решил, что я его соотечественник. Обменялись любезностями и разошлись.

Сейчас в Минске можно время от времени увидеть ребят в килтах — например, на встречах или выставках, организованных британским посольством. Еще я знаю команду, которая участвует в килтах в гонке с препятствиями (в России есть такая же «Гонка героев»): они и бегают в юбках, и в воду ныряют, и по грязи ползут.

О мужской и женской одежде

Недавно мне попалась статья о том, что дизайнеры стали выпускать мужские платья, и я к этому отношусь отрицательно. Не к одежде, а к отмене разделения на женскую и мужскую одежду. Мы же физиологически разные, по-разному думаем.

Килт — это традиционная мужская одежда, это же не просто юбка, она носится в составе костюма. Женщины в джинсах меня не смущают, хотя в свое время женщины в брюках вызывали отрицание общества. Возможно, то же самое и сейчас происходит с мужской одеждой, и через 10 лет это будет нормально, но сейчас для меня это не нормально. Я никого не осуждаю, но я достаточно традиционный человек. Конечно, если я увижу на улице мужчину в платье, я никаким образом не буду проявлять свое отношение. Недавно я ехал в поезде из Москвы с группой мальчиков в женской одежде. Стоял с ними в очереди в туалет — и нет, меня не стошнило. Конечно, я не буду их обвинять или показывать пальцем. Пока это не касается моей свободы, мне все равно, кто что носит.

Владимир, 36 лет

Стокгольм, инструктор национальной гвардии, сотрудник охраны порядка

Килт, чтобы бегать и стрелять

Три года назад в свой день рождения я был дома один. Жена предупредила, что придет пакет, и сказала, чтобы я не удивлялся. Приходит пакет, открываю, смотрю, «5.11» — о, марка знакомая, видимо, что‑то тактическое, черный цвет, ткань рипстоп. Достаю и долго не могу понять, что же это и как это надеть. Прикидывал так и эдак, пока до меня не дошло, что это килт. Минут пять у меня был безостановочный смех. До этого я встречал килты на неформалах из панк-тусовки, и то, что «5.11» производит килты, для меня оказалось шоком («5.11 Tactical» выпускает обмундирование для правоохранительных органов; килты они запустили в 2012 году как первоапрельскую шутку, но желающих их купить оказалось так много, что марка ввела килты в регулярный ассортимент. — Прим. ред.).

Конечно же, я его примерил, посмотрел на себя в зеркало, ощущения были озорные. Правда, в тот день я на улицу в нем не пошел — был декабрь, и я решил подождать лета. Сначала меня приколола сама идея. А потом я рассказал товарищам из частей национальной гвардии, а они мне ответили: «Да, у меня тоже есть килт», «Да, у меня два», «Да, в них так классно стрелять летом». И пошло-поехало.

Надеваю его по настроению и по погоде. Настроение для килта — небольшой задор, немножко весело-агрессивный.

Я хожу в нем с друзьями на стрельбище, но могу и просто по городу гулять. Если здесь кого‑то это и удивляет, то они держат свое удивление при себе.

О популярности килта

У нас в Швеции килты с некоторых пор полюбили водители автобусов, а еще монтеры, электрики. Есть даже марки, которые выпускают рабочие килты — от обычных они отличаются поясом с большим количеством навесных карманов, куда удобно положить молотки и отвертки.

В Сёдермальме, одном из центральных районов Стокгольма, увидеть в килтах прогуливающихся по улицам людей (не водителей и электромонтеров) можно достаточно часто. Этот район не то что богемный, но он как московский Арбат 1980-х, там порог странности сильно завышен. В спальных районах мужчин в юбках почти не встретишь, разве что в национальных вариантах вроде индийского саронга.

Можно ли носить юбку на родине

Меня с детства завораживали шотландские юбки, особенно в сочетании с волынкой. Я вырос в Средней Азии, но с 18 лет живу в Швеции. На родине давно не был. Думаю, там ходить в килте можно только до первого поста милиции. Я в юности был в панк-тусовке, ходил с длинными волосами, в кожаной косухе, заправлял джинсы в берцы — этого уже было достаточно, чтобы милиционеры начинали докапываться. Сейчас там стало все еще хуже.

Что носить — личное дело каждого человека. Но своему сыну бальное платье я покупать не буду. Если сейчас сын (он ходит в детский сад) сам попросит килт, как у меня, куплю, но только если пойму, что он действительно способен и готов (как физически, так и морально) постоять за себя. Дети часто бывают намного более жестокими, чем взрослые.

Килт — предмет мужского гардероба. С платьем же ситуация иная. В вопросах гендерного воспитания я весьма консервативен. Я к очень многому отношусь спокойно, но не считаю правильным, когда мальчиков начинают наряжать феями. Есть вопросы, решение по которым человек должен принимать во взрослом возрасте. И вопрос о платье относится к таким.

Вячеслав Столбов, 31 год

Надеть юбку в Гималаях

Я ношу лунги — бирманскую традиционную юбку, — и летом я собираюсь проехать в ней автостопом по России от Владивостока до Байкала. Никакой идейности, но в моем гардеробе нет ни одних штанов. Сейчас я в Индонезии, в середине июня из Южной Кореи полечу во Владивосток, оттуда планирую добраться до Байкала.

Читайте также:  Джинсовая юбка комбинезон зимой

Я путешествую по Юго-Восточной Азии с 2010 года. Сначала это была Индия, потом Шри-Ланка, Непал. Во всех этих странах считается нормальным, когда мужчины носят набедренные повязки. Где‑то их надевают в ритуальных целях — как, скажем, индусы высшей касты браминов.

Первые разы я просто путешествовал по Индии как турист, но в 2012 году в Ришикеше (город в северной Индии. — Прим. ред.) у меня закончились деньги, и я пошел ночевать на берег Ганга. Когда это случилось, я понял, что до этого момента многое упускал. Ночевать на берегу Ганга в предгорьях Гималаев, где вода еще чистая и питьевая, — что может быть лучше и естественней? Я нашел учителя, Мартанда, мы с ним проехали большую часть Гималаев вместе. Он помог мне снять психологические блоки, которые заложены в нас обществом (например, что спать на улице — ненормально). Тогда же я надел лунги.

С собой у меня трое белых лунги. Стирать, конечно, неудобно, но мне нравится белый — символ светлого, цвет, несущий позитив. Что касается верха, то могу надеть толстовку, футболку. Но в Индии чаще [хожу] без футболок, жарко там.

Легко ли носить лунги на родине

В нашем обществе (СНГ) сложно находиться в лунги — собственно, там я их и не ношу. Был один раз. Я прилетел из Индии в Алма-Ату, меня встречали друзья на машине. По пути мы остановились, и я зашел в супермаркет, как был, в лунги. Ничего не произошло, но смотрели на меня с негодованием. Это от того, что народ диковатый и агрессивный зачастую. Поэтому пока размышляю, стоит ли ехать до Байкала в лунги — наверное, постараюсь купить какие‑нибудь штаны: посмотрим, как получится.

Почему‑то у нас юбка на мужчине ассоциируется с гомосексуальностью, а гомосексуальность вызывает агрессию. И то и другое одинаково мерзко.

Николай Олейников, 42 года

Санкт-Петербург, художник, участник арт-группы «Что делать» и музыкальной группы «Аркаций Коц»

О границах женской и мужской моды

У меня около пяти женских юбок. Некоторым уже по 10 лет, и я ношу их постоянно. Есть относительно новые. Обычно я покупаю юбки в секонд-хендах, но две самые крутые — кооператива «Швемы» (проект петербургских художниц и феминисток. — Прим. ред.).

Для меня не существует специфически женской или мужской моды: у меня есть майки, рубашки из женских отделов и Dr. Martens на высоком каблуке. На концертах какое‑то время назад выступал в лифчиках. Женская мода ярче, интереснее. Хотя время от времени я ношу бомбер, джинсы с подворотами и высокие Dr. Martens. Я не против маскулинной моды, она не претит моему стилю: спущенные подтяжки, типичные стилистические маркеры для антифа-стиля — это тоже декларация.

О причинах носить юбки

Юбки я начал носить в 1997–98 годах, когда уже был самостоятельным художником. Причин было много, и одна из них — необходимость заявить о том, что бинарная оппозиция мужчины и женщины, особенно в повседневном костюме, это довольно примитивно. Женщины начали носить брюки раньше, чем мужчины юбки, и я ориентировался на них.

Тогда я жил в Нижнем Новгороде и носил полуюбки — брюки с задними фартуками. Мне их шила моя первая жена Ольга Слепнева, потому что у меня было желание одеваться экстравагантно. Жена работала в творческой мастерской альтернативной моды, и впервые в настоящей юбке я вышел на их показ в качестве модели. Для меня это было органично, а для публики — нет. Мне стало понятно, что этот вызов — один из тех, что я хотел бы продолжать поддерживать.
Сначала я носил юбки на открытия вернисажей, показы, премьеры, но очень быстро понял, что если радикализовать этот опыт, то надо появляться в них и в общественном транспорте, в кафе — везде. Потому что люди искусства — так сказать, «богема» — довольно быстро адаптируются к таким жестам и мягко их принимают.

За 20 лет юбка стала для меня и вызовом, и удобством, и частью повседневности — например, сейчас я дома сижу в юбке. Это как на уровне языка: нельзя же сказать, что человек, который говорит на русском языке, в какой‑то момент сказал на нем все и закончил.

Когда тебе в вагоне поезда предъявляют, что ты, возможно, пидор, ты начинаешь говорить с человеком, что, во-первых, это не его дело, а во-вторых, добавляешь, что вообще-то нет (я цисгендерный мужчина), а почему вы так решили? «Ну как, бабы носят юбки!» — «Ну ничего страшного, что женщины носят юбки, но они же носят и брюки, и начали делать этот еще сто лет назад, — говорю я. — Подождите еще лет 15–20, и вас это уже не будет удивлять. Возможно».

Хотя я уже подождал эти 20 лет. С конца 90-х, когда ездил в юбках в общественном транспорте Нижнего Новгорода, и по сегодняшний день в реакции людей большой динамики нет. Общество консервативно не только в России. За границей часто спрашивают, не шотландец ли я. Когда кто‑то отвечает за меня, что я из России, уточняют, традиционно ли это для России. Люди пытаются примерить какие‑то клише — мол, для иностранцев это возможно.

О конфликтах из‑за юбки

Однажды в Вене у группы «Что делать» открывалась выставка в парке в центре города, и я услышал за спиной, как мой вид комментируют на русском: «Смотри-ка, как в Вене ходят». Пришлось повернуться и рассказать им, что я так и в Питере хожу.

В Москве года три назад пришлось подраться. После съемок клипа я сидел в кафе на «Чистых прудах» с моей взрослой дочерью (ей было 20) и бывшей женой. Вокруг нашего столика сильно подвыпивший человек стал наворачивать круги, как акула. Пришлось вывести его на улицу, и у нас была драка. Руку об него повредил. Вообще, драки я стараюсь не затевать, но иногда люди в споре от разговора на повышенных тонах переходят к более активной атаке, и в таких случаях, я считаю, необходимо быть готовым ******* [ударить]. Закончилось все тем, что выбежала моя дочь и прогнала этого человека пинками.

Что удобнее носить и определять степень риска может только сам человек, потому что в нашем обществе юбка — это определенный риск. Но тут не запретишь и не навяжешь. Если мой ребенок, пока он еще ребенок, захочет платье, я запрещать ему не буду. Когда мой пятилетний сын требует, чтобы ему накрасили ногти на ногах, как у мамы, — ему красят ногти.

Источник